рефераты, курсовые

Опубликовать

Продать работу

Проблемы социальной мобильности и социальной стратификации Питирим

Категория: Социология
Тип: Реферат
Размер: 127.3кб.
скачать
                                                                                                                              № ____________
                                                                                                                              дата __________

Московский государственный университет путей сообщения

 
Юридический институт
Реферат
по дисциплине:

Социология

 
на тему:

Проблемы социальной мобильности и социальной стратификации

Питирима Сорокина

 

                                                                  Выполнил:

                                                                     
                                                                      Принял:
 
 
 
 
 
Содержание
 
Введение            ………………………………………………………….…                      2
1.      Юность        ……..….…………… …………………………………….                      2
2.      Революционная  деятельность, студенческие годы ……………...                    3
3.      Научная и преподавательская деятельность      …………………..                     3
4.      Социальная мобильность           ……………………………………...                     5      
               4.1.Концепция социальной мобильности; ее формы     ……                      5
              4.2 Интенсивность (или скорость) и всеобщность вертикальной
                     социальной  мобильности    ……………………………..….                     7
        4.3 Резюме        ………..………………………………...…………                      7
     4.4 Каналы вертикальной циркуляции        ………………………               7
     4.5 Общие принципы вертикальной мобильности      …………..                8
5. Социальная стратификация           …..……………………………...……..              8
     5.1 Основные формы социальной стратификации и
           взаимоотношения между ними           …...………………………              9
      5.2 Экономическая стратификация       …………………………….            10
      5.3 Политическая стратификация          ……………………………             11
      5.4    Резюме      ……………………………………………………….               12
      5.5   Профессиональная стратификация       ………………………             12
6. Заключение                 ………..………………………………………………….         18
Список литературы       .…………………………………………………………           19
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Введение.
 
Личность Питирима Александровича Сорокина -  одна из наиболее эрудированных, противоречивых и  выдающихся личностей в истории социологии и культурологии.  
Родился Питирим Александрович Сорокин  21 января 1889 года  в селе Турья, Яренского уезда Вологодской губернии. Отец Александр Прокопьевич Сорокин был странствующим ремесленником  и занимался церковно-реставрационными работами.
В 1883 году  селе Жешарт Александр Прокопьевич познакомится с Пелагеей Васильевной – зырянкой крестьянского рода,  ставшей его женой. В 1885 году у них родился первенец Василий. В 1889 году родился второй сын Питирим. В 1893 году Пелагея Васильевна родила третьего сына Прокопия, а 1894 году, скончалась от рака в возрасте 34 лет, по воспоминаниям современников П.А. Сорокина, она была женщиной редкой красоты и чистоты души. С этого трагического события, ставшего первым сознательным воспоминанием  Питирима Александровича и начинается его автобиографическая книга «Дальняя дорога». Отец Питирима Сорокина в 1901 году, погиб, в этом же году Питирим Сорокин работая в Полевицах, окончил там местную церковно-приходскую школу.
1. Юность
В 1902 году Питирим Сорокин блестяще справился с испытанием был принят в Гамскую второклассную школу. Окончив школу с отличными результатами, по протекции учителя Образцова осенью 1904 года он поступает в церковно-учительскую школу в деревне Хреново, Костромской губернии. Всеобщее брожение умов, характерное для социально-политической ситуации этих лет, охватило и школу, где учился Сорокин, разбив студентов на группы. В 1905 году он вступил в организацию социалистов-революционеров, созданную в 1901 – 1902 гг. на останках народнической идеологии. Учеба в Хреновской школе, новое окружение, новые знакомства, общение с представителями различных социальных слоев, с представителями  различных политических течений, интенсивное чтение недоступных ранее книг, газет и журналов, не только расширили и углубили его кругозор, но также не могли не повлиять на мировоззрение и активность такой деятельной и страстной натуры. Как пишет сам Сорокин: «Все мое предшествующее мировоззрение и ценности были заменены на «научно-эволюционную теорию» и «естественно-научную философию». Былая лояльность к царскому режиму и «капиталистической» экономике сменилась республиканскими, демократическими и социалистическими взглядами, а политическая  индифферентность открыла путь к революционному рвению».
2. Революционная  деятельность, студенческие годы
В1906 года Сорокина арестовывает полиция и  помещает в тюрьму в городе Кинишма.  В конце апреля 1907 года он был освобожден под гласный надзор полиции, некоторое время продолжает свою революционную активность, перейдя на нелегальное положение, но, осознав, что политика отвлекает от основной цели и препятствует  дальнейшему образованию, Сорокин отправляется осенью 1907 года в Санкт-Петербург.
По протекции К.Ф. Жакова, философа и этнографа, первого из коми, удостоенного звания  университетского профессора, Питирима бесплатно принимают в число слушателей  вечерних Черняевских курсов. Сорокин вошел в круг петербургской научной интеллигенции, а также свел первое знакомство с политиками, лидерами эсеров, социал-демократов и кадетов. Круг его знакомств значительно расширяется.
В сентябре 1909 года поступает в  Психоневрологический институт – первое вольное научное и учебное заведение в России. Основанное в 1907 году, президентом  совета института которого являлся  В.М. Бехтерев. Институт был намного демократичнее университета, в состав студентов входили в основном представители  средних и низших  слоев российского общества, к тому же здесь находилась единственная в стране и первая кафедра социологии, которую организовали  при нем в 1908 году двое ученых с мировым именем – М.М. Ковалевский и Е.В. де Роберти.. Но, проучившись 1 год, для того, чтобы избежать  призыва на военную службу, от которой освобождались только студенты государственных университетов, с одобрения М.М. Ковалевского, Е.В. де Роберти и В.М. Бехтерева,  переводятся в Петербургский университет на юридический факультет.
Будучи студентом университета Сорокин ведет активную научную и публикаторскую деятельность. В этот период он публикует более десятка серьезных научных работ, не считая рецензий, рефератов и обзоров публикаций в  зарубежной периодике. В это время он сотрудничает с журналами «Вестник психологии», «Вестник знания», «Запросы жизни»,  «Заветы», «Новые идеи в социологии». Главное его достижение в этот период – монографическая работа (зима 1912 – 1913 года) «Преступление и кара, подвиг и награда», которая вышла в 1914 году, была отмечена многими  положительными рецензиями ученых.
В марте 1913 года Сорокин еще раз попал в тюрьму за антимонарший памфлет, написанный к 300-летию дома Романовых.
3. Научная и преподавательская деятельность
 В 1914 году Сорокин закончил университет с дипломом 1 степени и был оставлен для подготовки к профессорскому званию. Подготовка к профессорству заняла у Сорокина всего два года вместо положенных четырех. Кроме изучения огромного списка  литературы, он по-прежнему много издавался, читал лекции по социологии в двух институтах, работал в созданном совместно с преподавателями кафедры социологии Психоневрологического института «Русском социологическом  обществе памяти М.М. Ковалевского» (умершего 23 марта 1916 году) и даже успел написать научно-фантастическую повесть «Прачечная человеческих душ». В конце 1916 года он сдал магистерский экзамен и в начале 1917 года становится приват-доцентом Петроградского университета. Революция, помешала защите магистерской диссертации, в основу которой он положил свою первую монографию. В годы первой мировой войны Сорокин много работал, продолжал активно публиковаться, читал многочисленные лекционные курсы по самым разным отраслям  обществознания.
26 мая 1917 год Питирим Сорокин женился на  Елене Петровне Баратынской (1894 – 1975). Елена Петровна, ботаник-цитолог по образованию, получит впоследствии докторскую степень в США в университете Миннесоты (1925 г.), будет преподавать в ряде университетов и колледжей Америки. Об их семье можно сказать: « они жили долго и счастливо».
В 1917 году  активное участие Сорокина в функционировании  Государственной думы, Временного правительства, в подготовке Всероссийского крестьянского съезда, в редактировании эсеровских газет «Воля народа» и «Дело народа», в написании целого ряда социально-политических заметок и памфлетов. Будучи секретарем А.Ф. Керенского, П.А. Сорокин вскоре убедился, что страна приближается к пропасти, он был сторонником «жестких мер» и требовал от правительства их принятия. Большевистский переворот Сорокин воспринял как контрреволюцию, по его мнению, к власти пришли «преторианцы». 2 января 1918 года он арестован большевистским правительством. Потом он напишет: « В 1918 году правители коммунистической России объявили на меня охоту. В конце концов я был брошен в тюрьму и приговорен к расстрелу. Ежедневно в течение шести недель я ожидал смерти и был свидетелем казни моих друзей и товарищей по заключению. В течение следующих четырех лет, пока я  оставался в коммунистической России, мне довелось испытать многое, я был свидетелем беспредельного, душераздирающего ужаса царящей повсюду жестокости, и смерти и разрушения».Едва освободившись из Петропавловской крепости, Сорокин ввязался в архангельскую «авантюру» (пытался организовать созыв нового Учредительного собрания, свергнуть власть большевиков Северного края). Он попал в великоустюжский ЧК, где и был приговорен  к расстрелу, от которого его спасли энергичные усилия его друзей и статья Ленина  «Ценные признания Питирима Сорокина», где в целом положительно оценивался факт «отречения» Сорокина от политической деятельности. В своем «отречении» (письмо, опубликованное в коммунистической газете «Правда» только при помощи  его друзей) он отказывается от звания члена Учредительного собрания и объявляет о своем выходе из  партии эсеров. Свое решение он объясняет так: «В силу чрезвычайной сложности современного внутреннего государственного положения, я затрудняюсь не только другим, но и самому себе указывать спасительные политические рецепты  и брать на себя ответственность руководства  и представительство народных масс» .1918 год оказался самым бурным в жизни П.А. Сорокина. В плане научном он был совершенно не плодотворным: не было даже ни одной рецензии. В 1919 – 1920 гг. Сорокин, отказавшись от активной политической борьбы, возобновил  научно-преподавательскую деятельность в Петроградском  университете, Психоневрологическом, Социологическом и Сельскохозяйственном институтах, а также в институте «Народного хозяйства», кроме того, он читал лекции на всевозможных  всеобучах, ликбезах и т.п. Словом, он активно сотрудничал с Наркоматом просвещения. Он пишет ряд научных работ, в том числе 2 массовых «популярных» учебника по праву  и социологии и 2 тома «Системы социологии» (опубликованную в 1920 году издательством «Колос»). В 1920 году он становится руководителем кафедры социологии Университета и 31 января ему без защиты  по совокупности работ присваивается звание профессора. В 1922г. опубликована работа Со­рокина “Система социологии”, которая была представлена на публич­ный диспут в качестве докторской диссертации. С 1922г. эмигрировал в США, в 1930 году принял американское гражданство. С 1930года по 1964 год профессор, а затем заслуженный профессор Гарвардского университета. Питирим Сорокин один из родоначальников буржуазных теорий социальной мобильности и социальной стратификации.
 
