рефераты, курсовые

Опубликовать


Загрузка...

СОБРАНИЕ УЛОЖЕНИЙ 1649 ГОДА План

Категория: Астрономия
Тип: Курсовая
Размер: 153.1кб.
скачать
Загрузка...

Курсовая работа по Истории государства и права России на тему

СОБРАНИЕ УЛОЖЕНИЙ 1649 ГОДА

План

1. Введение. Понятие исторического источника.

2. Анализ исторической действительности 17 века.

3. Причины создания Соборного Уложения

4. Созыв Земского Собора и подготовка Соборного Уложения.

5. Источники Соборного Уложения.

6. Структура Соборного Уложения.

7. Краткий анализ содержания Соборного Уложения.

8. Различные отрасли права в Соборном Уложении.

а) Судебное право.

б) Уголовное право.

в) Вещное, обязательственное и наследственное право. г) Договор в 17 веке. д) Обязательственное право 17 века. е) Институт сервитутов. ж) Наследственное право. з) Семейное право.

9. Значение Соборного Уложения.

Литература.

1.Введение. Понятие исторического источника.

Одним из наиболее значительных правовых актов,созданную за долгую историю российского государства,является Соборное Уложение 1649 го-да.Для того, чтобы наиболее полно охарактеризовать его как памятник права,как исторический источник, необходимо определить его место в системе всей совокупности исторических источников,довольно значитель-ную часть которых составляют памятники права.

Следует отметить, что исторический источник-это все, отражающее развитие человеческого общества и являющееся основой для его научного познания, точнее все, созданное в процессе человеческой деятельности и несущее информацию о многообразных сторонах общественной жизни.

Значительный массив исторических источников составляют различные законодательные акты,которые являются правовыми документами.

Право-это выраженная в системе общеобязательных правил поведения государственная воля экономически господствующего класса или всего об-щества. Развитие правовых норм соответствует уровню развития общества и государства в целом.

Законодательные акты представляют собой правовые документы, исходящие от верховной государственной власти, и имеют высшую юриди-ческую силу в пределах определенной территории, государства. Все ос-тальные акты являются документами, фиксирующими в юридической форме сделки, договоры экономического и политического характера между част-ными лицами, частными лицами и государством, государствами, государс-твом и церковью.Все акты принято делить на 2 основные группы:

  • публично-правовые, точнее правительственного происхождения;

  • частно-правовые, точнее заключенные между частными лицами.

Это деление условно, так как некоторые публично-правовые и частно-пра-вовые акты имеют точки соприкосновения.

Основным процессом, характеризующим развитие законодательных ак-тов в 17 веке, является кодификация норм русского права в условиях складывающегося и развивающегося Российского государства.С другой сто-роны, и знание исторической действительности, в период которой созда-вались эти акты, помогает вскрыть причины создания актов, их взаимос-вязь с конкретными историческими событиями.

2. Анализ исторической действительности 17 века.

Примерно с 17 века, в середине которого было создано Соборное Уложение, начался, как указывает В.И.Ленин, “новый период русской ис-тории”, характеризующийся действительно фактическим слиянием отдельных областей, земель и княжеств Русского Централизованного Государства в единое целое. Это слияние было вызвано усиливавшимся обменом между об-ластями, ростом товарообращения и концентрированием местных рынков в один всероссийский рынок. Но все же, несмотря на новые условия в эко-номике, господствующей формой хозяйствования остается натуральное бар-щинное хозяйство. Как писал Ленин в работе “Развитие капитализма в Рос-сии”: “Для натурального, замкнутого хозяйства, каким и было барщинное землевладение, необходимо, чтобы непосредственный производитель был наделен средствами производства и землей, чтобы он был прикреплен к земле, так как иначе помещику не гарантированы рабочие руки. Кресть-янин был лично зависим от помещика и работал на него. Барщинная систе-ма хозяйства основывалась на крайне низкой рутинной технике, так как ведение хозяйства было в руках мелких крестьян, задавленных нуждой, приниженных личной зависимостью и умственной темнотой.”

В 1 половине 17 века начинает значительно расширяться крупное

вотчинное землевладение бояр, монастырей и в особенности поместные вла-

дения дворянства. Этот рост происходил не столько за счет пожалований

царя, сколько за счет захвата землевладельцами крупных волостных земель. В среднем течении Волги возникали крупные дворцовые, боярские и монастырские вотчины с развитым промысловым хозяйством. В середине 17 века вотчинники и помещики центральной части России стремились рас-ширить запашку в своих владениях за счет урезания участков надельной крестьянской земли. Это влекло за собой еще большую эксплуатацию крестьян. Кроме этого, дворянство в первой половине 17 века получило право припускать к владению поместьем своих сыновей при условии, если они способны нести государственную службу, точнее постепенно помещичьи земли стали превращаться в наследственные. Одновременно возникает “мелкопоместный”, “беспоместный” и “пустопоместный” служилый люд, ко-торый тоже стремился приобрести земельные владения в форме пожалования за службу царю, но больше за счет захвата земель “черных волостей”, крепостных и посадских тягловых людей.

Этот процесс одновременного роста мелкого и крупного землевладе-лия сопровождался борьбой за право наследования землевладелий, с одной стороны, и за закрепощение крестьян, с другой стороны, так как кре-постные крестьяне являлись основной производительной силой крупнопо-местного хозяйства. Помещики не располагали достаточным количеством крепостных крестьян, а вотчинники нередко сманывали и укрывали беглых крестьян, в связи с чем обострилась внутрифеодальная борьба между по-мещиками и вотчинниками из-за крепостных крестьян. Многие помещики, “государевы служилые люди”, монастыри, пользуясь тем, что они освобож-дены от тягла, скупали в городах дворы, промыслы и , конкурируя с го-родскими людьми, еще больше отягощяли жизнь посадского тяглого населе-ния. Развитие товарно-денежных отношений сказывалось на связи вотчин-ников и помещиков с городом и наоборот.Этот процесс можно проследить, например, анализируя хозяйственную деятельность царских, боярских, мо-настырских вотчин середины 17 века. Этот анализ свидетельствует о том, что вотчинники кроме земледелия занимались еще и промыслами (например, монастырь Троице-Сергиевской лавры имел соляные варницы в Поморье, в вотчинах бояр Морозовых, Черкасских и других развивались лесные про-мыслы). В то же время наблюдается постепенное отделение ремесла от сельского хозяйства как в крупных земельных владениях, так и в кресть-янских хозяйствах.

В середине 17 века уже целые села занимались определенным видом ремесла (Нижегородский край, село Павлово-центр железоделательного промысла, село Мурашкино Арзамасской земли выделывало тулупы и так да-лее). В таких крупных городах как Москва, Нижний Новгород,Ярославль и другие, на посадах разрастаются отдельные виды ремесла, особенно куз-нечное, пушечное, медное, оружейное и серебряное дела.Промышленность переходит к мануфактурной стадии, с разделением труда, с применением в некоторой степени механизиции производства при господстве ручного тру-да, но труд еще крепостной. Мануфактура в основном обслуживала нужды государства, на рынок выпускали товары лишь тогда, когда удовлетворяли заказы казны или царского двора.

Усовершенствование ремесел и мануфактуры вело к дальнейшему раз-витию внутреннего рынка, но торговля еще не полностью отделена от ре-месла. Ремесленники являлись одновременно и продавцами своего товара.

