рефераты, курсовые

Опубликовать

Продать работу

Загрузка...

Терроризм 4

Категория: Политология
Тип: Курсовая
Размер: 109.4кб.
скачать
Загрузка...
Оглавление:
Введение………………………………………………………………………4
1.      Уголовно-правовая ответственность терроризм…………………….6
2.      Пробелы совершенствования уголовного законодательства, регулирующего борьбу с терроризмом……………………………………..20
Заключение……………………………………………………………………28
Библиографический список……………………………………………….....30
Приложение
ВВЕДЕНИЕ
Терроризм относится к числу самых опасных и труднопрогнозируемых явлений современности, которое приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы. Террористические акты чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения.
Масштабы терроризма и его межгосударственный характер сделали совершенно необходимым налаживание международной системы противодействия ему, координацию усилий различных государств на долгосрочной основе и на самом высшем уровне, создание международных организаций по борьбе с ним.
Исключительное распространение получил криминальный терроризм, т.е. совершение террористических актов организованными и иными преступными группами для устрашения и уничтожения конкурентов, для воздействия на государственную власть с тем, чтобы добиться наилучших условий для своей преступной деятельности. Общеуголовный терроризм можно встретить  в повседневной, криминальной практике очень многих стран, когда сводят счеты или устрашают друг друга различные преступные группировки.
Терроризм, давно выйдя за национальные рамки, приобрел международный характер. Он стал эффективным  и уж, конечно, эффектным орудием устрашения и уничтожения в извечном и непримиримом споре разных миров, кардинально отличающихся друг от друга своим пониманием, осознанием и ощущением жизни, своими нравственными нормами, своей культурой.
Терроризм встроен в насильственную преступность. Его уровень и конкретные формы проявления представляют собой показатель, с одной стороны, общественной нравственности, а с другой – эффективности усилий общества и государства по решению наиболее острых проблем, в частности по профилактике и пресечению самого терроризма. Это преступление относится к тем видам преступного насилия, жертвой которого может быть каждый – от нищего до короля, каждый, даже тот, кто не имеет ни малейшего отношения к конфликту, породившему террористический акт. Отсюда крайняя уязвимость человека, принимающая катастрофические размеры при тоталитарных режимах.
В данной работе будут, по возможности, освещены такие вопросы, как: Современное состояние терроризма в мире и, в частности, в России. Причины и условия порождающие это зло, основные направления борьбы с данным преступлением. Также будут затронуты вопросы международного сотрудничества по борьбе с терроризмом, дана уголовно-правовая характеристика терроризма, освещены пробелы и недостатки уголовного законодательства регулирующего борьбу с терроризмом.
При написании данной курсовой работы, мной были использованы работы таких авторов как Антонян Ю.М. и его работа «Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование», Салимов К.Н. «Современные проблемы терроризма», Чуфаровский Ю.В. «Терроризм – глобальная проблема современности», также были использованы материалы научно – практической конференции журнала «Государство и право» под названием «Терроризм: психологические корни и правовые оценки», в которой принимали участие многие видные отечественные ученые, непосредственно занимающиеся изучением проблем терроризма, и ряд других работ.
1.      ТЕРРОРИЗМ И УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Впервые ответственность за терроризм введена Федеральным законом РФ от 01 июля 1994 года (ст. 213.3 УК РСФСР). Это многообъектное преступление, поскольку посягает на жизнь и здоровье граждан, на имущество, на общественную безопасность и нормальное функционирование органов власти. Устрашающее воздействие терроризма часто обращено к широкому и порой неопределенному кругу людей, даже к населению целых городов и административных районов или микрорайонов, а также к конкретным должностным лицам и органам власти, наделенным правом принимать организационные, управленческие, судебные или иные решения. Указанное воздействие может быть адресовано религиозным, политическим, общественным деятелям, деятелям культуры; в расчете на желаемую реакцию оно может осуществляться в отношении представителей деловых кругов, лиц, занятых в производстве и торговле, наконец, в отношении членов других преступных организаций. Так, сейчас терроризм достаточно часто применяется при вымогательстве, хотя далеко не всегда официально фиксируется в таком качестве.
Включение в уголовный кодекс специального состава преступления – терроризма – представляет собой значительный шаг вперед в деле более эффективного использования уголовного закона в борьбе со столь опасным преступлением. До 1994 г. уголовная ответственность предусматривалась только за убийство государственного или общественного деятеля или представителя власти в связи с его государственной или общественной деятельностью, с целью подрыва или ослабления советской власти, либо за нанесения тяжкого телесного повреждения тем же лицам, а также за убийство представителя иностранного государства, с целью провокации войны или международных осложнений, либо за нанесение тяжкого телесного повреждения тем же лицам с той же целью.
Напомним содержание ст. 205 УК РФ:
1. Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях – наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
                2. Те же деяния, совершенные:
 а) группой лиц по предварительному сговору;
 б) неоднократно;
 в) с применением огнестрельного оружия, -
 наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения, наказываются лишением свобода на срок от десяти до двадцати лет.
Примечание: Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.1
В часть 3 данной статьи Федеральным законом от 09.02.99 № 26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в уголовный кодекс РФ» были внесены изменения.