4. Социальная мобильность
              Социальная мобильность, изменение индивидом или группой социальной позиции, места, занимаемого в социальной структуре, связана как с действием законов общественного развития, классовой борьбы, обусловливающих рост одних классов и групп и уменьшение других, так и с личной деятельностью индивидов. Различают вертикальную социальную мобильность — движение вверх или вниз в системе социальных позиций. Горизонтальную социальную мобильность  — передвижение индивида на одном и том же социальном уровне. По типологии социальная мобильность  делится на межклассовую и внутриклассовую. Различают также главные и второстепенные, типичные и случайные, массовые и единичные её направления и каналы. Социальная мобильность  выражает изменения социальных позиций в рамках одного поколения, двух (отцы и дети), трёх (деды, отцы и дети) поколений. В кастовом и сословном обществе социальная мобильность резко ограничена. Капитализм, разрушая сословные перегородки, порождает рост социальная мобильность «... В противоположность сословиям, классы оставляют всегда совершенно свободным переход отдельных личностей из одного класса в другой» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2, с. 477). Разоряющиеся мелкие буржуа в основном пополняют ряды рабочего класса, часть выходцев из рабочих переходит в ряды интеллигенции и служащих. Отдельные выходцы из трудящихся становятся предпринимателями, буржуа. При социализме в результате глубоких социальных преобразований социальная мобильность значительно возрастает. В условиях социализма важное значение приобретает прогнозирование и управление процессами социальная мобильность. Главные направления социальная мобильность — переход из крестьянства в рабочий класс, из деревни в город, из групп преимущественно физического труда в состав интеллигенции и служащих: уменьшается слой низко квалифицированных рабочих и возрастает удельный вес слоев высококвалифицированных и полуквалифицированных рабочих. В буржуазной социологии теории социальной мобильности  тесно связаны с концепциями социальной стратификации. Они направлены против марксистско-ленинской теории, отрицают обусловленность классовой структуры и классовой борьбы в условиях капитализма. Отношениями собственности и утверждают, что люди якобы могут «свободно» изменять свою социальную позицию в результате личных усилий. В действительности социально-экономические процессы в современном капиталистическом обществе приводят к закреплению позиций антагонистических классов, кастовости правящей элиты.  Классовые битвы трудящихся, движение молодёжи, студенчества существенно подорвали основополагающие посылки буржуазных теорий социальная мобильность.
     4.1. Концепция социальной мобильности; ее формы
Под социальной мобильностью понимается любой переход индиви­да или социальной группы из одной социальной позиции в другую. Существует два основных типа социальной мобильности: горизонтальная и вертикальная. Под горизонтальной социальной мобильностью подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне. Перемещение некоего индивида из баптистской в методистскую религиозную группу, из одного граждан­ства в другое, из одной семьи в другую, с одной фабрики на другую, при сохранении своего профессионального статуса, — все это примеры горизонтальной социальной мобильности. Во всех этих случаях "перемещение" может проис­ходить без каких-либо заметных изменений социального положения индивида в вертикальном направлении. Под вертикальной социальной мобильностью подразумеваются те отношения, которые  возникают при перемещении индивида из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения существует два типа вертикальной мобиль­ности: восходящая и нисходящая. В соответствии с этим есть нисходящие и восходящие течения экономической, политической и профес­сиональной мобильности. Восходящие течения существуют в двух формах: проникнове­ние индивида из нижнего пласта в более высокий пласт; или создание такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт на уровень с уже существующими группами этого пласта. Соответственно и нисходящие течения также имеют две формы: первая заключается в падении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он принадлежал; другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или в разрушении ее социального единства. В первом случае "падение" напоминает нам человека, упавшего с кора­бля, во втором — погружение в воду самого судна со всеми пас­сажирами на борту или крушение корабля. Случаи индивидуального проникновения в более высокие пласты или падения с высокого социального уровня на низкий привычны и понятны. Они не нуждаются в объяснении. Вторую форму социальною восхождения, опускания, подъема и падения групп следует рассмотреть подробнее. Следующие исторические примеры служат в качестве ил­люстраций. Историки кастового общества Индии сообщают, что каста брахманов не всегда находилась в позиции неоспоримого превос­ходства, которую она занимает последние два тысячелетия. В далеком прошлом касты воинов, правителей и кшатриев не располагались ниже брахманов, они стали высшей кастой только после долгой борьбы. Если эта гипотеза верна, то продвижение ранга касты брахманов через все другие этажи является примером второго типа социального восхождения. Возвысилась вся группа в целом. До принятия христианства Константином статусы христианского епископа или христианс­кого служителя культа были невысокими среди других социальных рангов Римской империи. В последующие несколько веков социальная позиция и ранг христианской церкви поднялись. Вследствие этого возвышения представители духовенства также поднялись до самых высоких страт средневеко­вого общества. И наоборот, падение авторитета христианской церкви в последние два столетия привело к понижению социа­льных рангов высшего духовенства среди прочих рангов современного общества. Престиж папы или кардинала еще высок, но он, несомненно, ниже, чем был в средние века. Занимать высокое положе­ние при дворе Романовых или Габсбургов до революции означало иметь самый высокий социальный ранг. "Паде­ние" династий привело к "социальному падению" связанных с ними рангов. Большевики в России до революции не имели какого-либо признанного высокого положения. Во время революции эта группа преодолела огромную социальную дистанцию и заняла самое высокое положение в русском обществе. В результате все ее члены были подняты до статуса, занимаемого ранее царской аристократией. Подобные явления наблюдаются и в экономической стратификации. Так, до наступлений эры "нефти" или "автомобиля" быть известным промышленником в этих областях не означало быть промышленным и финансовым магнатом. Широкое распространение отраслей сделало их самыми важными промышлен­ными сферами. Соответственно, быть ведущим промышленником — нефтяником или автомобилистом — значит быть одним из самых влиятельных лидеров промышленности и финансов.
 