На Московском посаде таких торговцев было около 50%. Самое крупное ку-

печество-гости-имели по 10-15 лавок, а крестьянин мог торговать лишь

на возах (чтобы не было конкуренции с посадскими тяглыми людьми). Раз-

вивалась торговля и между промышленными и сельскохозяйственными облас-

тями (единый всероссийский рынок). Из городского посадского населения

выделялось крупное купечество-гости, купцы гостиной и суконной сотен,

имеющих торговые дворы, лавки не только в Москве, но и в Архангельске,

Нижнем Новгороде, Казани и других городах ( они были освобождены от

городского тягла). Вся тяжесть по выплате городских податей ложилась

на трудящихся посадских людей “черных” слобод, в то время как их по-

садские земли захватывались дворянами и “разными служилыми людьми” цар

ских приказов. Возникали “белые” слободы, которые были свободны от платежей ( прямая государственная подать, стрелецкая подать, ямские деньги) в пользу “государя”. Освобожденные от этого тягла, жители этих слобод строили торговые дворы и лавки, обслуживаемые их же кре-постными крестьянами, и тем самым подрывали экономическое положение тягловых людей посада. Поэтому горожане неоднакратно ставили вопрос о возвращении в посад ушедших людей и заложенных “белолистцами” городс-ких имуществ.

К тому же царское правительство, не удовлетворяясь тяглом, повы-шало косвенные налоги на предметы первой необходимости, например на соль. Экономической и финансовой политикой правительства был не дово-лен и мелкий военный “люд”, пушкари, воротники и др., получавшие за свою службу небольшое денежное и хлебное жалование. Так как основной источник их существования - промыслы, они всегда были готовы поддер-жать выступления посадских людей против фискальной политики и адми-нистративного произвола местных городских властей. В связи с недостат-ком земельного владения и “скудостью государева жалованья”, выражал свое недовольство и “мелкий служилый люд”.

3. Причины создания Соборного Уложения

В связи с выше перечисленным можно сказать, что появление Собор-ного Уложения было непосредственно результатом народных восстаний пер-вой половины 17 века, основу которых состовляли движения крепостных крестьян, и необходимостью составления единого всероссийского закона.

В начале века устои крепостного государства были потрясены крестьянской войной под руководительством Болотникова. В дальнейшем антифеодальные движени не прекращались. Крестьяне выступали против непрерывно усиливавшейся эксплуатации, увеличения повинности, углубле-ния их бесправия. К их борьбе, как уже было сказано, примыкали “мень-шие” посадские люди, поддерживаемые рядовыми стрельцами и другими низ-шими разрядами “служилых” людей, а также низами церковных и монастырс-ких организаций. Активными участниками народных, особенно городских, движений 17 века были и холопы. В середине 17 века борьба достигла особой остроты. Уже перепись 1646 года, по которой крестьне станови-лись “крепки и без урочных лет” (закон определял наказание для укрыва-телей беглых крестьян), и введение налогов на соль в феврале 1646 года вызвали бурный протест. Правительство, искавшее выходы из финансового тупика, но не желавшее ущемить интересы господствующего класса, попы-талось сократить жалование “мелкого служилого люда”. В результате - “всколыбалася чернь на бояр” и произошло крупное восстание летом 1648 года в Москве (восстание произошло и из-за ненависти народа к “времен-щикам”. Восставшие требовали выдачи Плещеева, ведавшего Земским прика-зом и других чиновников. Восстание возымело сильное действие:принялись задабривать столичное войско и чернь, стрельцов поили по приказу царя, сам царь во время крестного хода говорил речь народу, звучавшую изви-нением, на обещания не скупился. Это восстание отозвалось движениями в Устюге Великом, Соликамске, Козлове, Курске и других городах. Поддер-жанные крестьянами, восстания носили антифеодальный характер. Среди наиболее популярных лозунгов был протест против произвола и вымога-тельств администрации, так как злоупотребления московских приказов и “обиды” со стороны “больших людей” ложились на плечи крестьян, низов посадских людей и рядовых стрельцов. В этих же лозунгах нашел свое от-ражение антогонизм между посадом в целом и высшей чиновной бюрократи-ей, родрвым боярством и крупнейшим землевладелием. Это сказалось впос-ледствии на некоторых чертах Уложения. Но в целом Уложение получило ярко выраженный дворянский характер. Важно отметить, что критика дейс-твовавшего законодательства раздавалась и из рядов самого господствую-щего класса. Это объясняется той борьбой, которая шла между его раз-личными слоями:между мелкими и крупными землевладельцами, между служи-лым дворянством и родовой земельной знатью, между светскими и духовны-ми феодалами. Это была борьба за землю, за рабочие руки, за политичес-кое влияние и т.д. Так, “служилые люди” требовали возвращения в казну и раздачи им некоторых категорий церковного имущества. Вместе с предс-тавителями посада дворяне в челобитной от 30.10.48 требовали уничтоже-ния частных боярских и церковных слобод и пашен вокруг Москвы. Дворяне жаловались и на произвол, царивший в приказах, путаницу в законода-тельстве, которая косвенно задевала и их интересы. Это нашло свое про-явление, например, в Челобитных 1637 и 1641 годов, в которых дворяне жаловались на причиняемые им в приказах “обиды” и “насильства” и нас-таива ли, чтобы царь “велел их во всякие дела судить по судебнику”, и в челобитной кадомских и касимовских мурз 1642 года на насильства “ больших людей “.

Таким образом, создание Соборного Уложения с социально-историчес-кой точки зрения явилось следствием острой и сложной классовой борьбы и непосредственным результатом восстания 1648 года.

4. Созыв Земского Собора и подготовка Соборного Уложения.

Все это вынудило царя объявить о том, что он “отложил” взыскание недоимок и созывает Земской Собор для подготовки нового Уложения. Кро-ме того, к началу царствования Михайлова преемника накопился довольно обширный запас новых законов и почувствовалась потребность разобраться в нем. По установившемуся порядку московского законодательства новые законы издавались преимущественно по запросам того или другого мос-ковского приказа, вызывавшимся судебно-административной практикой каж-дого, и обращались к руководству и исполнению в тот приказ ведомства которого они касались.

Потребность в новом своде законов, усиленная приказными злоупот-реблениями, можно считать главным побуждением, вызвавшим новый свод и даже частью определившим его характер.

Из сохранившейся “памяти” о созыве Собора видно, что еще 10 июня верхи московского населения (“дворяне московские, стрельцы и дети бо-ярские городовые и иноземцы, гости и гостиные суконные разных слобод торговые люди”), напуганныевосстанием, просили, чтобы “государь их по-жаловал, велел учинить Собор, и они на Соборе учнут бить челом о вся-ких своих делах”. Эта инициатива была направлена на то, чтобы успоко-ить городские низы и одновременно воспользоваться тяжелым положением правительства для достижения собственных сословных целей. Правительст-во смотрело на созывавшийся Собор как на средство умиротворения наро-да. В дальнейшем патриарх Никон говорил, что этот Собор был созван “боязни ради и междоусобия от всех черных людей, а не истинные правды ради”.