Объективная сторона данного преступления была дополнена такими действиями как посягательство на объекты использования атомной энергии либо  использование ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.1
Терроризм выражается, согласно закону, в совершении «взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий» или в угрозе «совершения указанных действий». Таким образом, речь идет об общественно опасных поступках, следовательно, под «иными действиями» следует понимать устройство обвалов, затоплений, камнепадов, аварий на объектах жизнеобеспечения населения водой, теплом, электроэнергией и т.п.; блокирование транспортных коммуникаций, устройство аварий и крушений на транспорте; захват и разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений; заражение источников воды и продуктов питания, распространение болезнетворных  микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию, иное, радиоактивное, химическое, бактериологическое заражение местности. Разумеется, дать исчерпывающий перечень «иных действий, создающих…» невозможно, поскольку людская изобретательность по части злодейства неисчерпаема. Здесь приведены те, которые встречаются чаще других, а также те, которые наиболее вероятны. В целях предупреждения последних во всех странах предпринимаются меры обеспечения безопасности соответствующих объектов.
Акт терроризма следует считать законченным, если уже совершены вышеуказанные действия либо возникла реальная угроза их осуществления, причем эта угроза чаще всего высказана самими террористами и ими уже совершены необходимые подготовительные действия.
Для оконченного состава терроризма не требуется фактического наступления указанных в законе последствий.
Достаточно, чтобы террористические действия создавали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или наступления иных общественно опасных последствий.
Ст. 205, ч.1 УК РФ состоит как бы из двух частей: в первой перечислены те действия, которые создают «опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий»; во второй содержится указание на угрозу совершения указанных действий. Это вторая форма терроризма. Ее реальность определяется тем, способна ли угроза вызвать у отдельного человека, группы людей или властей опасения, что она будет осуществлена, а ущерб, который будет нанесен определенными действиями, - значимым. И здесь должно действовать устрашение, а сама угроза может быть выражена устно, письменно, или другим способом, в частности с использованием современных технических средств связи. Не имеет значения, была ли угроза высказана открыто или анонимно, широкому кругу людей или одному человеку, например, служащему государственного учреждения по телефону.
Оценивая уголовно – правовое значение угрозы для квалификации конкретных действий как терроризма, необходимо видеть различие между угрозой при терроризме и угрозой убийством или причинением тяжких телесных повреждений (ст.119), угрозой в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296), угрозой применения насилия в отношении представителя власти (ст. 318). Различия можно обнаружить как в характере самих действий, их масштабах, так и особенно в целях поступков.
Субъектом терроризма может быть любое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста. Это положение применительно к рассматриваемому преступлению особенно актуально, поскольку в национальном и религиозном терроризме, как показывает практика, принимает участие довольно много подростков.
В условиях массовой истерии они легко могут в силу своего возраста попадать под влияние взрослых и совершать преступные действия. Субъектами терроризма могут быть граждане РФ, иностранцы и лица без гражданства.
Терроризм может совершаться только с прямым умыслом, поскольку террорист осознает общественную опасность своих поступков, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления. Прямой умысел террориста направлен на совершение взрыва или иного действия, создающего реальную опасность возникновения указанных последствий ради достижения определенных целей.
Часть 2 ст. 205 предусматривает ответственность за совершение тех же действий при наличии квалифицирующих обстоятельств, которые (по общему правилу) свидетельствуют о большей общественной опасности. Это следующие обстоятельства:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с применением огнестрельного оружия.
Для определения совершения преступления группой лиц по предварительному сговору нужно учитывать положения ст. 35 УК РФ. Эта статья предусматривает ответственность за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Если террористический акт уже начался, то последующее присоединение соучастников (соисполнителей) не влечет ответственности по п. «а» ч.2 ст.205 УК РФ, если заранее не договаривались о совместном участии  в совершении террористического акта, то есть не было предварительного сговора. Но вполне возможно, что такой сговор (уговор) – вступить в действие лишь на определенном этапе – вполне мог состоятся ранее, а поэтому говорить о совместном совершении преступления есть все основания.
Ст. 205 говорит о совершении преступления, а не о его исполнителях.
Участниками совершения являются исполнители, пособники, подстрекатели, организаторы. Они могут совершить акт терроризма без предварительного сговора, но это относительно редкий случай.
Часть 2 ст. 205 содержит еще один квалифицирующий признак – неоднократность. Это означает неоднократность совершения именно террористических, а не каких-нибудь иных насильственных или даже «родственных» преступлений. Неоднократность – это не в первый раз, а, как минимум, во второй раз.
Применение огнестрельного оружия при совершении терроризма рассматривается законодателем в качестве еще одного квалифицирующего обстоятельства. Это вызывает некоторые сомнения, поскольку такое оружие не представляется более опасным по сравнению со взрывчатыми веществами, способными вызвать взрывы, пожары и другие часто массовые по своему характеру бедствия.
Рассматриваемого квалифицирующего признака не будет, если огнестрельное оружие применялось с целью избежать задержания после совершения акта терроризма. Такие действия квалифицируются самостоятельно. Терроризм может считаться совершенным с использованием огнестрельного оружия, если оно применялось для нанесения телесного повреждения либо демонстрировалось другим лицам как готовность преступника пустить его в ход в любое время.
Часть 3 ст. 205 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.
Ст. 35 УК дает определение организованной группы.
По мнению авторов данной статьи, это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
Совершение тяжких или особо тяжких преступлений не является отличительным признаком преступных сообществ (преступных организаций), поскольку такого рода преступления могут совершать и группы другого типа. Главная отличительная черта преступного сообщества (преступной организации) это масштабность действий, длительность функционирования, организованность, налаженный механизм управления, замаскированность, даже глубокая конспирация, неуловимость, способность влиять на крупные социальные, политические, экономический решения, тесная связь, иногда подпольная, с государственными, политическими, общественными, финансовыми организациями и их деятелями.