        4.2. Интенсивность (или скорость) и всеобщность вертикальной социальной мобильности
С количественной точки зрения следует разграничить интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности. Под интенсивностью пони­мается вертикальная социальная дистанция или количество слоев — эко­номических, профессиональных или политических, — проходимых ин­дивидом в его восходящем или нисходящем движении за определенный период времени. Под всеобщностью вертикальной мобильности подразумевается чис­ло индивидов, которые изменили свое социальное положение в вер­тикальном направлении за определенный промежуток времени. Абсо­лютное число таких индивидов дает абсолютную всеобщность верти­кальной мобильности в структуре данного населения страны; пропорция таких индивидов ко всему населению дает относительную всеобщность вертикальной мобильности. Соединив интенсивность и относительную всеобщность вертикальной мобильности в определенной социальной сфере можно получить совокупный показатель вертикальной экономической мобильности данного общества. Сравнивая одно общество с другим или одно и то же общество в разные периоды своего развития, можно обнаружить, в каком из них или в какой период совокупная мобильность выше. То же можно сказать и о совокупном показателе политической и профессиональной верти­кальной мобильности.
                4.3. Резюме
 
1. Основные формы индивидуальной социальной мобильности и мобильности социальных объектов следующие: горизонтальная и вертикальная. Вертикальная мобильность существует в форме восходящих и нисходящих течений. Обе имеют две разновидности: 1) индивидуальное проникновение и 2) коллективный подъем или спад положения целой группы.
2. По степени перемещений справедливо различать подвижные и не­подвижные типы обществ.
3. Едва ли существует такое общество, страты которого были бы абсолютно эзотеричными.
4. Едва ли существует такое общество, в котором бы вертикальная мобильность была бы свободной.
5. Интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности из­меняется от группы к группе, от одного периода времени к другому (изменения во времени и пространстве). В истории социальных организмов улавливаются ритмы сравнительно подвижных и неподвижных периодов.
6. В этих изменениях не существует постоянной тенденции ни к усилению, ни к ослаблению вертикальной мобильности.
7. Хотя так называемые демократические общества зачастую более подвижны, чем автократичные, тем не менее это правило не без исключений.
 
       4.4. Каналы вертикальной циркуляции.
Поскольку вертикальная мобильность присутствует в той или иной степени в любом обществе и поскольку между слоями должны суще­ствовать некие «отверстия», «лестницы», «лифты» или «пути», по которым позволительно индивидам перемещаться вверх или вниз из одного слоя в другой, то правомерно было бы рассмотреть вопрос о том, каковы же в действительности эти каналы социаль­ной циркуляции. Функции социальной циркуляции выполняют различные институты. Из их числа, которые существуют как в различных, так и в одном и том же обществе, но в разные периоды его развития, всегда есть несколько каналов, наиболее характерных для этого общества. Важнейшими из этих социальных институтов являются: армия, церковь, школа, политические, экономические и профессиональные организации…
 