В грамотах, разосланных по областям летом 1648 года, было объяв-лено, что велено написать Уложенную книгу по указу государя и патриар-ха, по приговору бояр и по челобитью стольников и стряпчих и всяких чинов людей. В июле 1648 г. царь, посоветовавшись с патриархом и всея Руси Иосифом, с метрополитом с архиепископами и “со всем освещенным собором”, “государевыми бояры”, с “окольничьями” и “думными людьми” решил, что надо выписать те статьи, которые написаны в “правилах свя-тых апостольких и святых отцов” и законов греческих царей, а также собрать И “справить” со старыми судебнеками указы прежних правящих ца-рей и “боярские приговоры на всякие государственные и земские дела”. Те же статьи, на которые в судебнеках “указу не положено и боярских приговоров на те статьи не было, и те бы статьи по тому же напистаи и изложити по его государеву указу общим советом, чтобы Московского го-сударства всяких чинов людем, от большаго и меньшаго чина, суд и расп-рава была во всяких делах всем ровна”. (из предисловия к соборному уложению). Составить проект Уложения было поручено особый кодификаци-онный комиссии из 5-ти человек, из бояр кн. Одоевского и Прозоровско-го, окольничего князя Волконского и двух дьяков, Леонтьева и Грибоедо-ва. Три главных члена этой комиссии были думные люди Ж значит, этот “приказ князя Одоевского с товарищами”, как он называется в докумен-тах, можно считать комиссией думы , он был учрежден 16 июля. Тогда же решили собрать для рассмотрения принятия проекта к 1 сентября земской собор. Комиссия выбирала статьи из указанных ей в приговоре источников и составляла новые, те и другие писались “в доклад” и представлялись государю с думой на рассмотрение. Следует отметить, что Земской Собор 1648-1649 года был крупнейшим из всех, какие созывалмсь в период су-ществования в России сословно-представительной монархии. Тот факт, что важнейшие политические вопросы решались на Земских Соборах, свидетель-ствует о большом их значении и авторитете. По совету патриарха и бояр-скому “приговору” царь дал указание для рассмотрения и утверждения Со-борного Уложения избрать на Земской Собор от стольников, стряпчих, дворян московских и жильцов-по 2 человека, со всех городов от дворян и детей боярских, кроме Новгорода, по 2 человека, а из новгородцев с пя-тины-по 1 человеку, от гостей-по 3 человека, из гостиной и суконной сотен-по 2 человека, и из “черных” сотен и слобод и городов с посадов по 1 человеку. К 1 сентября 1648 года в Москву были созваны выборные “из всех чинов” государства, служилых и торгово-промышленных посадс-ких; выборные от сельских или уездных обывателей, как от особой курии, не были призваны. Земской Собор как по своим задачам, так и по соста-ву, был феодально-крепостнический. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комиссией проект Уложения, который обсуждали в 2 палатах: в “Верхней”, где царь, Боярская Дума и освящен-ный Собор, и в ответной, где выборные люди различных чинов под предсе-дательством князя Ю.А.Долгорукова, которые были призваны из Москвы и из городов, “чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно” (ряд статей Уложения пересказывает содержание челобитных, что указыва-ет на участие выборных людей в составлении Соборного Уложения*). Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов Собо-ра в 1649 году было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы “ всякие дела де-лать по тому Уложению”.

В статьях Соборного Уложения отражены требования, выдвинутые в челобитных, поданые до 1 сентября - об отмене урочных лет, например - и положения (например, о посадских людях). Многие статьи составлены с учетом этих требований.

  • Владимирский-Буданов, “Обзор истории русского права”.

Удивительна быстрота принятия кодекса. Все обсуждение и принятие Уложения почти в 1000 статей заняло всего чуть больше полугода. А ведь следует учитывать, что на комиссию была возложена огромная задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действую-щие законы, разновременные, несоглашенные, раздросанные по ведомствам, также следовало нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Кроме того, необходимо было знать общественные нужды и отношения, изу-чить практику судебных и административных учреждений. Такая работа требовала долгих лет. Но Соборное Уложение решили составить ускоренным ходом, по упрощенной программе. Уложение разделено на 25 глав, содер-жащих в себе 967 статей. Уже к октябрю 1648 года, точнее в 2,5 месяца, было изготовлено к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода. Остальные 13 глав были сотавлены, выслушаны и утверждены в думе к кон-цу января 1649, когда закончилась деятельность комиссии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Быстроту, с которой было состав-лено Уложение, можно объяснить тревожными вестями о мятежах, вспыхи-вавших вслед за июньским бунтом, кроме того, ходили слухи о готовив-шемся новом восстании в столице, не говоря уже о необходимости созда-ния нового кодекса. Поэтому торопились с составлением Уложения, чтобы соборные выборные разнесли по городам рассказы о новом курсе прави-тельства и об Уложении, обещавшим всем “ ровную “, справедливую расп-раву.

5.Источники Соборного Уложения.

Так как Соборное Уложение составлялось наспех, то комиссия огра-ничилась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля. Сохранился также подлинный “столбец” Уложения, на полях которого име-ются отметки с указанием, откуда заимствованы те или иные статьи. Это были Кормчая книга (2 ее часть), заключавшая в себе кодексы и законы греческих царей (что касается этих законов, то такая ссылка вызвана лишь желанием московских царей придать “авторитетность их законода-тельной деятельности” (Юшков С.В.,”История государства и права СССР”, часть 1), т.к. основы византийского права были известны на Руси еще со времен Древнерусского государства), московские судебники и дополни-тельные к ним указы и приговоры, т.е. указные книги приказов, указы “прежних, великих государеи цареи, и великих Князей Российских”, бояр-ские приговоры, выписки из Литовского статута 1588 года, “правила свя-тых апостолов и святых отцов”, т.е. церковные постановления вселенских и поместных соборов.

Указные книги - самый обильный источник Уложения. Каждый приказ, как орган государственного управления, имел особую книгу, в которую вписывались все вновь выходившие законы и постановления, относившиеся к его компетенции. К книгам были записаны готовые уложения с подробным указанием на отмененные и измененные законы, а также доклады прика-зов,не внесенные еще на рассмотрение Боярской Думой, но включавшие случаи, не предусмотренные законом и поэтому необходимые для написания новой статьи. Целый ряд глав свода составлен по этим книгам с дослов-ными или измененными выдержками: например, 2 главы о поместьях и вот-чинах составлены по книге Поместного приказа, глава “О холопьем суде” - по книге приказа Холопьего суда, источниками главы 18 являются указ-ные записи Печатного приказа и т.д.

Своеобразное употребление сделала комиссия из Литовского Статута 1588 года. В сохранившемся подлинном свитке Уложения встречаем неод-нократные ссылки на этот источник.Составители Уложения, пользуясь этим кодексом, следовали ему, особенно при составлении первых глав, в рас-положении предметов, даже в порядке статей, в постановке правовых воп-росов, но все перерабатывали на “свой московский лад”. Таким образом, Статут послужил не только юридическим источником Уложения, сколько ко-дификационным пособием для его составителей. Следует учесть, что про-фессор С.В.Юшков указал, что сам Литовский Статут основывался на нача-лах Русской Правды, был написан на русском языке, что доказывает “при-надлежность литовского права к системе русского права”.

6.Структура Соборного Уложения.

Соборное Уложение 1649 года явилось новым этапом в развитии юри-дической техники. оно стало 1 печатным памятником права. До него пуб-ликация законов ограничивалась оглашением их на торговых площядях и в храмах, о чем обычно указывалось в самих документах. Появление печат-ного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоу-потребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством.

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законо-дательства. По объему оно может сравниться разве что со Стоглавом*, но по богатству юридического материала превосходит его во много раз. Из памятников права других народов России по юридическому содержанию Со-борное Уложение можно сравнить с Литовским Статутом, но и от него Уло-жение выгодно отличалось. Не имело себе равных Уложение и в современ-ной ему европейской практике.

Соборное Уложение - 1 в истории России систематизированный закон.

В литературе его нередко поэтому называют кодексом, но это юридически не верно. Уложение заключает в себе материал, относящийся не к одной, а ко многим отраслям права того времени. Это скорее не кодекс, а не-большой свод законов. В то же время уровень систематизации в отдельных главах, посвященных отдельным отраслям права, еще не настолько высок, чтобы ее можно было назвать в полном смысле слова кодификацией. Тем не менее систематизацию правовых норм в Соборном Уложении следует приз-нать весьма совершенной для своего времени.

Оригинал Соборного Уложения представляет собой столбец длиной в 309 метров из 959 отдельных сставов. Этот уникальный документ позволя-ет судить о работе над его составлением. По лицевой стороне столбца написан несколькими писцами текст Соборного Уложения. На обороте - 315 подписей участников Собора. По склейкам лицевой стороны скрепа думного дьяка И.Гавренева. Скрепы думных дьяков Ф.Елизарьева , М.Волошенинова, Г.Леонтьева и Ф.Грибоедова сделаны на оборотной стороне тоже по склей-кам. Специальные пометы на столбце указывают источники той или иной статьи. В рукописи имеются поправки, пропущенные при переписке места восстановлены. К Уложению приложена “Опись поправкам”. В то же время в судебной практике этим столбцом не пользовались. С подлинного столбца была сделана рукописная книга-копия “слово в слово”, с которой были отпечатаны экземпляры Соборного Уложения. Установить число отпечатан-ных книг пока не возможно. В одном из документов приводится цифра - 1200 книг. Это колоссальный по тому времени тираж.