Субъективная сторона терроризма, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, характеризуется двойной формой вины: прямым умыслом по отношению к террористическим действиям и неосторожностью (как легкомыслием, так и небрежностью) по отношению к указанным в п.3 ст. 205 последствиям. Естественно, что неосторожно может быть нанесен и нетяжкий ущерб – в этом случае ответственность должна наступать по ч.1 или по ч.2 ст. 205.
Как уже отмечалось выше в ч.3 ст. 205 были внесены изменения, как мне кажется, обоснованно, ибо объекты использования атомной энергии, ядерные материалы, радиоактивные вещества, источники радиоактивного излучения являются объектами повышенной опасности и могут причинить неограниченному кругу лиц, имуществу, окружающей среде огромный, невосполнимый вред.
Ст. 205 УК РФ содержит примечание, согласно которому лицо, «принимавшее участие в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности,
если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом содействовало предотвращению осуществлению акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления». Данная норма в определенной степени дублирует норму о добровольном отказе от преступления (ст.31), но в то же время и расходится с ней. Если действия лица подпадают под добровольный отказ, то должна применяться ст. 31 как норма общей части УК, согласно которой лицо не подлежит уголовной ответственности (а в соответствии с примечанием к ст. 205 – освобождается).
В примечании к ст. 205 УК РФ есть указание на прямые активные позитивные действия человека, который готовил террористический акт или участвовал в его подготовке, но затем решил не допустить его путем своевременного предупреждения органов власти или иным способом. Такие действия могут быть добровольными даже в том случае, если он действовал в страхе перед разоблачением, в силу религиозных мотивов, прямого указания священника в ходе исповеди и т.д. Но они могут быть неокончательными в том смысле, что, даже совершив их, лицо может самостоятельно или в группе продолжать подготовку к террористическому акту. В этом случае индивид не вправе рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности, потому что положительный ответ может быть дан лишь при окончательном решении не доводить задуманное до конца, одному или в группе, и, конечно, до наступления общественно опасных последствий.
Важно отметить. Что примечание к ст. 205 может действовать лишь в том случае, если лицо своевременно предупредило органы власти или иным способом способствовала предотвращению осуществления акта терроризма.1
Освещая уголовно – правовой аспект борьбы с терроризмом, нельзя не обратить внимание на такой вопрос как ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ).
Терроризм ведет к дестабилизации в обществе, создает атмосферу страха, нарушает деятельность предприятий, организаций и учреждений. Явление это породило и "шутников" — лиц, делающих ложные сооб­щения о подготовке акта терроризма. Такие действия не единичны. О них постоянно сообщается в средствах массовой информации.
Ложное сообщение об акте терроризма травмирует людей в той же степени, как и правдивое. Такие сообщения зачастую вызывают необходимость эвакуации из  помещений людей, приостанавливают трудовые процессы, ведут к прекращению работы транспорта, учебы  в школах, вузах, порождают материальные и трудовые издержки. В связи с этим в Уголовном кодексе РФ установлена уголовная ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207).
Рассматриваемое деяние состоит в заведомо ложном сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. К «иным действиям» можно отнести, к примеру, разрушение плотины, моста, заражение радиоактивными изотопами водоемов, жилых массивов, пассажирского транспорта.
Для наличия состава преступления, предусмотрен­ного ст. 207 УК РФ, требуется, чтобы сообщение об акте терроризма было заведомо ложным, т.е. таким, которое не соответствует фактическим обстоятельствам. Оно может быть передано по телефону, письмом, через посредника. Сообщения передаются в разные адреса: непосредственно в учреждение, организацию, на предприятие, на дом, в правоохранительные орга­ны и органы власти. Чаще всего звонят в милицию из телефона-автомата. Но для раскрытия преступле­ний, совершенных таким способом, особых помех нет: имеется аппаратура, которая все фиксирует. Антитеррористические группы обычно очень быстро пребывают на место, откуда раздался звонок,
задерживают всех подозреваемых и там же проводят проверку по записанному на пленку голосу.
Это преступление совершается с прямым умыслом. Лицо сознает, что сообщает явно ложные сведения об акте терроризма и желает сделать это. При этом виновный заранее знает, что сообщает именно ложные сведения.
Важным признаком состава преступления является мотив. Им нередко выступают хулиганские побуждения. В судебной практике хулиганскими побуждениями принято считать внутреннюю потребность, не вызванную внешними обстоятельствами, причинить зло, напакостить, заставить людей испытать страх, тревогу, возмущение, утвердиться в своем самомнении и глазах других "неординарной личностью" путем совершения действий, направленных против всего общества. Хулиганские действия совершаются обычно без внешнего повода, Вместе с тем наличие в действиях хулиганского мотива имеет место и тогда, когда они совершены по ничтожному поводу. Например, нежеланию участвовать в учебном процессе, работе, в связи со стремлением причинить руководству неприятности по службе.
Субъектом преступления является лицо, достигшее четырнадцати лет. Наказывается преступление штра­фом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда, либо исправительными работами от одного до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.
