рефераты, курсовые

Опубликовать

Продать работу

История средних веков, под ред Колесницкого

Категория: История
Тип: Книга
Размер: 3123.5кб.
скачать

История средних веков

Под редакцией Н. Ф. Колесницкого

Допущено Министерством просвещения СССР в качестве учебника для студентов исторических факультетов педагогических институтов

Издание второе, исправленное и дополненное

МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1986

ББК 63.3(0)4 И90

 Авторы учебника:

М. Л. Абрамсон — главы 32, 36; А. А. Кириллова — главы 10, 13, 26, 34, 35, в главе 5 раздел «Англия до середины XI в.», в главе 25 раздел «Средневековая идеология и культура в странах Западной Европы»; Н. Ф. Колесницкий - введение, главы 1, 2, 5 (кроме раздела «Англия до середины XI в.»), 11, 12, 14, 15, 16, 17, 18, 20, 24, 29, 30, 31, 37, 40, в главе 25 раздел «Культура западных славян»; В. Д. Королюк - главы 19, 38, в главе 4 раздел «Западные славяне»; Г. Г. Литаврин - главы 3; 21, 22, в главе 4 раздел «Южные славяне», в главе 25 разделы «Культура Византии», «Культура южных славян»; А. Н. Чистозвонов — глава 33. Главы 9, 27, 41 написаны М. Р. Аруновой; 6, 7, 8, 39-С. Ф. Орешковой, глава 28 — Н. Ф. Колесницким и А. Н. Чистозвоновым, глава 23 — Н. Ф. Колесницким и Г. Г. Литавриным.

 Рецензент кафедра всеобщей истории Псковского педагогического института.

 

История средних веков: Учеб. для студентов ист. И90 фак. пед. ин-тов / М. Л. Абрамсон, А. А. Кириллова, Н. Ф. Колесницкий и др.; Под ред. Н. Ф. Колесницкого. — 2-е изд. испр. и доп.-М.: Просвещение, 1986. — 575 с.: ил.

 

Учебник написан в соответствии с программой исторических факультетов пединститутов. В книге четко разграничиваются три периода феодальной формации: ее генезис, развитие и разложение. Авторы не ограничиваются показом только социально-экономических процессов. В учебнике дается достаточно полное освещение курса гражданской, политической, культурной истории средневековья и истории идеологии.

Учебник может быть также рекомендован учителям средней школы и для самообразования.

 

© Издательство «Просвещение», 1980 Издательство «Просвещение», 1986, с изменениями

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Часть I. Раннее средневековье

Глава I. Зарождение феодализма в Западной Европе

Глава 2. Франкское государство

Глава 3. Византия в IV—XI вв.

Глава 4. Западные и южные славяне в раннее средневековье

Глава 5. Западная Европа в IX—XI вв.

Глава 6. Арабы в VI—XI вв.

Глава 7. Индия в раннее средневековье.

Глава 8. Китай в III-Х вв.

Глава 9. Япония в раннее средневековье.

Часть II. Европа и Азия в эпоху развитого феодализма

Глава 10. Экономическое развитие Европы в XI—XV вв. Феодальный город

Глава 11. Крестовые походы

Глава 12. Франция в XI—XV вв.

Глава 13. Англия в XI—XV вв.

Глава 14. Германия в XI—XV вв.

Глава 15. Италия в XI—XV вв.

Глава 16. Пиренейские государства в VIII—XV вв.

Глава 17. Скандинавские страны в VIII—XV вв.

Глава 18. Чехия в XI- XV вв.

Глава Г9. Польша в XI—XV вв.

Глава 20. Венгрия в X- первой четверти XVI в.

Глава 21. Валашское и Молдавское княжества и Трансильвання в XI—XV вв.

Глави 22. Южные славяне в конце XII—XV вв.

Глава 23. Византия в XII—XV вв. Османские завоевания на Балканах

Глава 24. Церковь и ереси

Глава 25. Средневековая культура и идеология

Глава 26. Раннее Возрождение в Италии (XIV—XV вв.)

Глава 27. Страны Южной и Восточной Азии в эпоху развитого феодализма

 

Часть III. Европа и Азия в позднее средневековье

Глава 28. Возникновение капиталистических отношений в Западной Европе

Глава 29. Великие географические открытия. Начало колониальных захватов

Глава 30. Германия в XVI- начале XVII в.

Глава 31. Реформация в Швейцарии. Контрреформация

Глава 32. Испания в XVI- первой половине XVII в.

Глава 33. Нидерландская буржуазная революция

Глава 34. Англия в XVI в.

Глава 35. Франция в XVI- первой половине XVII в.

Глава 36. Италия в XVI-первой половине XVII в.

Глава 37. Тридцатилетняя война.

Глава 38. Польша в XVI—XVII вв.

Глава 39. Османская империя в XVI—XVII вв.

Глава 40. Развитие научных знаний в Западной Европе в XVI—XVII вв.

Глава 41. Страны Южной и Восточной Азии в XVI—XVII вв.

Хронологическая таблица

Список литературы

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Средние века — это многовековый период зарождения, господства и разложения феодализма. В Европе он длился 12 столетий, в Азии — еще дольше. Остатки средневековья в некоторых странах не исчезли до сих пор.

Большинство народов вступило на путь феодализма, миновав рабовладельческий строй. Их средневековье началось с разложения родо-племенных отношений. Другие народы, пережившие рабовладельческую формацию, начали свою средневековую историю с традициями классового общества и государства. Но суть нового общественного строя оставалась та же. Повсюду переход к феодализму был связан с подчинением крестьян крупным землевладельцам, превратившим землю — основное условие приложения человеческого труда — в свою монопольную собственность (государственную, частную).