В отличие от предшествоваших законодательных актов Соборное уло-жение отличается не только большим объемом (25 глав, разделенных на 967 статей), но и большей целенапраленностью и сложной структурой. Краткое введение содержит изложение мотивов и истории составления Уло-жения. Впервые закон делился на тематические главы, посвященные если не определенной отрасли права, то во всяком случае имеющие конкретный объект нормирования. Главы выделены специальными заголовками: напри-мер, “О богохульниках и церковных мятежниках” (глава 1), “О государь-ской чести и как его государьское здоровье оберегать” (глава 2), “О денежных мастерех, которые учнут делати воровские денги” (глава 5) и т.д. Такая схема построения глав позволяла их составителям придержи-ваться обычной для того времени последовательности изложения от воз-буждения дела до исполнения судебного решения. Это вызывает серьезные затруднения при анализе Уложения как по отраслям, так и по объекту права.

Еще дореволюционные исследователи отмечали, что Соборное Уложение выгодно отличается как от предшествующего, так и от последущего зако-нодательства с языковой точки зрения. В нем уже нет архаизмов, свойс-твенных Русской Правде и даже Судебникам, и в тоже время Уложение еще не засорено той массой иноземных слов и терминов, которые внес в зако-ны Петр Первый.

Соборное Уложение подвело итог длительному развитию русского пра-ва, опираясь на все предшествующее законодательство, в особенности на акты 18 века.

7.Краткий анализ содержания Соборного Уложения.

Первые главы (1 - 9) и последние 3 (23 - 25) охватывают отноше-ния, связанные с положением церкви (глава 1), высшей государственной власти (главы 2-3) и установленным порядком управления (главы 4-9, 23-25). Первая глава Уложения содержит правовые нормы “о богохульниках и церковных мятежниках” - самом страшном преступлении, по мнению зако-нодателей 17 века, так как оно рассматривается даже раньше, чем поку-шение на “государьскую честь” и “государьское здоровье” (глава 2). За хулу на Бога и Божию Матерь, честный крест или святых угодников, сог-ласно 1 статье 1 главы Уложения, виновного, независимо от его нацио-нальности, ждало сожжение на костре. Смерть грозила и всякому “бесчин-нику”, воспрепятствующему служению литургии. За всякие производимые в храме бесчинства и беспорядки полагались также суровые наказания, от торговой казни до тюремного заключения. Но с 1 главой с ее 9 статьями узаконения по церковным вопросам не исчерпываются, они рассыпаны по всему тексту Уложения. И в дальнейших главах есть постановления о при-сяге для людей духовного и мирского чина, об ограничении прав иновер-цев, о браке, об охране церковного имущества, о почитании праздников и т.д. Все эти меры были призваны защитить честь и достоинство церкви. Но содержались в Уложении и пункты, вызвавшие сильное недовольство церковной иерархии. Согласно главе 13 утверждался особый Монастырский приказ, на который возлагался суд в отношении духовенства и зависимых от него людей. Духовенство лишалось судебных привилегий, причем сдела-но это было по челобитным выборных людей. Существенному ограничению подвергалось и церковное землевладелие. Принадлежавшие церковным влас-тям в городах, на посадах и около посадов слободы и вотчины были взяты “за государя в тягло и в службы безлетно и бесповоротно” (гл.19,ст.1). Далее, всем духовным лицам и учреждениям категорически запрещалось ка-ким-либо образом приобретать вотчины и мирским людям отдавать вотчины в монастыри (гл.17,ст.42). С точки зрения государства это способство-вало дальнейшей централизации и укреплению самодержавной власти. Но положения нового кодекса вызвали сопротивление духовенства, так как Уложение лишало его, за исключением патриарха, судебных привилегий. В ведение Монастырского приказа передавались все церковные и монастырс-кие земли.

Недевольный Уложением патриарх Никон называл его не иначе как “беззаконной книгой”, а первого главу Монастырского приказа, кн.Н.И.Одоевского, “новым Лютером”. В итоге напряженной борьбы, духов-ная власть одолела светскую: в 1667 году упразднили Монастырский при-каз.

Впервые в русском законодательстве Уложение выделяет специальную главу, посвященную уголовно-правовой защите личности монарха (гл.2). При этом подчеркивается, что даже умысел карается смертной казнью. Кроме того, определяются составы государственных, политических прес-туплений. Глава редко отделяет эти преступления от других “ лихих дел”, являясь “первой в истории русского законодательства кодификаци-ей, в которой дана если не исчерпывающая, то все же относительно пол-ная система государственных преступлений”. В главе устанавливается состав каждого преступления, субъективная и объективная стороны проти-вогосударственных посягательств, обстоятельства, устраняющие наказуе-мость, и процессуальные нормы по этим делам, закрепляющие главенствую-щую роль розыска.

Следущая группа глав связана с “судом”, причем эти главы выделены как по субъекту, регулируемых отношений (гл.9 - суд о крестьянах, гл.10 - суд о посадских людях), так и по объекту (гл.17 - о вотчинах, гл.16 - о поместных землях). Некоторые авторы считают, что первые гла-вы относятся к государственному праву, 10-15 - процессу, 16-20 - к вещному праву, 21-22 - к уголовному праву, 22-25 - добавочная часть: о стрельцах, о казаках, о корчмах и т.д. (С.В.Юшков, М.Ф.Владимирс-кий-Буданов). В первоначальном виде Уложение было снабжено перечнем статей, причем каждая имела свое собственное наименование. В последу-щие годы уложение дополнилось “новоуказными статьями”, важнейшие среди них: “Новоуказные статьи о разбойных и убийственных делах” 1669 года, “О поместьях” 1676 года, “О поместьях и вотчинах”1677 года и т.д.

Статьи Соборного Уложения рисуют правовое положение различных сословий и социальных групп общества: важные статьи, рисующие правовое положение крестьян (напр., ст.1,5,12,16,32 главы 11, ст.13 главы 2, ст.94,235,262 главы 10, ст.7 главы 13, ст.9,15,37 главы 19) и т.д. Из них видно, что Уложение окончательно закрепило полное запрещение крестьянского выхода - отменялись “урочные лета” - срок для сыска бег-лых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохраня-лась хоть малая возможность для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства. По Уложению розыск беглецов становился бессрочным, а за их укрывательство устанавливался штраф в 10 рублей. Тем самым кресть-яне окончательно прикреплялись к земле и завершалось юридическое оформление крепостного права. Принятие этих норм отвечало интересам служилых людей, активно участвующих в третьем Соборе 1648 года. Но важно отметить, что по Уложению крестьяне обладали все же некоторыми сословными правами. Беглых крестьян категорически предписывалось возв-ращать вместе с их имуществом, тем самым признавались их имущественные права. Признанием личных прав являлось положение, согласно которому вступившие в брак в бегах крестьяне подлежали возврату владельцу толь-ко семьями. Но в целом крестьяне были почти совершенно бесправны как в личной, так и в общественной жизни (ст.13 главы 2, ст.6 главы 9, ст.261 главы 10) и т.д. Надо учитывать, что Уложение, не вмешиваясь во многие отношения феодалов с крестьянами, оставляет простор для произ-вола вотчинников и помещиков: в Уложении нет норм, регламентирующих размеры крестьянских повинностей.