Заведомо ложное сообщение об акте терроризма тесно примыкает к хулиганству (ст. 213 УК РФ), Послед­нее также посягает на общественный порядок и имеет тот же мотив, что и ложное сообщение об акте терро­ризма. Отличаются они характером действий. Хулиган­ство состоит в действиях, сопряженных с применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого иму­щества. При хулиганстве насилие обычно проявляется в нанесении ударов, избиении, причинении легкого вреда здоровью, связывании. Угроза насилием выражается в обещании причинить физический вред потерпевшему.
Уничтожение чужого имущества — это приведение его в полную негодность, например сожжение. Поврежде­ние имущество предполагает приведение его в такое состояние, при котором использование по назначению без ремонта невозможно.
Для хулиганства, таким образом, характерно физи­ческое воздействие на человека и предметы матери­ального мира с причинением им вреда. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма содержит лишь угрозу причинения им вреда, да и то ложную.
Уголовная ответственность за хулиганство (по ч. 1 ст. 213 УК РФ) наступает с 16, а за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, как отмечалось, — с 14 лет.
К заведомо ложному сообщению об акте террориз­ма примыкает и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). В последнем случае угроза носит реальный характер, хотя чаще всего виновный не намеревается привести ее в ис­полнение.
Ложное же сообщение об акте терроризма полностью исключают приведение угрозы в исполнение. Если за выражением угрозы убийством и т.п. следуют какие-то действия по ее реализации, например, виновный бросается за оружием, берет в руки нож, палку, камень, веревку, то налицо уже другое преступление – приготовление к убийству или причинению тяжкого вреда здоровью, а в некоторых случа­ях — покушение на совершение преступления.
Различаются указанные преступления тем, что ложное сообщение об акте терроризма совершается анонимно, Угроза убийством — открытое преступление. Первое направлено на запугивание больших масс людей, второе — конкретного человека. Различны и мотивы: у заведомо ложного сообщения об акте тер­роризма мотивом являются хулиганские побуждения; при угрозе убийством — личные: месть, ревность, за­висть и т.п.1
Существует еще одно преступление, тесно переплетенное с терроризмом, на которое хотелось бы обратить внимание. Это – посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт).
Это одно из наиболее опасных преступлений, поскольку оно способно дестабилизировать политическую обстановку в стране, обострить социальные, политические, государственные и экономические противоречия. Не случайно, такие террористические акты использовались и в прошлом, и в настоящем.
Уголовный кодекс содержит прямое указание на цели подобного террористического акта: прекращение государственной или иной политической деятельности государственного или общественного деятеля либо месть за такую деятельность. Для сравнения можно отметить, что в ст. 66 УК РСФСР (1960 г.) целью террористического акта называлась несколько иная, но весьма сходная цель – подрыв или ослабление Советской власти, а в ст. 67 («Террористический акт против представителя иностранного государства») – провокация войны или международных отношений. В действующем уголовном кодексе говориться о мести лишь за соответствующую государственную или общественную деятельность. Помимо целей чрезвычайно важно обратить внимание на мотив (или мотивы) террористического акта против государственного или общественного деятеля.
Ст. 66 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность за убийство или нанесение тяжкого телесного повреждения не только государственному или общественному деятелю, но и представителю власти. Это было достаточно обоснованно, поскольку не только представители власти ранга государственного деятеля могут подвергаться террору, но и иные служащие государственных учреждений. Иными словами технического секретаря какой–нибудь областной администрации или сотрудника отдела писем центрального министерства могут лишить жизни только потому, что они олицетворяют ненавистное учреждение.
Сейчас посягательство на жизнь таких лиц (при условии установления соответствующего мотива) может быть квалифицированно как терроризм.
Террористический акт считается оконченным в момент начала посягательства, а не в момент причинения смерти потерпевшему. Причинение тяжкого вреда здоровью не может быть квалифицированно по ст. 277, в которой говориться о посягательстве на жизнь. Посягать же на жизнь можно лишь путем убийства. Даже тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, не есть посягательство на саму жизнь. Это именно вред здоровью, пусть и очень тяжкий, а не уничтожение жизни.
Ст. 66 УК РСФСР раздельно предусматривала ответственность за убийство и за тяжкое телесное повреждение, причиненное государственному или общественному деятелю или представителю власти. Думается, что так было правильно, поскольку разница между убийством и тяжким вредом здоровью огромна, даже при том, что иногда причинение подобного вреда полностью исключает какую-либо работу государственного или общественного деятеля. Учитывая указанную разницу, ее и отразили в санкциях за соответствующие деяния. Причинение тяжкого вреда здоровью государственного или общественного деятеля, особенно такого, который полностью лишает его работоспособности, способности решать привычные государственные или общественные задачи, тоже представляет большую опасность для общества. Поэтому представляется целесообразным установить уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью государственного или общественного деятеля в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности или мести за такую деятельность.
В диспозиции ст. 277 УК РФ указаны цели такого преступления – прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего либо месть за такую деятельность. Этот признак носит обязательный характер.
Следовательно, если происходит посягательство на жизнь видного общественного деятеля не за его политическую деятельность или не из мести, данное посягательство нельзя будет квалифицировать в качестве террористического акта. Указание в законе на «иную политическую деятельность» всякий раз требует точного установления того, была ли она политической или нет.
Это преступление может быть совершено только с прямым умыслом – лицо осознает, что его деяние направлено на лишение жизни государственного или общественного деятеля, предвидит наступление таких последствий и желает их.1
2. ПРОБЕЛЫ И НЕДОСТАТКИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕГУЛИРУЮЩЕГО БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ
Говоря об уголовно – правовом регулировании борьбы с терроризмом, рассмотрев положения уголовного закона, устанавливающего ответственность за данное преступление, нельзя не сказать о том, что существуют пробелы, недостатки и неточности уголовного законодательства регулирующего вопросы ответственности за террористические деяния.