     4.5. Общие принципы вертикальной мобильности
 
Первое утверждение. Вряд ли когда-либо существовали общества, социальные слои которых были абсолютно закрытыми или в которых отсутствовала бы вертикальная мобильность в ее трех основных ипо­стасях — экономической, политической и профессиональной.
Второе утверждение. Никогда не существовало общества, в котором вертикальная социальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного социального слоя в другой осуществлялся бы безо всякого сопротивления.
Третье утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной социальной мобильности изменяется от общества к обществу, то есть в пространстве.
Четвертое утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности – экономической, политической и профессиональной – колеблются в рамках одного и того же общества в разные периоды его истории.
Пятое утверждение. В вертикальной мобильности в ее трех основных формах нет постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее интенсивности и всеобщности. Это предположение действительно для истории любой страны, для истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории человечества.
5. Социальная стратификация
Социальная стратификация (от лат. stratum — слой и facio — делаю), одно из основных понятий буржуазной социологии, обозначающее систему признаков и критериев социального расслоения, неравенства в обществе; социальную структуру общества; отрасль буржуазной социологии. Теории социальная стратификация возникли в противовес марксистско-ленинской теории классов и классовой борьбы. Буржуазные социологи игнорируют место социальных групп в системе общественного производства и прежде всего отношения собственности как главный признак классового деления общества. Классы, социальные слои и группы они выделяют на основе таких признаков, как образование, психология, бытовые условия, занятость, доходы и т.п. При этом различают «одномерную стратификацию», когда группы определяются на основе какого-либо одного признака, и «много измеримую стратификацию», определяемую совокупностью признаков. Большинство буржуазных теорий социальная стратификация отрицает раскол капиталистического общества на антагонистические классы — буржуазию и пролетариат. Взамен этого выдвигаются концепции о разделении общества на «высшие», «средние» и «низшие» классы и страты, число которых, как правило, определяется произвольно (от 2 до 6). Теории социальной стратификации тесно связаны с буржуазными концепциями социальной мобильности, согласно которым якобы неизбежное существование неравенства в любом обществе и более или менее свободное перемещение людей в системе социальной стратификации в соответствии с их личными способностями и усилиями обеспечивают устойчивость социальной системы и делают «излишней» классовую борьбу. Исследования по социальной стратификации  имеют классовую, апологетическую направленность. Вместе с тем они содержат важный фактический материал о многообразных социальных различиях в капиталистических странах.
В 60—70-х гг. ряд американских буржуазных социологов (С. М. Миллер, Б. Барбер, Х. Ганс и др.) подвергает критике многие теории социальной стратификации, не вскрывающие существенные социальные различия и конфликты в США. Получили распространение работы по проблемам «социальной бедности» и др.  Марксизм-ленинизм, рассматривая классовое деление общества как центральное, в то же время придаёт важное значение изучению всей сложной системы социальной дифференциации (внутриклассовой, между различными социальными группами). Социальная стратификация — это дифференциация некой совокупности людей на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества. Конкретные формы социальной стратификации весьма разнообразны. Если экономический статус членов некоего общества неодинаков, если среди них имеются как имущие, так и неимущие, то такое общество характеризуется наличием экономического расслоения независимо от того, организовано ли оно на коммунистических или капиталистических принципах, определено ли оно конституционно как "общество равных" или нет. Никакие этикетки, вывески, устные высказывания не в состоянии изменить или затушевать реальность факта экономического неравенства, которое выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании богатых и бедных слоев населения. Если в пределах какой-то группы существуют иерархически различные ранги в смысле авторитетов и престижа, и почестей, если существуют управляющие и управляемые, тогда независимо от терминов (монархи, бюрократы, хозяева, начальники) это означает, что такая группа политически дифференцирована, что бы она ни провозглашала в своей конституции или декларации. Если члены какого-то общества, разделены на различные группы по роду их деятельности, занятием, а некоторые профессии при этом считаются более престижными в сравнении с другими и если члены той или иной профессиональной группы делятся на руководителей различного ранга и на подчиненных, то такая группа профессионально дифференцирована независимо от того, избираются ли начальники или назначаются, достаются ли им их руководящие должности по наследству или благодаря их личным качествам. 
      5.1. Основные формы социальной стратификации и взаимоотношения между ними
 
Конкретные ипостаси социальной стратификации многочисленны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратифика­ция. Как правило, все они тесно переплетены. Люди, принадлежащие к высшему слою в каком-то одном отношении, обычно принадлежат к тому же слою и по другим параметрам; и наоборот. Представители высших экономических слоев одновременно относятся к высшим поли­тическим и профессиональным слоям. Неимущие же, как правило, лише­ны гражданских прав и находятся в низших слоях профессиональной иерархии. Таково общее правило, хотя существует и немало исключений. Так, к примеру, самые богатые далеко не всегда находятся у вершины политической или профессиональной пирамиды, также и не во всех случаях бедняки занимают самые низкие места в политической и профес­сиональной иерархии. А это значит, что взаимозависимость трех форм социальной стратификации далека от совершенства, ибо различные слои каждой из форм не полностью совпадают друг с другом. Вернее, они совпадают друг с другом, но лишь частично, то есть до определенной степени. Этот факт не позволяет нам проанализировать все три основ­ные формы социальной стратификации совместно. Для большего педан­тизма необходимо подвергнуть анализу каждую из форм в отдельности. Реальная картина социальной стратификации любого общества очень сложна и путана. Чтобы облегчить процесс анализа, следует учитывать только основные, самые главные свойства, в целях упрощения опуская детали, не искажающие при этом общей картины.
 
         5.2.  Экономическая стратификация
     Два основных типа флуктуации
 Говоря об экономическом статусе некой группы, следует выделить два основных типа флуктуации. Первый относится к экономическому падению или подъему группы; второй — к росту или сокращению экономической стратификации внутри самой группы. Первое явление выражается в экономическом обогащении или обеднении социальных групп в целом; второе выражено в изменении экономического профиля группы или в увеличении -   уменьшении высоты, так сказать, крутизны, экономической пирамиды. Соответственно существуют следующие два типа флуктуации экономического статуса общества:
I. Флуктуация экономического статуса группы как единого целого:
а) возрастание экономического благосостояния;
б) уменьшение последнего.
II. Флуктуации высоты и профиля экономической стратификации внутри общества:
а) возвышение экономической пирамиды;
б) уплощение экономической пирамиды.
1.Гипотезы постоянной высоты и профиля экономической стратификации и ее роста в XIX веке не подтверждаются.
2.Самая верная – гипотеза колебаний экономической стратификации от группы к группе, а внутри одной и той же группы – от одного периода времени к другому. Иными словами, существуют циклы, в которых усиление экономического неравенства сменяется его ослаблени­ем.
3. В этих флуктуациях возможна некоторая периодичность, но по разным причинам ее существование пока еще никем не доказано.
4. За исключением ранних стадий экономической эволюции, от­меченных увеличением экономической стратификации, не существует постоянного направления в колебаниях высоты и формы экономической стратификации.
5. Не обнаружена строгая тенденция к уменьшению экономического неравенства; нет серьезных оснований и для признания существования противоположной тенденции.
6. При нормальных социальных условиях экономический конус развитого общества колеблется в определенных пределах. Его форма относительно постоянна. При чрезвычайных обстоятельствах эти пределы могут быть нарушены, и профиль экономической стратифика­ции может стать или очень плоским, или очень выпуклым и высоким. В обоих случаях такое положение кратковременно. И если "экономи­чески плоское" общество не погибает, то "плоскость" быстро вытесня­ется усилением экономической стратификации. Если экономическое неравенство становится слишком сильным и достигает точки перена­пряжения, то верхушке общества суждено разрушиться или быть низвергнутой.
7. Таким образом, в любом обществе в любые времена происходит борьба между силами стратификации и силами выравнивания. Первые работают постоянно и неуклонно, последние — стихийно, импульсивно, используя насильственные методы. 
 