Если положение вотчинных, и особенно помещичьих, крестьян было гораздо тяжелее положения государственных крестьян, то в самом низу этой лестницы стояли холопы и кабальные люди (ст.8,16,27,35,63,85 гла-вы 27). Холопы не имели личных и имущественных прав, хотя фактически они все чаще превращались в пашенных людей и зачислялись в тягло. Если сравнивать статьи о крестьянах и о холопах, то можно отметить, что по-ложение крепостного крестьянина приблизилось к правовому положению хо-лопа. В Уложении много внимания уделялось и некоторым социальным воп-росам. В Смуте силой, обеспечившей конечную победу над внешними и внутренними врагами, были сословия служилых людей и жителей посадов. 16 и 17 главы были посвящены упорядочению запутанных в годы “московс-кого разорения” земельных отношений. Кто-то тогда утратил крепости на свои владения, кто-то получил их от самозванцев. В новом законодатель-ном своде устанавливалось, что вотчинами имеют право владеть только служилые люди и гости. Таким образом, собственность на землю станови-лась сословной привилегией дворянства и верхушки купечества. В интере-сах дворянства Уложение сглаживало разницу между условным владением - поместьем (на условии и на время службы) и наследственным владением - вотчиной. Отныне поместья можно менять на вотчины и наоборот. Чело-битьям посадских людей удовлетворяла специально посвященная им 19 гла-ва. Согласно ей посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду (кроме того, борясь с попытками уклониться от посадского тягла, Уложение лишило людей “черных сотен” - права перехо-да из города в город (ст.19,22,37,38 главы 19). Все жители посада должны были платить определенные подати и исполнять повинности в поль-зу госуд арства. Из посада теперь нельзя было уйти, зато и войти можно было только при условии вступления в тяглую общину. Это положение удовлетворило требование посадских людей оградить их от конкуренции разных чинов людей, которые, происходя из служилых, духовных, кресть-ян, торговали и занимались разными промыслами близ посадов, в то же время не неся тягло. Теперь все, кто занимался торгами и промыслами, обращались в вечное посадское тягло. Одновременно свободные ранее от тягла “белые слободы” (обеленные, т.е. освобожденные от податей и по-винностей государству), принадлежавшие светским феодалам и церкви, без-возмездно прикреплялись к государевым посадам. Подлежали возвращению на посады все ранее ушедшие отдуда. Их предписывалось “свозити на ста-рые их посадские места, где кто живал наперед сего, безлетно и беспо-воротно”. Но это зафиксированное законом положение не было до конца реализовано на практике и весь 18 век посадские люди продолжали хода-тайствовать о ликвидации “белых мест”, расширении городских террито-рий, запрещении крестьянам заниматься торгами и промыслами.

Главное внимание Уложение уделяет феодалам. Оно закрепило привил-лигированное положение представителей господствующего класса (ст.1 главы 9, ст.27,30,90, главы 10, ст.1 главы 11) и т.д. Из текста Уложе-ния видно, какие группы населения должны быть отнесены к феодалам-зем-левладельцам (ст.1 главы 9, ст.1 главы 11, ст.41-45,66 главы 16). Ряд статей подтверждает монопольное право феодала владеть землей с кресть-янами (ст.46 главы 16), устанавливает их привилегии (ст.5,12,92,133,135 главы 10, ст.16,56 главы 18,9 и 22) и их обязанности нести “государеву службу” (ст.7,19 главы 7, ст.69 гл. 16, ст.2 гл. 20). Основная часть феодалов называлась “служилые люди”, хотя в их состав входили далеко не все феодалы, и не только феодалы, но и стрельцы, казаки, пушкари и т.д., не имевшие ни крестьян, ни поместий, ни вотчин, и получавшие за службу денежное и хлебное жалование и некоторые льготы. Уложение как кодекс феодального права защищает право частной собственности, и преж-де всего, собственность на землю. Основными видами собственности фео-далов на землю были вотчины (ст.13,33,38,41,42,45 главы 17) и поместья (ст.1-3,5-8,13,34,51 главы 16). Уложение делает серьезный шаг в нап-равлении приравнивания правового режима поместий к режиму вотчин, это-касалось широких кругов феодалов, в особенности мелких. Не случайно глава о поместьях стоит раньше в законе главы о вотчинах.

Приравнивание поместий к вотчинам шло по линии преимущественно предоставления помещикам права распоряжения землей. До сих пор правом собственности на землю обладали по существу только вотчинники (но и их права были несколько ограничены, что сохранилось и в Уложении), однако в принципе вотчинник обладал необходимым элементом права собственности - правом распоряжения имуществом. Поиному обстоит дело с поместьем: в прежние годы помещик был лишен права распоряжения, а порой-и права владения землей (это было в том случае, если помещик покидал службу). Соборное Уложение внесло в это дело существенные изменения: прежде всего оно расширило право помещика на владение землей - теперь поме-щик, вышедший в отставку, сохранял право на землю, и хотя ему не ос-тавляли прежнего поместья, но давалось по определенной норме так назы-ваемое прожиточное поместье - своеобразная пенсия. Такую же пенсию по-лучала и вдова помещика, и его дети до определенного возраста.

Право распоряжения поместьем по Соборному Уложению проявлялось в разрешении так называемой сдачи прожиточного поместья, в возможности обмена поместья, в том числе и на вотчину. Что касается вотчин, то их можно было продавать почти неограниченному кругу феодалов, и статьи, посвященные “государевым дворцовым и черным” землям, раскрывали поло-жение царя как крупного феодала.

В Уложении много статей, охраняющих другие многочисленные объекты хозяйствования феодалов, а также и торгово-ремесленного населения. В 10 главе есть статьи и по другим вопросам гражданского права. Все обя-зательственное право в Уложении тесно связано с уголовным, за неиспол-нение многих договоров грозило уголовное наказание.

Большое внимание уделено уголовному праву (гл.1-5,10,21,22 и др.) и процессу. По сравнению с предыдущим законодательством, Уложение пре-дусматривает больше случаев применения публичного уголовного преследо-вания (ст.31 главы 21, ст.14 главы 22). В карательной политике четко выступают черты права-привилегии (ст.90,92 главы 10, ст.10 главы 22). Общее понятие преступления остается прежним, но можно отметить разви-тие представлений о его составе. Усложняется система преступлений. Со-вокупность норм о них, предусмотренных Уложением, впервые приобретает характер именно системы. На первое место ставятся наиболее опасные для феодального общества преступления: против церкви, государственные преступления, против порядка управления (первые главы Уложения). Далее идут преступления против личности, имущественные преступления, хотя четкое разграничение по объекту преступления в систематизации не всег-да выдерживается. Одним из обстоятельств, исключающих уголовную от-ветственность, признавались действия, напоминающие необходимую оборону и крайнюю необходимость (ст.105,200,201,283 главы 10, ст.88-89 главы 21, ст.21 главы 22). Усложняется и система наказаний. Наказание повы-шается при наличии квалифицирующих обстоятельств (ст.90 главы 21, ст.1,2,16 главы 25).

В процессуальном праве усиливается тенденция к расширению сферы розыска, хотя суд по объему подсудности все еще на первом месте. Ут-верждается значение судебных документов, устанавливаются правила пове-дения в суде и т.д.

Уложение знаменует развитие всех отраслей права того времени. Це-лые главы посвящены административному и финансовому праву. Широко трактуются гражданские права - собственности, договоров, наследования. Статьи Соборного Уложения не дают полного представления о вопросах, связанных с государственным устройством, формой правления, организаци-ей аппарата государства и т.д., но есть статьи, позволяющие судить о механизме государства 17 века. Кроме того, Уложение закрепляет процесс усиления царской власти, свойственный сословно-представительной монар-хии и отражающий тенденцию к перерастанию в монархию абсолютную. Статьи, касающиеся Боярской Думы, дают некоторое представление о ее роли в государстве 17 века (ст.2 главы 10).

В Уложении есть сведения и об административных должностях (воево-ды, дьяки, подьячие, целовальники, головы, мытники и т.д.), об отдель-ных местных учреждениях, об административно-территориальных единицах, о военной (гл.12), судебно-карательной (гл.11,12,13), финансовой (гл.9) системе, о церковном и монастырском аппарате (гл.1,12,13).

Соборное Уложение удовлетворило основные сословные требования дворяянства и частично его союзников - верхушки посада, ознаменовало собой первый систематизированный свод законов, охватывающий почти все отрасли права, и являлось завершающим этапом в процессе становления единого Российского государства.