Описание объективной стороны терроризма, данное в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, имеет несколько погрешностей. В нем для выражения терроризма используются словосочетания «иных действий» и «эти действия», предполагающие лишь активную форму поведения человека. Между тем террористическая акция иногда может быть осуществлена и путем бездействия (например, посредством невыполнения обязанностей, связанных со своевременным отключением производственных или технологических процессов в энергетике, на транспорте либо в добывающей промышленности). Поэтому, наверное, в диспозициях ч.2 и ч.3 ст.205 УК РФ и употреблены выражения «те же деяния» и «деяния», своим содержанием охватывающие и действия, и бездействие людей.
По ч.1 ст.205 УК РФ к террористическим действиям приравнена и угроза их совершения. Однако это не оправданно. Особенно тогда, когда угроза не сопряжена с приготовлением к акту терроризма или вообще, когда ее исполнение не реально даже и при добросовестном заблуждении лица в своей способности осуществить эту угрозу. Ведь, строго по закону, виновные в таких угрозах не только подлежат наказанию в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет (ч.1 ст.205 УК РФ), но и в случаях неоднократности угрозы либо угрозы, высказанной двумя лицами по предварительному сговору,
по ч.2 ст.205 УК РФ могут быть наказаны лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет (для примера: убийство согласно ч.1 ст.105 УК РФ наказывается на срок лишь от шести до пятнадцати лет лишения свободы). Угроза совершения взрыва, поджога, иных террористических действий (если она не сопряжена с подготовкой или непосредственным осуществлением террористической акции либо с другими деяниями, допустим, захватом заложников – ст.206 УК РФ) по общественной опасности совсем не равна реальному взрыву, поджогу, иным террористическим действиям. Такое равенство, закрепленной в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, только подтверждает факт нарушения в этом случае законодателем им же и провозглашенных принципов: равенства граждан перед законом (ст.4 УК РФ), справедливости (ст.6 УК РФ) и гуманизма (ст.7 УК РФ).
Содержание термина «значительный имущественный ущерб», использованного в диспозиции ч.1 ст.205 УК РФ, аналогично содержанию термина «значительный ущерб», употребленного в составах кражи (п. «г» ч.2 ст.158 УК РФ), мошенничества (п. «г» ч.2 ст.159 УК РФ), присвоения и растраты (п. «г» ч.2 ст. 160 УК РФ), грабежа (п. «д» ч.2 ст. 161 УК РФ), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ч.1 ст. 167 УК РФ). Поскольку значительность ущерба устанавливается и с учетом имущественного положения потерпевших, законодатель в условиях наблюдающегося в настоящее время разрыва в доходах разных слоев населения, скорее всего, намеренно не стал раскрывать содержание указанных терминов, оставляя это на усмотрение суда. Между тем применительно к составам преступлений против собственности за весь период действия УК РСФСР 1960 г., даже при относительной стабильности в уровне цен и меньшем колебании в размерах доходов граждан, удовлетворительного  решения этого вопроса в судебной практики и тогда не было найдено.
Проблема, однако, не столько в сложности установления содержания термина «значительный имущественный ущерб»,
сколько в обоснованности определения терроризма как действий, создающих опасность причинения значительного имущественного ущерба. Нельзя социальное содержание и тяжесть терроризма выражать в законе через опасность причинения ущерба. Ведь даже, например, для наличия состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ч.1 ст.264 УК РФ) помимо всего прочего требуется причинение крупного ущерба, т.е. самое меньшее в пятьсот раз превышающего минимальный размер оплаты труда.
Законодательным огрехом выглядит и определение терроризма как действий, создающих опасность наступления иных общественно опасных последствий. Поскольку преступление – это «виновно совершенное общественно опасное деяние» (ч.1 ст.14 УК РФ), при совершении подавляющего большинства преступлений как раз и наступают иные, чем гибель людей и причинение значительного имущественного ущерба, общественно опасные последствия. Опасность же наступления общественно опасных последствий присуща всем без исключения преступлениям.
Вряд ли достаточны также и основания признания терроризма, совершенного с применением огнестрельного оружия (п. «в» ч.2 ст.205 УК РФ), опаснее терроризма, сопряженного с взрывом, поджогом и т.п. действиями (ч.1 ст. 205 УК РФ). Тем более, что по поражающим свойствам взрывные устройства часто намного превосходят поражающие свойства огнестрельного оружия,1 поэтому совершенно непонятно, почему в п. «в» ч.2 ст.205 не включено также использование боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Исходя из буквы закона получается, что устройство обвалов, камнепадов, затоплений с применением огнестрельного оружия или просто стрельба из него по зданию вокзала являются более опасным преступлением,
чем совершение тех же действий с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств либо взрыв на вокзале.