 
 
 
5.3.    Политическая стратификация
 
Итак, как уже было отмечено, универсальность и постоянство поли­тической стратификации вовсе не означает, что она везде и всегда была идентичной. Сейчас же следует обсудить следующие проблемы: а) изме­няется ли профиль и высота политической стратификации от группы к группе, от одного периода времени к другому; б) существуют ли установленные пределы этих колебаний; в) периодичность колебаний; г) существует ли вечно постоянное направление этих изменений. Раскрывая все эти вопросы, мы должны быть крайне осторожны, чтобы не подпасть под обаяние велеречивого красноречия. Проблема очень сложна. И должно приближаться к ней постепенно, шаг за шагом.   Изменения верхней части политической стратификации.
 Упростим ситуацию: возьмем для начала только верхнюю часть политической пирамиды, состоящую из свободных членов общества. Оставим на некоторое время без внимания все те слои, которые находятся ниже этого уровня (слуги, рабы, крепостные и т. п.). Одновре­менно не будем рассматривать. Кем? Как? На какой период? По каким причинам? Занимаются различные слои политической пирамиды. Сейчас предметом нашего интереса являются высота и профиль политичес­кого здания, населенного свободными членами общества: существует ли в его изменениях постоянная тенденция к "выравниванию" (то есть к уменьшению высоты и рельефности пирамиды) или в направлении к "повышению".  Общепринятое мнение — в пользу тенденции "выравнивания". Люди склонны считать как само собой разумеющееся, что в истории существует железная тенденция к политическому равенству и к унич­тожению политического "феодализма" и иерархии. Такое суждение типично и для настоящего момента. Как справедливо подметил Г. Воллас, "политическое кредо массы людей не является результатом размышлений, проверенных опытом, а совокупностью бессознательных или полусознательных предположений, выдвигаемых по привычке. Что ближе к разуму, то ближе к прошлому и как более сильный импульс позволяет быстрее прийти к выводу". Что касается высоты верхней части политической пирамиды, то мои аргументы следующие.  У первобытных племен и на ранних ступенях развития цивилизации политическая стратификация была незначительной и незаметной. Неско­лько лидеров, слой влиятельных старейшин — и, пожалуй, все, что располагалось над слоем всего остального свободного населения. Политическая форма такого социального организма чем-то, только отдален­но, напоминала покатую и низкую пирамиду. Она скорее приближалась к  прямоугольному параллелепипеду с еле выступающим возвышением верху. С развитием и ростом общественных отношений, в процессе унификации первоначально независимых племен, в процессе естествен­ного демографического роста населения политическая стратификация усиливалась, а число различных рангов скорее увеличивалось, чем уме­ньшалось. Политический конус начинал расти, но никак не выравнивать­ся. То же можно сказать и о самых ранних ступенях развития современных европейских народов, о древнегреческом и римском обществах. Не обращая внимание на дальнейшую политическую эволюцию всех этих обществ, очевидным кажется, что никогда их политическая иерархия не станет такой же плоской, какой она была на ранних стадиях развития цивилизации. Если дело обстоит именно так, то было бы невозможным признать, что в истории политической стратификации существует постоянная тенден­ция к политическому "выравниванию".  Второй аргумент сводится к тому, что, возьмем ли мы историю Древнего Египта, Греции, Рима, Китая или современных европейских обществ, она не показывает, что с течением времени пирамида по­литической иерархии становится ниже, а политический конус — более плоским. В истории Рима периода республики мы видим вместо нескольких рангов архаической поры высочайшую пирамиду из разных рангов и титулов, накладывающихся друг на друга даже по степени привилегированности. В наше время наблюдается нечто похожее. Специалисты по конституционному праву верно отмечают, что политических прав у президента США явно больше, чем у европейского конституционного монарха. Исполнение приказов, которые отдают высокие официальные лица своим подчиненным, генералы — низшим военным рангам, столь же категорично и обя­зательно, как и в любой недемократической стране. Соблюдение приказов офицера высшего звания в американской армии так же обяза­тельно, как и в любой другой армии. Есть отличия в методах рекрута, но это не означает, что политическое здание современных демократий плоское или менее стратифицированное, чем политическое здание многих недемократичес­ких стран. Таким образом, что касается политической иерархии среди граждан, то я не вижу какой-либо тенденции в политической эволюции к понижению или уплощению конуса. Несмотря на различные методы пополнения членами высших слоев в современных демократиях, полити­ческий конус сейчас такой же высокий и стратифицированный, как и в любое другое время, и, конечно же, он выше, чем во многих менее развитых обществах. Хоть я настойчиво подчер­киваю эту мысль, мне не хотелось бы, чтобы меня поняли превратно, будто бы я утверждаю существование обратной постоянной тенденции к повышению политической иерархии. Это никаким образом и ничем не подтверждается. Все, что мы видим — это "бес­порядочные", ненаправленные, "слепые" колебания, не ведущие ни к усилению, ни к ослаблению политической стратификации…
 
              5.4. Резюме
1. Высота профиля политической стратификации изменяется от стра­ны к стране, от одного периода времени к другому.
2. В этих изменениях нет постоянной тенденции ни к выравниванию, ни к возвышению стратификации.
3. Не существует постоянной тенденции перехода от монархии к рес­публике, от самодержавия к демократии, от правления меньшинства к правлению большинства, от отсутствия правительственного вмешате­льства в жизнь общества ко всестороннему государственному контролю. Нет также и обратных тенденций.
4. Среди множества общественных сил, способствующих политичес­кой стратификации, большую роль играет увеличение размеров полити­ческого организма и разнородность состава населения.
5. Профиль политической стратификации подвижнее, и колеблется он в более широких пределах, чаще и импульсивнее, чем профиль экономической стратификации.
6. В любом обществе постоянно идет борьба между силами полити­ческого выравнивания и силами стратификации. Иногда побеждают одни силы, иногда верх берут другие. Когда колебание профиля в одном из направлений становится слишком сильным и резким, то противопо­ложные силы разными способами увеличивают свое давление и приво­дят профиль стратификации к точке равновесия.
 