8.Различные отрасли права в Соборном Уложении.

а) Судебное право.

Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм, регла-ментировавших организацию суда и процесса. Еще более определенно, чем в Судебниках здесь происходило разделение на две формы процесса:”суд” и “розыск”. Глава 10 Уложения подробно описывает различные процедуры “суда”: процесс распадался на суд и “вершение”, т.е. вынесения приго-вора. “Суд” начинался с “вчинания”, подачи челобитной жалобы. Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик мог представить поручителей. Ему предоставлялось право дважды не явиться в суд по ува-жительным причинам (например, болезнь), но после трех неявок он авто-матически проигрывал процесс. Выигравшей стороне выдавалась соответс-твующая грамота.

Доказательства, используемые и принимаемые во внимание суда в состязательном процессе, были многообразны: свидетельские показания (практика требовала привлечения в процесс не менее 20 свидетелей), письменные доказательства (наиболее доверительными из них были офици-ально заверенные документы), крестное целование (допускалось при спо-рах на сумму не свыше 1 рубля), жребий. Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были “общий” и “повальный” обыск: в первом случае опрос населения осуществлялся по поводу факта совершенного преступления, а во втором - по поводу конкретного лица, подозреваемого в преступлении. Особым видом свидетельских показаний были:”ссылка на виноватых” и общая ссылка. Первое заключалось в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны аб-солютно совпасть с показаниями ссылающего, при несовпадении дело про-игрывалось. Подобных ссылок могло быть несколько и в каждом случае требовалось полное подтверждение. Общая ссылка заключалась в обращении обеих спорящих сторон к одному и тому же или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими. Своеобразным процессуальным действием в суде стал так называемый “правеж”. Ответчик (чаще всего неплатежес-пособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного на-казания, число которых равнялось сумме задолжностей (за долг в 100 рублей пороли в течении месяца). “Правеж” не был просто наказанием - это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство:у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоко-лировалось в “судебном списке”. Каждая стадия оформлялась особой гра-мотой. Розыск или “сыск” применялся по наиболее серьезным уголовным делам. Особое место и внимание отводилось преступлениям, о которых бы-ло заявлено: “слово и дело государево”, т.е. в которых затрагивался государственный интерес. Дело в розыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с обычного наговора, неподтвержденного фактами обвинения 9”язычная молва”). После этого в дело вступали государственные органы. Потерпев-ший подавал “явку” (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место преступления для проведения дознания. Процессуальными действиями был “обыск”, т.е. допрос всех подозреваемых и свидетелей. В главе 21 Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная про-цедура, как пытка. Основанием для ее применения могли послужить ре-зультаты “обыска”, когда свидетельские показания разделились: часть в пользу обвиняемого, часть против него. В случае, когда результаты “обыска” были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки. Применение пытки регламентировалось: ее можно было применять не более трех раз, с определенным перерывом. Показания, данные на пыт-ке (“оговор”), должны были быть перепроверены посредством других про-цессуальных мер (допроса, присяги, “обыска”). Показания пытаемого про-токолировались.

б) Уголовное право.

В области уголовного права Соборное Уложение уточняет понятие “лихое дело”, разработанное еще в Судебниках. Субъектами преступления могли быть как отдельные лица, так и группа лиц. Закон разделял их на главных и второстепенных, понимая под последними соучастников. В свою очередь соучастие может быть как физическим (содействие, практическая помощь и т.д.), так и интеллектуальным (например, подстрекательство к убийству-глава 22). В связи с этим субъектом стал признаваться даже раб, совершивший преступление по указанию своего господина. От соу-частников закон отличал лиц, только причастных к совершению преступле-ния: пособников (создававших условия для совершения преступления), по-пустителей, недоносителей, укрывателей. Субъективная сторона преступ-ления обусловлена степенью вины: Уложение знает деление преступлений на умышленные, неосторожные и случайные. За неосторожные действия со-вершивший их наказывается также, как за умышленные преступные дейс-твия. Закон выделяет смягчающие и отягчающие обстоятельства. К первым относятся: состояние опьянения, неконтролируемость действий, вызванная оскорблением или угрозой (аффект), ко вторым - повторность преступле-ния, совокупность нескольких преступлений. Выделяются отдельные стадии преступного деяние: умысел (который сам по себе может быть наказуе-мым), покушение на преступление и совершение преступления. Закон знает понятие рецидива (совпадающее в Уложении с понятием “лихой человек”) и крайней необходимости, которая является ненаказуемой, только при соб-людении соразмерности ее реальной опасности со стороны преступника. Нарушение соразмерности означало превышение необходимой обороны и на-казывалось. Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность.

Система преступлений по Соборному Уложению :

1) преступления против церкви , 2)государственные преступления,

3)преступления против порядка управления (намеренная неявка ответчика в суд, сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, фальшивомонетчиство, самовольный выезд за границу, самогоно-варение, принесение в суде ложной присяги, ложное обвинение), 4)прес-тупления против благочиния (содержание притонов, укрывательство бег-лых, незаконная продажа имущества, обложение пошлинами освобожденных от них лиц), 5) должностные преступления (лихоимство ( взяточничество, вымогательство, неправомерные поборы), неправосудие, подлоги по служ-бе, воинские преступления), 6) преступления против личности (убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное, побои, оскорбления чес-ти. Не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступле-ния), 7) имущественные преступления (татьба простая и квалифицирован-ная (церковная, на службе, конокрадство, совершенное в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой, совершаемый в виде промысла, грабеж обыкновенный и квалифицированный (совершенный служилыми людьми или детьми в отношении родителей), мошенничество (хи-щение, связанное с обманом, но без насилия), поджог, насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества), 8) преступления против нравственности (непочитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, “блуд” жены, но не мужа, половая связь господина с рабой).

Наказания по Соборному Уложению и их цели:

Для системы наказаний были характерны следущие признаки: 1)инди-видуализация наказания: жена и дети преступника не отвечали за совер-шенное им деяние, но сохранился институт ответственности третьих лиц - помещик, убивший крестьянина, должен был передать понесшиму ущерб по-мещику другого крестьянина, сохранялась процедура “правежа”, в значи-тельной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался), 2)соловный харак-тер наказания, выражающийся в различии ответственности разных субъек-тов за одни и теже наказания (например, глава 10), 3)неопределенность в установлении наказания (это было связано с целью наказания - устра-шением). В приговоре мог быть не указан вид наказания, а если и был указан, то был неясен способ его исполнения (“наказать смертью”) или мера (срок) наказания (бросить “в тюрьму до государева указа”), 4)мно-жественность наказания - за одно и то же преступление могло быть уста-новлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссыл-ка, конфискация имущества.

Цели наказания:

Устрашение и возмездие, изоляция преступника от общества была второстепенной целью.Следует отметить, что неопределенность в установ-лении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Для устрашения к преступнику применяли то наказание, которое он желал бы для оклеветанного им человека (в случае “ябедни-чества”). Публичность наказаний и казней имела социально-психологичес-кое значение: многие наказания (сожжение, утопление, колесование) слу-жили как бы аналогами адских мук.

В Соборном Уложении применение смертной казни предусматривалось почти в 60 случаях (даже курение табака наказывалось смертью). Смерт-ная казнь делилась на квалифицированную (колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьем в землю) и прос-тую (повешение, отсечение головы). Членовредительские наказания вклю-чали: отсечение руки, ноги, урезание носа, уха, губы, вырывание глаза, ноздрей. Эти наказания могли применяться как дополнительные или как основные. Увечащие наказания, кроме устрашения, выполняли функцию обозначения преступника. К болезненным наказаниям относилось сечение кнутом или батогами в публичном месте (на торгу). Тюремное заключение, как специальный вид наказания, могло устанавливаться сроком от 3дней до 4 лет или на неопределенный срок. Как дополнительный вид наказания (или как основной) назначалась ссылка (в монастыри, крепости, остроги, в боярские имения). К представителям привилегированных сословий приме-нялся такой вид наказания, как лишение чести и прав (от полной выдачи головой (превращения в холопа) до объявления “опалы” (изоляции, остро-кизма, государственной немилости)). Обвиненного могли лишить чина, права заседать в Думе или приказе, лишить права обращаться с иском в суд. Широко применялись имущественные санкции (гл.10 Уложения в 74 случаях устанавливала градацию штрафов “за бесчестье” в зависимости от социального положения потерпевшего). Высшей санкцией этого вида была полная конфискация имущества преступника. Кроме того, в систему санк-ций входили церковные наказания (покаяние, епитимья, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и т.д.).