В первом случае действия виновного квалифицируются по п. «в» ч.2 ст.205 УК РФ, во втором по ч.1 ст.205 УК РФ. Логика законодателя здесь непонятна. В связи с этим представляется необходимым ввести в число квалифицирующих признаков терроризма применение боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, тем более что п. «к» ч.1 ст. 63 УК РФ относит такое использование к числу обстоятельств, отягчающих наказание.1
Анализ нормы о терроризме приводит к выводу о том, что, во-первых, как уже было сказано, деяния, создающие опасность причинения значительного имущественного ущерба, и угроза совершения действий, указанных в ч.1 ст.205 УК РФ, не столь опасны, чтобы наказываться от пяти до десяти лет лишения свободы, как это предусмотрено в санкции ч.1 ст. 205 УК РФ. Во-вторых, в случаях, когда, совершая взрыв, поджег, иные террористические действия, лицо предвидит возможность или неизбежность наступления смерти многих граждан и желает этого (прямой умысел), но гибель людей не наступает по независящим от этого лица обстоятельствам, максимум санкции ч.1 ст.205 УК РФ, наоборот, представляется недостаточным. Так, наемный убийца, стрелявший в свою жертву и промахнувшийся, может быть наказан на срок от восьми до пятнадцати лет лишения свободы (п. «з» ч.2 ст.105, ч.3 ст.66 УК РФ), а лицо, заложившее бомбу в воздушное судно, если последняя была своевременно обезврежена или даже и взорвалась за несколько минут до размещения в самолете людей – от пяти до десяти лет.
Исключительная общественная опасность терроризма определяется тем, что при этом деянии совершаются убийства многих людей.
Тем не менее самые распространенные и опасные формы терроризма лишь приравниваются к убийству при отягчающих обстоятельствах (например, убийство с целью сокрыть другое преступление влечет по закону такое же наказание, как и взрыв пассажирского состава, повлекший гибель десятков, а то и сотен людей). Такое положение нельзя признать справедливым. Для его устранения можно было бы установить за совершение террористических акций, связанных с убийствами людей, наказания до тридцати лет лишения свободы. Хотя по УК РФ такое наказание может быть назначено лишь по совокупности приговоров (ч.4 ст.56), однако это исключение было бы вполне оправданным в отношении террористов.1
Освещая  проблему уголовно – правового регулирования борьбы с терроризмом нельзя не остановиться на вопросах разграничения терроризма и смежных с ним преступлений.
Наиболее сложным представляется разграничение терроризма с убийством лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга или совершенным общеопасным способом, с убийством по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п.п. «б», «е», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ).
Представляется, что разграничение составов в случаях, когда лишаются жизни лица, выполняющие свой служебный или общественный долг, следует искать в субъективной стороне содеянного, а именно – в цели совершаемых действий, создающих опасность гибели людей, в том числе путем взрыва, поджога и иных подобных действий.
Как уже отмечалось, при терроризме действия совершаются с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органом власти.
Взрыв, поджог и сопряженное с ними убийство человека используются как средство достижения таких целей и адресуются обществу в целом.
При убийстве, подпадающем под п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, цель, отомстить за законно осуществляемую служебную или общественную деятельность конкретного человека – жертвы или его близких, либо воспрепятствовать этой законной деятельности. При терроризме же выбор жертвы не определен, т.е. ею может стать любое лицо, в том числе и любое из выполнявших свой служебный или общественный долг (случайная, «невинная» жертва).
Что касается вида вины по отношению к смерти жертвы, то по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ это может быть прямой или косвенный умысел.
По ч.3 ст.205, как установлено в самой статье, к смерти возможна лишь неосторожная вина. Указание в законе на то, что действия при терроризме создают опасность гибели людей, на мой взгляд, относятся к объективной опасности, а с субъективной стороны такие ситуации не исключают и неосторожной вины к смерти конкретного человека. Более того, как отмечалось, возможно сочетание прямого умысла в отношении одних лиц, косвенного умысла и неосторожности в отношении других потерпевших от акта терроризма.
Во всех приведенных ситуациях, когда в результате террористических действий наступила умышленно причиненная смерть человека, возникает вопрос о необходимости квалификации терроризма и умышленного убийства по совокупности, в частности с п.п. «а», «б», «е», «л» ч.2 ст.105, со ст.ст.295 или 317 УК РФ в зависимости от способа, последствий, мотивов убийства.
Особенно это характерно для ситуаций, когда виновный посягает одновременно на два объекта: убивает конкретного человека, но общеопасным способом или при других обстоятельствах, свидетельствующих о стремлении устрашить других лиц.
Полагаю, что такая идеальная совокупность должна быть отражена в квалификации с тем, чтобы была полностью охвачена юридическая совокупность и общественная опасность содеянного.
Определенные трудности вызывает и разграничение таких очень схожих по многим признакам преступлений, как терроризм и бандитизм.
Бандитизм – это организация вооруженных банд с целью нападения на предприятия, организации либо отдельных лиц, а равно участие в таких бандах или совершаемых ими нападениях. Объектом бандитизма также является общественная безопасность.
Основными разграничивающими признаками этих преступлений выступают элементы объективной стороны и цели совершения преступлений.
Обязательный признак объективной стороны бандитизма – создание устойчивой, вооруженной группировки (банды) в целях нападения. При терроризме создание террористической группировки – лишь приготовление к квалифицированному терроризму, а террористический акт, совершенный организованной группой – квалифицированный терроризм.
Нападение – основное общественно опасное действие бандформирований. Терроризм не связан с насилием над конкретными людьми и представителями государственных и общественных организаций, он, скорее, представляет собой «рассеянную» угрозу или опасность населению, обществу.
Вооруженность – обязательный признак бандитизма, в то время как при терроризме возможны действия, не связанные с наличием или применением оружия. Применение же огнестрельного оружия является квалифицирующим признаком терроризма.