       5.5.Профессиональная стратификация
 
     Внутри профессиональная и межпрофессиональная стратификацияСуществование профессиональной стратификации устанавливается из двух основных групп фактов. Очевидно, что определенные классы профессий всегда составляли верхние социальные страты, в то время как другие профессиональные группы всегда находились у основания социального конуса. Важнейшие профессиональные классы не располагаются горизонтально, то есть на одном и том же социальном уровне, а, так сказать, накладываются друг на друга. Во-вторых, феномен профессиональной стратификации обнаруживается и внутри каждой профессиональной сферы. Возьмем ли мы область сельского хозяйства, или промышленности, торговли или, управления или любые другие профессии, занятые в этих сферах люди стратифицированы на многие ранги и уровни: от верхних рангов, которые осуществляют контроль, до нижних, которыми контролируют и которые по иерархии подчинены своим "боссам", "директорам", "авторитетам", "менеджерам", "шефам" и т. п..  Профессиональная стратификация, таким образом, проявляется в этих двух основных формах: 1) в форме иерархии основных профессиональных групп (межпрофессиональная стратификация) и 2) в форме стратификации внутри каждого профессионального класса (внутри профессиональная стратификация).
2. Межпрофессиональная стратификация, ее формы и основания
 Существование межпрофессиональной стратификации проявлялось по-разному в прошлом и неоднозначно дает о себе знать сейчас. В кустовом обществе она выражалась в существовании низших и высших каст. Согласно классической теории кастовой иерархии, кастово-профессиональные группы скорее накладываются друг на друга, чем располагаются рядом на одном и том же уровне.  В Индии существуют четыре касты — брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры. Среди них каждая предшествующая превосходит по происхожде­нию и статусу последующую. Легитимные занятия брахманов — воспитание, преподавание, совершение жертвоприношений, исполнение богослужения, благотворительность, наследование и сбор урожая на полях. Занятия кшатриев те же, за исключением преподавания и исполнения богослужения, да, пожалуй, и сбора пожертвований. Им предписаны также управленческие функции и военные обязанности. Легитимные занятия вайшья те же, что и у кшатриев, за исключением управленческих и военных обязанностей. Их отличают занятия сельским хозяйством, разведение скота и торговля. Служить всем трем кастам предписано шудре. Чем выше каста, которой он прислуживает, тем выше его социальное достоинство. Реальное количество каст в Индии намного больше. И поэтому профессиональная иерархия между ними крайне существенна. В Древ­нем Риме среди восьми гильдий первые три играли значитель­ную политическую роль и были первостепенно важными с социальной точки зрения, а потому находились иерархически выше всех остальных. Их члены составляли первые два социальных класса. Эта стратификация профессиональных кор­пораций в модифицированном виде просуществовала на всем протяже­нии истории Рима. Вспомним о средневековых гильдиях. Их члены были стратифици­рованы не только внутри самих гильдий, но уже на заре их формирова­ния складываются более и менее привилегированные гильдии. Во Франции они были представлены так называемым "шестым корпусом", в Англии — торговой гильдией. Среди современ­ных профессиональных групп тоже существует, если не юридически, то фактически межпрофессиональная стратификация. Суть проблемы заключается в том, чтобы определить, существует ли какой-нибудь универсальный принцип, который лежит в основе меж­профессиональной стратификации.
Фундамент межпрофессиональной стратификации. Какими бы ни были всевозможные временные основы межпрофессиональной страти­фикации в разных обществах, рядом с этими вечно меняющимися ос­новами существуют константные и универсальные основы.  Два условия, по крайней мере, всегда были основополагающими: 1) важность занятия (профессии) для выживания и функционирования груп­пы в целом, 2) уровень интеллекта, необходимый для успешного выполне­ния профессиональных обязанностей. Социально значимые профессии — те, которые связаны с функциями организации и контроля группы. Это — люди, напоминающие машиниста локомотива, от которого зависит судьба всех пассажиров в поезде.
Профессиональные группы, осуществ­ляющие базовые функции социальной организации и контроля, помеще­ны в центре "двигателя общества". Плохое поведение солдата может не повлиять сильно на всю армию, недобросовестная работа одного труже­ника слабо воздействует на других, но действие командующего армией или руководителя группы автоматически влияет на всю армию или группу, действия которой он контролирует. Более того, находясь на контролирующей точке "социального двигателя", хотя бы в силу такого объективно влиятельного положения, соответствующие социальные группы обеспечивают для себя максимум привилегий и власти в обще­стве. Уже этим объясняется соотношение между социальной значимо­стью профессии и ее местом в иерархии профессиональных групп. Ус­пешное выполнение социально-профессиональных функций организации и контроля, естественно, требует более высокого уровня интеллекта, чем для любой физической работы рутинного характера. Соответственно, эти два условия оказываются тесно взаимосвязанными: выполнение функций организации и контроля требует высокого уровня интеллекта, а высокий уровень интеллекта проявляется в достижениях (прямо или косвенно), связанных с организацией и контролем группы. Таким об­разом, мы можем сказать, что в любом данном обществе более професси­ональная работа заключается в осуществлении функций организации и контроля и в более высоком уровне интеллекта, необходимого для ее выполнения, в большей привилегированности группы и в более высоком ранге, который она занимает в межпрофессиональной иерархии, и наоборот.  К этому правилу следует добавить четыре поправки. Во-первых, общее правило не ис­ключает возможности наложения высших слоев низшего профессио­нального класса с низшими слоями следующего, более высокого класса. Во-вторых, общее правило не распространяется на периоды распада общества. В такие моменты истории соотношение может быть нарушено. Такие периоды обычно ведут к перевороту, после которого, если группа не исчезает, былое соотношение быстро восстанавливается. Исключения, од­нако, не делают правило недействительным. В-третьих, общее правило не исключает отклонений. В-четвертых, так как конкретно-исторический характер обществ различен и их условия меняются во времени, то вполне естественно, что и конкретное содержание профессиональных занятий в зависимости от того или иного общего положения изменяется. Во время войны функции социальной организации и контроля заключаются в орга­низации победы и военного руководства. В мирное время эти функции иные. Таков общий принцип стратификации профессиональных классов. Приведем факты, подтверждающие это общее положение.
Первое подтверждение. Универсальный и постоянно действующий порядок заключается в том, что профессиональные группы неква­лифицированных рабочих всегда находились внизу профессиональной пирамиды. Они были слугами и крепостными, они являлись самыми низкооплачиваемыми работниками, у них меньше всего прав, самый низкий уровень жизни, самая низкая функция контроля в обществе.
Второе подтверждение. Заключается в том, что группы работников физического труда всегда были менее оплачиваемыми, менее привилеги­рованными, менее влиятельными, чем группы работ­ников умственного труда. Этот факт проявляется в общем стремлении масс физического труда к интеллектуальным профессиям, в то время как противоположное направление редко является результа­том свободного выбора, а почти всегда определяется неприятной необ­ходимостью. Эта общая иерархия умственных и физических профессий хорошо выражена в классификации профессора Ф. Тоуссига. Она гласит: на верху профес­сиональной пирамиды мы находим группу профессий, включающую высокопоставленных официальных лиц, крупных бизнесменов; за ней следует класс "полупрофессионалов" из мелких бизнесменов и служа­щих; ниже находится класс "квалифицированного труда"; далее идет класс "полуквалифицированного труда"; и, наконец, класс "неквалифи­цированного труда". Легко видно, что эта классификация
ос­нована на принципе уменьшения интеллекта и контролирующей силы профессии, одновременно совпадающим с уменьшением оплаты труда и с понижением социального статуса профессии в иерархии. Это поло­жение дел подтверждает и Ф. Барр своей "шкалой профессионального статуса", построенной под углом зрения уровня интеллекта, необходимого для удовлетворительного занятия профессией. В краткой форме она дает следующие коэффициенты интеллекта, необходимого для удовлет­ворительного исполнения профессионально-служебных функций (напом­ню, что число интеллектуальных показателей варьируется от 0 до 100).
Индексы   интеллекта   профессии
    От 0 до 4.29                           Случайная работа, странствующие рабочие, ремонтники,
                                                    простой  кре­стьянский труд, работа в прачечной и т. п.
    От 5.41 до 6.93                      Водитель, разносчик, сапожник, парикмахер и т. п.
    От 7.05 до 10.83                    Ремонтник широкого профиля, повар, фермер, поли­цейский,
                                                    строитель,  почтальон,  каменщик, водопроводчик,
                                                   портной, телеграфист.
   От 10.86 до 16.28                  Детектив, клерк, служащий транспортной компании, прораб,
                                                   стенографистка, аптекарь, медсестра, редак­тор, учитель в    
                                                    начальной и средней школе, фармацевт, преподаватель вуза,