в) Вещное, обязательственное и наследственное право.

Развитие товарно-денежных отношений, формирование новых типов и форм собственности, количественный рост гражданско-правовых сделок - все это побуждало законодателей выделить гражданско-правовые отноше-ния, регулируемые специальными нормами, с достаточной определенностью. Следует учесть, что в Уложении один и тот же правовой источник мог да-вать несколько не только альтернативных, но и взаимоисключающих реше-ний по одному и тому же вопросу. Нечеткость определения той или иной категории часто создавала ситуацию, в которой происходило смешение разнородных норм и обязательств. Субъектами гражданско-прововых отно-шений являлись как частные (физические), так и коллективные лица. В 17 веке отмечался процесс постепенного расширения юридических прав част-ного лица за счет уступок со стороны прав лица коллективного. Высво-бождаясь из-под жесткого контроля родовых и семейных союзов, частное лицо в то же время попадает под сильное влияние других коллективных субъектов, и прежде всего, государства (особенно в сфере вещного и наследственного права).Для правоотношений, возникавших на основе норм, регламентирующих сферу имущественных отношений, стала характерна неус-тойчивость статуса самого субъекта прав и обязанностей. Прежде всего это выражалось в расчленении нескольких правомочии, связанных с одним субъектом и одним правом. Так, условное землевладелие придавало субъ-екту права владения и пользования, но не распоряжения предметом (запись на службу несовершеннолетних сыновей, выдача дочери замуж за человека, принимающего служебные обязанности ее отца). Кроме того, та-кой “расщепленный” характер собственности не давал полного представле-ния о том, кто был ее полноправным субъектом. Перенесение ответствен-ности по обязательствам с одного субъекта (отца, помещика) на другого (детей, крестьян) тоже усложняло ситуацию и осознание субъектом права своего статуса. Субъекты гражданского права должны были удовлетворять определенным требованиям (пол, возраст, социальное и имущественное по-ложение). Возрастной ценз определялся в 15-20 лет: с 15-летного воз-раста дети служилых людей могли наделяться поместьями, с этого же воз-раста у субъектов возникало право самостоятельного принятия на себя кабальных обязательств. За родителями сохранялось право записывать своих детей в кабальное холопство при достижении последними 15-летнего возраста. 20-летний возраст требовался для приобретения права прини-мать крестное целование (присягу) на суде (гл.14 Соборного Уложения). Вместе с тем, такие нормы, как брачный возраст, законодатель оставлял практике и обычаю. Факт достижения определенного срока ( будь то воз-раст или давность) вообще не рассматривался им как решающий для право-вого состояния субъекта: даже по достижении совершеннолетия дети не выходили полностью из-под власти отца. Что касается полового ценза, то в 17 веке наблюдалось существенное возрастание правоспособности женщи-ны по сравнению с предыдущим периодом. Так, вдова наделяется по закону целым комплексом правомочий, процессуальными и обязательственными пра-вами. Были и существенные изменения в сфере и порядке наследования женщинами недвижимых имуществ.

Взаимодейсвие различных субъектов гражданских отношений в одной сфере (в особенности в области вещных прав) неизбежно порождало взаим-ное ограничение субъективных прав. При разделе родового имущества род как коллективный субъект, передавая свои права коллективным субъектам, сохранял за собой право распоряжаться имуществом, которое могло быть отчуждено только с согласия всех членов рода. Род же сохранял право выкупа проданного родового имущества в течении установленного законом срока. Пожалование земли в поместье (акт передачи имущества государс-твом помещику) принципиально не меняло субъекта собственности - им ос-тавалось государство. За помещиком закреплялось лишь право пожизненно-го владения. Но если земля попадала (при выполнении дополнительных действий) в наследственное владение и пользование, то землевладелие по своему статусу приближалось уже к вотчинному, т.е. принимало форму полной собственности. Разделение правомочий собственника и владельца отличались и при выделении земельного надела отдельной крестьянской семье, пользующейся им, из земель крестьянской общины, которой принад-лежало право собственности на данный надел.

Пожалование земли представляло собой сложный комплекс юридических действий, включавший выдачу жалованной грамоты, составление справки, т.е. запись в приказной книге определенных сведений о наделяемом лице, на которых основывается его право на землю, обыск, проводимый по просьбе наделяемого землей и заключающийся в установлении факта дейс-твительной незанятости передаваемой земли , ввод во владение, заклю-чавшийся в публичном отмере земли, проводимом в присутствии местных жителей и сторонних людей. Раздачу земли в 17 веке наряду с Поместным приказом осуществляли и другие органы - Разрядный приказ, Приказ Боль-шого дворца и другие приказы. В акте пожалования субъективное во-леиьявление порождало объективные последствия (появление нового субъ-екта и объекта собственности), для точной корректировки которых требо-вались допллнительные действия (регистрация, обоснование нового право-мочия, ритуализированные действия по фактическому наделению землей), с помощью которых новое право “вписывалось” в систему уже существующих отношений. Приобретательная давность становится юридическим основанием для обладания правом собственности, в частности, на землю, при усло-вии, что данное имущество находилось в законном владении в течении срока, установленного законом. Если в постановлениях начала 17 века срок пробретательной давности формулировался достаточно неопределенно, то по Соборному Уложению он фиксируется как 40-летний. Нужно отметить, что категория давности была заимствована русским правом 17 века из различных по характеру и времени возникновения правовых источников.

г)Договор в 17 веке.

Договор оставался основным способом приобретения прав собствен-ности на имущество, и в частности, на землю, он появился в таком ка-честве ранее института пожалования. Развитие этой формы проходило на фоне постепенной замены формализованных действий (участие свидетелей при заключении договора) письменными актами (“рукоприкладством” свиде-телей без их личного участия в процедуре сделки). “Рукоприкладство” постепенно утрачивало символический характер и превращалось в простое свидетельство сторон в договоре. Договорная грамота, составленная за-интересованными лицами, приобретала законную силу только после ее за-верения в официальной инстанции, что выражалось в постановлении на грамоте печати. Но даже утвержденная договорная грамота создавала но-вое правоотношение только при условии его фактической законности. Иногда для ее обеспечения требовались дополнительные юридические дейс-твия, непосредственно не связанные с содержанием основного обязатель-ства. Так, Соборное Уложение предусматривало выдачу в дополнение к до-говорным грамотам, закрепляющим право на землю, отказных грамот, кото-рые направлялись в местности, где расположены земли, передаваемые по договору.

Вотчины по праву 16-17 веков делились на несколько видов в соот-ветствии с характером субъекта и способом их приобретения: дворцовые, государственные, церковные и частновладельческие, а по способам приоб-ретения вотчинные земли делились на родовые, выслуженные и купленные.

Что касается поместного землевладелия, то, как уже было сказано, Соборное Уложение разрешило обменивать вотчины на поместья и наобо-рот,а статья 9 главы 17 разрешила продавать поместья. К концу 17 века устанавливается практика обмена поместий на денежные оклады(“кормовые книги”), что в скрытой форме означало уже фактическую куплю - продажу поместий. Официальная продажа поместий (за долги) была допущена в 17 веке, тогда как сдача поместий в аренду за деньги разрешалась уже статьей 12 главы 16 Соборного Уложения.