Все же главное различие состоит в целях этих преступлений. Целями бандитских нападений являются различные материальные интересы: завладение имуществом, оружием, наркотиками; запугивание и «обложение данью» предпринимателей и т.п.
Цель терроризма – устрашение населения, оказание воздействия на властные органы для принятия ими решений, необходимых террористам, т.е. скорее это идеологические (как противоположность материальным) цели.
По законодательной обрисовке действий (совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности о обороноспособности Российской Федерации) диверсия почти полностью совпадает с терроризмом. Однако, если в ст.281 УК РФ, говорящей об ответственности за диверсию, дан исчерпывающий перечень преступных действий, то к терроризму относятся, кроме названных непосредственно в ст. 205 УК РФ, еще самые разнообразные иные действия. Кроме того, в диспозиции ст. 205 УК РФ предусмотрено не только действие, но и угроза такими действиями. Диверсия окончена в момент самого причинения вреда, главной составляющей которого является материальный ущерб, терроризм же окончен в момент создания опасности общественно опасных последствий.
Целью диверсии является само уничтожение или повреждение материальных объектов, чтобы непосредственно таким путем подорвать мощь государства, терроризм не преследует цель убить, уничтожить, повредить, главное – запугать население, воздействовать на принятие решения органами власти, поэтому террористу «достаточно» создания опасности, хотя, как ранее отмечалось, террористические действия не всегда заканчиваются только созданием опасности. Существенным разграничивающим признаком является демонстративность, ультимативность действий при терроризме. Различие между рассматриваемыми преступлениями состоит и в объекте посягательства – общественная безопасность при терроризме (спокойствие, ощущение защищенности населения) и экономическая безопасность России – при диверсии.1                     
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Предупреждение терроризма представляет собой исключительно сложную задачу, поскольку это явление порождается многими социальными, политическими, психологическими, экономическими, историческими и иными причинами. Следовательно, такие причины и должны быть объектом профилактического вмешательства, но сделать это совсем не просто, поскольку значительная часть названных причин связана с обладанием государственной властью и ее захватом, распределением собственности, торжеством «своей» идеологии, изменением национальной или социальной структуры общества и т.д. При всем этом терроризм, как отмечалось выше, неискореним, поскольку является разновидностью извечного и неумирающего спутника человечества – убийства. Невозможно представить себе, чтобы когда-нибудь исчезли с лица земли неистовые и слепые искатели правды и справедливости, готовые пожертвовать собой и другими для всеобщего счастья или гегемонии своей социальной или национальной группы; невозможно представить себе, чтобы больше не рождались на земле люди, которые путем террора решают свои корыстные задачи, причем не только материальные, а якобы ради торжества всеобщего равенства.
Собственно, вопрос вовсе и не стоит о полном уничтожении терроризма в мире, особенно если иметь в виду его самые разнообразные проявления. Цивилизованное общество должно стремиться к тому, чтобы не давать ему распространяться и вовремя выявлять террористическую угрозу.
Предупреждение терроризма должно осуществляться одновременно в нескольких направлениях: 1) воздействие на основные, даже глобальные явления и процессы в обществе, обладающие террористическим эффектом. Данное направление можно назвать стратегическим, и было бы естественно,
если бы ему предшествовало бы долгосрочное и даже сверхдолгосрочное прогнозирование наиболее значительной террористической активности с определением их возможных субъектов; 2) выявление и предотвращение террористических актов, которые могли бы быть совершены в недалеком будущем или даже в ближайшее время. Это предполагает выявление субъектов и объектов терроризма, его причин, способов и иных обстоятельств; 3) пресечение совершающегося терроризма и террористических актов в отношении государственных и общественных деятелей, задержание виновных и предание их суду. Чрезвычайно важно наказание не только рядовых исполнителей и пособников, но и организаторов и вдохновителей террора, что, как известно, очень трудно; 4) предупреждение, предотвращение и пресечение таких сходных с терроризмом преступлений, как захват заложников, геноцид, диверсия, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, и т.д. Особое место в деятельности государственных и общественных организаций по борьбе с терроризмом принадлежит международным организациям, а также координации усилий разных стран в предупреждении и пресечении этого зла.
Помимо названных направлений борьбы с таким явлением как терроризм необходимо бороться с этом злом как можно эффективнее и на законодательном уровне, улучшать и углублять законодательство регулирующее борьбу с терроризмом, устанавливающее за него ответственность.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК:
Нормативно-правовые акты
1.     Конституция РФ от 12.12.1993. Официальное издание. М., 1993.
2.     О борьбе с терроризмом. Закон РФ  от 25.06.98 //Российская газета. 1998. 4 августа.
3.     Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 //Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст.2954.
4.     О внесении изменений и дополнений в УК РФ. Закон РФ от 09.02.99.//Собрание законодательства РФ. 1999. №7. Ст.873.
5.     Концепция национальной безопасности РФ. Утв. указом президента от 10.01.2000 //Собрание законодательства РФ. 2000. №2. Ст.170.
6.     Положение о межведомственной антитеррористической комиссии РФ. Утв. постановлением правительства РФ от 16.01.1997 //Собрание законодательства РФ. 1997. №4. Ст.547.
7.     Итоговый документ совещания министров «восьмерки» по борьбе с      терроризмом //Сборник правовых актов. М., 1998. Вып. 10. С. 125
Научная литература
8.     Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и угловно-правовое исследование. М., 1998.
9.     Белая книга Российских спецслужб. М., 1995.