                                                    проповедник, врач, инженер, артист и т.п. 
  От 16.58 до 17.50                    Оптовый торговец, инженер-консультант, администра­тор  
                                                     системы образования,  журналист врач, издатель и т. п.
  От 17.81 до 20.71                   Профессор университета, крупный делец, великий му­зыкант,
                                                  общенациональные официальные лица, выдаю­щийся      
                                                    писатель,  видный исследователь, и т.п.
                                          .                                        
Таблица показывает, что три переменные — "ручной характер" труда, низкий уровень интеллекта, необходимый для его исполнения, и отдаленное отношение к функциям социальной организации и контроля — все они параллельны и взаимосвязаны. С другой стороны, мы наблюда­ем подобный параллелизм и среди "интеллектуального характера" про­фессиональной работы, высокого уровня интеллекта, необходимого для ее выполнения, и ее связь с функциями социальной организации и контроля. К этому можно добавить, что, переходя от менее "интеллектуальных" к более "интеллектуальным" профессиям, наблюдается возрастание сре­днего уровня дохода, несмотря на некоторые частичные отклонения от общего правила.
Третье подтверждение заложено в самой природе профессий тех лиц и групп, которые составляют высшие эшелоны общества; они обладают самым высоким престижем и представляют аристократию общества. Как правило, профессии этих слоев заключают­ся в функциях организации и контроля и, соответственно, требуют высокого уровня интеллекта.
Такими группами и лицами в истории были:
1) Лидеры, вожди, врачеватели, священники, старейшины (они со­ставляли наиболее привилегированную в до письменных обществах). Они же, как правило, были самыми умными и опыт­ными людьми внутри группы. Будучи связанными с делом социальной организации и контроля в обществе, их занятия были выше профессий всех остальных членов общества. Это можно видеть из того факта, что все легендарные лидеры первобытных племен, такие, как Окнирабата среди племен Центральной Австралии, Манко Ккапач и Мама Окклло среди инков, То Кабинана среди туземцев Новой Британии, Фу Хи среди китайцев, Моисей среди евреев и многие им подобные герои других народов, изображаются как великие учителя, законодатели, великие инноваторы, судьи — короче говоря, великие социальные организаторы.
2) Соответственно, среди многих групп самыми привилеги­рованными были занятия, связанные со жречеством, военным ру­ководством, управленческой и экономической организацией и со­циальным контролем. Нет необходимости говорить, что все эти занятия по условиям того времени имели все характеристики, отмеченные мною выше. "Раджа и брахман, глубоко сведущие в "Ведах", — оба поддерживают моральный порядок в мире. От них зависит существование человеческой расы", — молвит древняя мудрость. От успешной войны зависело само выживание и дальнейшее развитие общества; зависела и высокая оценка искусного в этой области лидера. Война настоятельно требовала лидеров с боль­шим мужеством и выносливостью, со способностями организовать и контролировать других, быстро принимать решения, при этом тщательно обдумывая их, действовать решительно, целеустремленно и эффективно. Профессия священнослужителя была не менее важной и жизненно необходимой для всей группы. Первые священники воплощали собой высочайшее знание, опыт и мудрость. Духовенство было носителем медицинского и естественного знания, морального, религиозного и об­разовательного контроля, оно считалось родоначальником прикладных наук и искусств; короче говоря, оно было экономическим, умственным, физическим, социальным и моральным организатором общества. Что касается высокого положения правителей в профессиональном конусе ранних обществ, то их "работа" была непосредственно связана с общественной организацией и контролем, была существенно необходимой для выживания группы.
3) На поздних ступенях развития носителями тех же самых видов деятельности в разнообразных формах их проявления стали аристок­ратические и интеллектуальные "профессии", как бы они ни именова­лись. Король или президент республики, дворянство или высокопостав­ленные лица республики, римский папа, средневековое духовенство или современные схоласты, ученые, политики, изобретатели, преподаватели, проповедники, учителя и администраторы, древние или современные организаторы сельского хозяйства, промышленности, торговли — все эти профессиональные группы находились на верху межпрофессиональ­ной стратификации как прошлых, так и настоящих обществ. Их титулы могут меняться, но их социальные функции остаются теми же. Функции монарха и президента республики, функции средневекового духовенства и современных ученых, схоластов и интеллигенции, функции прошлых аграриев и торговцев, современных капитанов и коммерции сущностное схожие. Они идентичны как по сути, так и по высокому положению, занимаемому этими профессиональными груп­пами в иерархии. Несомненно, требуется высокий уровень интеллекта для успешного выполнения этих "работ", так как они носят чисто интеллектуальный характер. Несомненно также, что успешное осущест­вление этих функций важнее всего для общества в целом. И за исключением периодов упадка, заслуги лидеров перед обществом неоспоримы. Личная беспринципность некоторых из них перевешивается объективными результатами их организующей и контролирующей деятельности. В этом отношении совершенно прав Дж. Фрэзер, утверждая: "Если бы мы могли соизмерить тот вред, который они наносят своим мошенничеством, с тем благом, которое они приносят благодаря своей дальновидности, мы бы увидели, что добро далеко превосходит зло. Гораздо больше несчастий принесли честные дураки, занимавшие более высокое положение, чем умные мошенники". Эта простая истина, как кажется, так и не понята многими социоло­гами до настоящего времени.
С другой стороны, ручной труд и слой низших канцелярских профес­сий считались или "неприличными" и "постыдными" (особенно в про­шлом), или, во всяком случае, представляли собой менее ценные, менее привилегированные, менее оплачиваемые и менее влиятельные профес­сии. Справедливо ли это или нет — не имеет значения. Такова реальная ситуация. Объяснение этому, возможно, дадут следующие слова Ф. Гиддингса: "Нам постоянно твердят, что неквалифицированный труд создает богатство мира. Но было бы ближе к истине утверждать, что крупные классы неквалифицированного труда едва обеспечивают свое собственное суще­ствование. Труженики, не обладающие способностью приспосабливать­ся к меняющимся условиям, не способные внести новые идеи в свою работу, не имеющие ни малейшего представления, что предпринять в критический момент, скорее идентифицируются с зависимыми клас­сами, чем с творцами материальных ценностей общества". Верно это или нет — трудно сказать, но факты, отмеченные мною в вышеприведенном изложении, остаются. Их объективное существова­ние подтверждает, во-первых, саму наличность межпрофессиональной стратификации; во-вторых, функционирование изложенного выше базо­вого принципа межпрофессиональной иерархии.
      3. Внутри профессиональная стратификация, ее формы
Второй вид профессиональной стратификации представляет внутри профессиональная иерархия. Члены почти каждой профессиональной группы подразделяются по крайней мере на три основных слоя. Первый репрезентирует предпринимателей, или хозяев, которые экономически независимы в своей деятельности, которые сами себе "хозяева" и чья деятельность заключается исключительно или частично в организации и контроле своего "дела" и своих служащих. Второй слой репрезентиру­ют служащие высшей категории, такие, как директора, менеджеры, главные инженеры, члены совета директоров корпорации и т. д.; все они не владельцы "дела", над ними еще стоит хозяин; они продают свою службу и получают за это заработную плату; все они играют очень важную роль в организации "ведения дела"; их профессиональная функ­ция заключается не в физическом, а в интеллектуальном труде. Третий слой — наемные рабочие, которые, как и служащие высокого ранга, продают свой труд, но дешевле; будучи в основном работниками физи­ческого труда, они зависимы в своей деятельности. Каждый из этих слоев-классов в свою очередь подразделяется на множество подклассов. Несмотря на различные названия этих внутри профессиональных слоев, они существовали и существуют во всех более или менее развитых обществах. В кастовом обществе мы обнаруживаем их в рамках одной и той же профессиональной группы. Например, среди брахманов: ранги учеников, домовладельцев, гуру, отшельников и других подчиненных друг другу категорий. В римских профессиональных ассоциациях мы обнаруживаем эти внутри профессиональные слои в форме подмастерьев, обычных членов и магистров различных рангов. В средневековых гиль­диях — в форме метров, учеников и подмастерьев. В настоящее время эти слои представлены предпринимателями, служащими и наемными рабочими. Названия, как видим, разные, но суть очень похожа. Сегодня в виде внутри профессиональной стратификации мы имеем новую форму профессионального феодализма, который реально существует и проявля­ется самым чувствительным образом как в разнице зарплат, так и в раз­нице социального положения, в зависимости от поведения, успеха, и очень часто счастье одного зависит от воли и расположения "хозяина". Если мы возьмем раздаточную ведомость любого "делового объедине­ния" или реестр любого общественного или правительственного учреж­дения, то обнаружим сложную иерархию рангов и положений на одном и том же предприятии или в одном и том же учреждении. Достаточно отметить, что всякое демократическое общество сильно стратифициро­вано: в новом обличье, но это все то же феодальное общество.
 