д)Обязательственное право 17 века.

Обязательственное право продолжало развиваться по линии постепен-ной замены личностной ответственности по договорам имущественной от-ветственностью должника. Переход обязательств на имущество оказался связанным с вопросом об их переходе по наследству. Соборное Уложение допускало такой переход в случае наследования по закону, оговаривая при этом, что отказ от наследства снимает и обязательства по долгам (гл.10, ст.245). Одним из важнейших условий при заключении договора была свобода волеизъявления договаривающихся сторон, но это условие часто не выдерживалось ни в законе, ни на практике. В Соборном Уложе-нии (ст.190, главы 10) делается намек на то, что хозяева квартир, где размещаются военные при исполнении своих обязанностей, становятся хра-нителями вещей этих военных при вступлении последних в поход. Вообще условия о свободе воли часто нарушались на практике актами насилия од-ной из сторон, хотя закон и предоставлял другой стороне возможность оспорить такую сделку в течении недели (ст.251, главы 10). В качестве гарантий против насилия и обмана законодатель предусматривал введение специальных процедурных моментов, таких как присутствие свидетелей при заключении сделки, ее письменная или “крепостная” (нотариальная) фор-ма. Для вступления договора в силу договорный акт, составленный пло-щадным подъячим, скреплялся рукоприкладством свидетелей (до 6 чело-век), а затем регистрировался в приказной избе (ст.39 главы 17 Собор-ногоУложения).

е) Институт сервитутов.

Впервые в Соборном Уложении регламентировался институт сервитутов (т.е. юридическое ограничение права собственности одного субъекта в интересах права пользования другого или других). Законодатель знал личные сервитуты (ограничения в пользу определенных лиц, специально оговоренных в законе), например, потрава лугов ратниками, находящимися на службе, право на их въезд в лесные угодья, принадлежащие частному лицу (глава 7). Вещные сервитуты (ограничение права собственности в интересах неопределенного числа субъектов) включали: право владельца мельницы в приозводственных целях заливать нижележащий луг, принадле-жащий другому лицу, возможность возводить печь у стены соседского дома или строить дом на меже чужого участка (глава 10). Развитие сервитут-ного права свидетельствовало о формировании четких представлений о праве частной собственности, возникновении большого числа индивидуаль-ных собственников и о столкновении их интересов. Наряду с этим право собственности ограничивалось либо прямыми предписаниями закона (напри-мер, вдовам запрещалось закладывать выслуженные вотчины, служащим зап-рещалось принимать залог от иноземцев), либо установлением правового режима, который не гарантировал “вечной” собственности (сохранения срока в 40 лет для выкупа родовой общины). Таким образом, право част-ной собственности продолжало подвергаться ограничениям.

ж)Наследственное право.

Ограничения и регламентация переходили и в сферу наследственного права. Степень свободы в распоряжении имуществом была различной в слу-чае наследования по закону или по завещанию. Воля завещателя ограничи-валась сословными принципами: завещательные распоряжения касались лишь купленных вотчин, родовые и выслуженные переходили к наследникам по закону. Родовые вотчины наследовали сыновья, при их отсутствии - доче-ри. Вдова могла наследовать лишь часть выслуженной вотчины - “на про-житок”,(т.е. в пожизненное пользование). Родовые и жалованные вотчины могли наследоваться лишь членами рода, к которому принадлежал завеща-тель. Купленные вотчины могла наследовать вдова завещателя, которая получала и четверть движимого имущества и собственное приданое.

з)Семейное право.

Здесь продолжали действовать принципы домостроя - главенство мужа над женой и детьми, фактическая общность имущества и т.д. Они раскры-вались и в законодательных положениях. Юридически значимым признавался лишь церковный брак. Закон допускал заключение одним лицом не более 3-х брачных союзов в течение жизни. Брачный возраст для мужчин - 15 лет, для женщин - 12 лет. На заключение брака требовалось согласие ро-дителей, а для крепостных крестьян - согласие господина. Юридический статус мужа определял юридический статус жены. Закон обязывал жену следовать за мужем - на поселение, в изгнании, при переезде. В отноше-нии детей отец сохранял права главы: он мог, когда ребенок достигал 15 лет, отдать его “в люди”, “в услужение” или на работу. Отец мог нака-зывать детей, но не чрезмерно. За убийство ребенка грозило тюремное заключение (но не смертная казнь, как за убийство постороннего челове-ка). Закон знает понятие незаконнорожденный, лица этой категории не могли усыновляться, а следовательно, принимать участие в наследовании недвижимого имущества.

Развод допускался в ограниченном числе случаев: при уходе одного из супругов в монастырь, при обвинении супруга в “лихом деле”, при неспособности жены к деторождению.

Таким образом, Соборное Уложение Включает в себя нормы, касающие-ся всех отраслей права, демонстрируя существование большинства совре-менных отраслей права.

9. Значение Соборного Уложения.

Принятие Соборного Уложения было одним из главных достижений царствования Алексея Михайловича. Этот грандиозный для 17 века свод законов долгое время играл роль Всероссийского правового кодекса. По-пытки принять новое Уложение делались при Петре Первом и Екатерине Второй, но оба раза безуспешно. Очень показательны слова, сказанные князем Яковом Долгоруким Петру Великому: “Государь, в ином отец твой, в ином ты больше хвалы и благодарения достоин. Главные дела государей - 3: первое - внутренняя расправа и главное дело ваше есть правосудие, в сем тоец твой больше, нежели ты сделал.” Уложение, закрепив основные черты политического строя и права России, оказалось достаточно ста-бильным на протяжении 200 лет, несмотря на все реформы 18 века. Не случайно оно открыло собою в 1830 году полное собрание законов Рос-сийской империи и в большей степени было использовано при составлении 15 тома Свода законов и Уголовного кодекса 1845 года. Использование норм Соборного Уложения во второй половине 18 века и первой половине 19 века, в период развития капитализма и разложения феодальных отноше-ний означало, что консервативные режимы этого времени искали в Уложе-нии опору для укрепления самодержавного строя. Как писал В.О.Ключевс-кий, “в расположении предметов законодательства пробивается желание изобразить государственный строй в вертикальном разрезе, от церкви и государя с его двором до казаков и корчмы, о чем говорят 2 последние главы”. И хотя в техническом отношении, как памятник кодификации, оно (Соборное Уложение) не перегнало старых судебников, то как памятник законодательству, Уложение сделало значительный шаг вперед сравнитель-но с ними: Уложение гораздо шире Судебников захватывает область зако-нодательства, оно пытается проникнуть в состав общества, определить положение и взаимные отношения его классов, говорит о служилых людях и служилом землевладении, о крестьянах, о посадских людях, холопах, стрельцах и казаках, но главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс: почти половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интере-сов и отношений.

Литература:

1. Источниковедение истории СССР, М., 1981,под редакцией С.В.Во-ронковой

2. Пособие по истории Отечества, под редакцией А.С.Орлова,

3. Соборное Уложение 1649 года, М., 1958, под редакцией И.А.Гре-кова

4. Российское законодательство 10-20 веков, 3 том,

5. И.А.Исаев, “История государства и права России”,

6. В.О.Ключевский,”Курс русской истории”, 3 том,

7. Практикум по истории СССР (период феодализма), А.П.Пронштейн и

А.Г.Задера, 1969

8. Памятники русского права под редакцией К.А.Софроненко, 1957,

9. “Юридический вестник”, 1994 номер 8.


Похожие работы:
Уложение 1649 года
Соборное уложение 1649 года
Соборное Уложение 1649 года 2
Соборное уложение 1649 года 2
Уголовный процесс по Соборному Уложению 1649 года
Уголовное право по Соборному Уложению 1649 года
Типовой план СБУ Республики Казахстан от 23 мая 2007 года 185
Год 1649
Диктатура Кромвеля 1649 - 1658 гг

Рейтинг@Mail.ru
© Права на базу данных защищены
При копировании материала укажите ссылку