10.                       Гончаров С.А. Особенности терроризма в России //Актуальные проблемы Европы. Вып. 4. Проблемы терроризма. М., 1997.
11.                       Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955.
12.                       Емельянов В.П. Терроризм как деяние и состав преступления. Харьков., 1999.
13.                       Качмазов О. Уголовная ответственность за терроризм //Законность. 1998. №8.
14.                       Комиссаров В.С., Емельянов В.П. Террор, терроризм, «государственный терроризм»: понятие и соотношение //Вестник Московского университета. 1999. №5.
15.                       Кудаев. А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма //Российская юстиция. 1998. № 10.
16.                       Малевил Ж. Армянская трагедия 1915 г. Баку., 1990.
17.                       Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового регулирования //Государство и право. 1998. № 8.
18.                       Миньковский Г., Ревин В. Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним //Государство и право. 1997. № 8.
19.                       Международное уголовное право. Под. ред. Кудрявцева В.Н. М., 1995.
20.                       Овчинникова Г.В. Терроризм. С-Пб., 1998.
21.                       Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989.
22.                       Основы борьбы с организованной преступностью. Под. ред. Овчинского В.С., Эминова В.Е., Яблокова Н.П. М., 1996.
23.                       Петрищев В.Е. Борьба с терроризмом как общегосударственная задача //Актуальные проблемы Европы. Вып. 4. Проблемы терроризма. М., 1997.
24.                       Петрищев В.Е. Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом //Государство и право. 1998. № 3.
25.                       Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999.
26.                       Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 1995. №4.
27.                       Чуфаровский Ю.В. Терроризм – глобальная проблема современности (методологический анализ) //Следователь. 1998. № 5.
Материалы судебной практики
28.                       Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу Бугаева и других от 11.02.2000 г. N 2-0122/99
Приложение
 
Угроза расстрелом заложников и иные действия, совершенные в целях понуждения к выполнению каких-либо действий, охватываются составом преступления, предусмотренного ст.206 ук РФ, и дополнительной
квалификации по ст. 205 ук РФ не требуют.
Определение
Военная коллегия Верховного суда РФ
11 февраля 2000 г.
N 2-0122/99
(ВСДР)
Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
по делу Бугаева и других от 11.02.2000 г. N 2-0122/99
 
Бугаев и Хозяинов,  наряду  с  другими  преступлениями,  признаны виновными  в  захвате  и  удержании  лиц в качестве заложников в целях понуждения  государства  совершить  какое-либо  действие  как  условие освобождения заложников и - в терроризме.
Рассмотрев материалы дела и  обсудив  изложенные  в  кассационных жалобах доводы,  Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации решила,  что приговор в отношении указанных лиц подлежит изменению  по следующим основаниям.
Действия Бугаева и Хозяинова,  связанные с захватом и  удержанием заложников,  предъявлением  при  этом требований предоставить оружие и самолет, высказанными угрозами расстрела заложников и созданием угрозы для жизни людей путем взрыва канистр с бензином,  наряду со ст. 206 УК РФ, квалифицированы также и по ст. 205 УК РФ как терроризм.
 
Между тем  из  материалов  дела  усматривается,  что  высказанные Мальсаговым (материалы уголовного дела, в отношении которого выделены в отдельное  производство для применения принудительных мер медицинского характера) и  Бугаевым  угрозы  расстрела  заложников  и  производство выстрелов  из  автоматов  в  воздух  не  были  направлены на нарушение общественной   безопасности,   устрашение   населения   или   оказание воздействия  на  принятие решения органом власти,  а преследовали цель добиться от командования выполнения требований о предоставлении оружия и самолета,  чтобы вылететь с острова. Канистры же с бензином занесены в автомобиль, а затем в салон самолета в других целях.
При таких обстоятельствах Военная коллегия пришла к выводу о том, что вышеуказанные действия Бугаева и Хозяинова  охватываются  составом преступления,  предусмотренного ст.  206 УК РФ,  в совершении которого они признаны виновными,  и не требуют дополнительной  квалификации  по ст.  205 УК РФ, в связи с чем приговор военного суда флота в отношении данных лиц изменен - из  приговора  исключено  указание  об  осуждении Бугаева  и  Хозяинова  по  пп.  "а",  "в"  ч.  2 ст.  205 УК РФ,  и по совокупности совершенных преступлений Бугаеву  и  Хозяинову  наказания снижены.
 
Военная коллегия Верховного Суда
Российской Федерации


1 Уголовный кодекс РФ //Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
1 См.: Собрание законодательства РФ. 1999, № 7. Ст. 873.
1 Антонян Ю.М. Указ. соч. С. 276-286.
1 См.: Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма //Российская юстиция. 1998. № 10. С. 8.
1 Антонян Ю.М. Указ. соч. С. 287-292.
1 См.: Мальцев. Терроризм: Проблема уголовно-правового урегулирования //Государство и право. 1998. №8. Ст. 104-105.
1 См.: Качмазов. О. Уголовная ответственность за терроризм //Законность. 1998. № 8. С. 29.
1Мальцев В.В. Указ. соч. С.106.
1 См.: Овчинникова Г.В. Терроризм. С-Пб., 1998. С. 29-32.

Похожие работы:
Терроризм
Терроризм 5
Терроризм 3
Терроризм 2
Терроризм и наркотики
Терроризм в Дагестане
Исламский терроризм
Терроризм в России
Левый терроризм

Рейтинг@Mail.ru
© Права на базу данных защищены
При копировании материала укажите ссылку