6. Заключение
Социальная стратификация и мобильность всегда были одной из главных тем его научных изысканий. Он написал много трудов, посвященных этим проблемам. На сегодняшний день проблемы  социальной мобильности и социальной стратификации очень актуальны, так как мы, имеем возможность, каждый день наблюдать за процессами перехода из одного социального слоя в другой, изменениями социального пространства индивида. Сталкиваясь с каналами и лифтами социальной мобильности, проходим через них, изменяем свое социальное положение, почти каждый день.
Важнейшим, главенствующим вопросом социальной мобильности, к сожалению, являются деньги и материальные ценности. Многие  живут  по принципу «у кого деньги, у того и власть», с помощью денег человек может добиться почти любого социального положения. Главной целью людей стало так и осталось накопление богатства. В идеале, у Питирима Сорокина, человек продвигается по социальной лестнице благодаря своему таланту и способностям. К большому сожалению, в нашей жизни все совершенно иначе. Главенствующую роль занимают деньги, на сегодня они являются основным каналом вертикальной циркуляции.
Работы Питирима Сорокина о социальной мобильности и социальной стратификации важны для  истории русской социологии. Он затрагивал самые главные проблемы общества, которые до него еще никто не затрагивал. Питирим Сорокин является одним из самых главных русских социологов, чьи труды продолжают иметь огромное значение не только русской, но и зарубежной в современной социологии.
Питирим Сорокин относится к тому редкому типу ученых, чье имя становится символом избранной им науки. На Западе он давно уже признан как один из классиков XX столетия, стоящий в одном ряду с О. Контом, Г. Спенсером, М. Вебером. 
Действительно, этот русско-американский социолог сделал огромный вклад в развитие общественной мысли и в развитие социологии как науки об обществе.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Список литературы
 
1.             Сорокин П.А Социальная стратификация и мобильность. // Питирим Сорокин.          «Человек. Цивилизация. Общество». (Серия «Мыслители XX века»). М., 1992. С. 302-373.
2.             Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.1992год.
3.             Сорокин П.А. “Общедоступный учебник  социологии”,  Москва, Наука, 1994г
4.             Ленин В. И., Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1; Социология сегодня. Проблемы и перспективы, пер. с англ., М., 1965;
5.        &nbs


Похожие работы:
Проблемы социальной мобильности и социальной стратификации Питирима Сорокина
Социализация личности Теория социальной стратификации и социальной мобильности
Социализация личности Теория социальной стратификации и социальной
Понятие социальной стратификации
Формы социальной стратификации
Процессы социальной мобильности
Особенности социальной мобильности в России
Образование как фактор социальной мобильности
Политика пенсионного обеспечения страхования и социальной помощи как элементов социальной политики

Рейтинг@Mail.ru
© Права на базу данных защищены
При копировании материала укажите ссылку