Феодализм знаменовал собой прогресс в общественном развитии. Наделенный землей крестьянин был заинтересован в росте производительности труда, и эта заинтересованность возрастала по мере развития феодальных отношений и ослабления личной и поземельной зависимости. Эпоха феодализма ознаменовалась расцветом мелкого товарного производства в городах, ставших колыбелью свободы и очагами культуры. Здесь зародилась мануфактура и начали складываться новые классы буржуазного общества. В результате развития товарно-денежного хозяйства изменялись аграрные отношения: крестьян переводили на чинш, местами появлялись фермерские хозяйства капиталистического типа.

В течение средневековья коренным образом изменились этнические общности и государственные образования. Племена слились в народности, а из них начали формироваться современные нации. Вместо примитивных варварских государств и обособленных сеньорий образовались крупные централизованные государства на национальной или межнациональной основе. Несравненно поднялась культура. Если в эпоху раннего средневековья люди Довольствовались остатками античной образованности и библейскими преданиями о сотворении мира, то к концу феодальной эпохи начало складываться научное представление об окружающей природе и были заложены основы материалистического мировоззрения.

Термин «средние века». Итальянские гуманисты — лингвисты и литераторы, стремясь возродить классическую латынь, назвали время, отделяющее их век от классической древности, «средним веком» (medium aevum). В XV в. этот термин стал употребляться и историками для обозначения периода истории от гибели Западной Римской империи до современной им эпохи Возрождения. В XVII в. в историческую науку уже прочно вошло деление всемирной истории на античность, средние века и новое время. Понятие «средние века» в гуманистической и последующей буржуазной историографии не приобрело строго научного смысла и хронологической определенности. Начальной вехой средневековья считали то низложение последнего римского императора (476 г.), то время правления Константина (306—337), то нападение арабов на Европу (начало VIII в.). Еще более произвольно датировали конец средних веков. Для одних такой датой было падение Константинополя (1453 г.), для других-открытие Америки (1492 г.), для третьих - начало Реформации в Германии (1517 г.). Столь же разноречиво понимается и характер эпохи средних веков. Историки эпохи Просвещения вслед за гуманистами оценивали средние века как время общественного и культурного регресса, невежества и мракобесия. Реакционные направления в буржуазной историографии, наоборот, идеализируют и модернизируют средневековье, поднимая на щит именно то, что порицали просветители, — католицизм, схоластику, корпоративный строй.

Советская историческая наука, применяя термин «средние века» и традиционную периодизацию всемирной истории по трем указанным эпохам, вкладывает в них совершенно иной смысл. Мы рассматриваем исторический процесс как закономерное следование общественно-экономических формаций: средние века — это время зарождения, господства и разложения феодального способа "производства пришедшего на смену рабовладельческому или первобытно-общинному. Конец средних веков означал переход от феодализма к более высокой стадии общественного развития — капитализму.

Сущность феодализма. Историки начали говорить о феодализме в XVIII в., когда буржуазия готовилась к штурму «старого порядка». Под феодализмом они понимали именно этот старый порядок, противоречащий идеальным представлениям о «естественных правах» и нормальном общественном устройстве. Главными чертами феодализма считали: раздробленность политической власти, отсутствие гражданского правопорядка, соединение политической власти с земельной собственностью, иерархическую структуру общества. Хотя в настоящее время оценка феодализма в буржуазной историографии существенно изменилась, тем не менее указанная юридическая концепция осталась в силе. Историки продолжают определять феодализм по его внешним политическим и юридическим признакам, не вникая в существо экономических отношений. Главными признаками феодализма они считают политическую раздробленность, «рассеяние суверенитета», вассалитет, иерархическую структуру политической власти, корпоративность.

Марксистско-ленинская историография видит в феодализме одну из антагонистических общественно-экономических формаций. Основой феодального способа производства являлось наличие в руках эксплуататорского класса земельной собственности и наделение землей непосредственных производителей — зависимых крестьян, — которые вели на ней самостоятельное мелкое хозяйство и отдавали феодалам свой прибавочный продукт в виде ренты или налога. При этом каждый феодал пользовался внеэкономическим принуждением, так как иначе он «не мог бы заставить работать на себя человека, наделенного землей и ведущего свое хозяйство». феодальная рента существовала в трех формах: отработочной (барщина), продуктовой (натуральный оброк) и денежной. В раннее средневековье в Западной Европе преобладала отработочная рента. Позже большее распространение получил натуральный оброк. С развитием товарно-денежных отношений преобладающее значение приобрела денежная рента: феодалы начали свертывать барское хозяйство, раздавая господскую землю в крестьянские держания, что приводило к ослаблению и даже ликвидации крепостной зависимости и замене ее оброчными обязательствами крестьян-держателей. Это способствовало росту производительности крестьянского труда и расслоению крестьянства. Но в отдельных странах феодалы расширяли свое хозяйство и уменьшали крестьянские наделы. Для обработки барской земли они использовали наемный труд или же прибегали к восстановлению барщинных повинностей держателей.

В феодальном обществе происходила острая классовая борьба эксплуатируемых (крестьян и горожан) против эксплуататоров (феодалов и городской верхушки). Эта борьба нередко выливалась в грандиозные восстания, колебавшие устои феодального строя. И хотя восставшие массы терпели поражение, тем не менее их выступления заставляли феодалов смягчать эксплуатацию и придерживаться установленных обычаем норм феодальных повинностей. Тем самым народные восстания играли прогрессивную роль в развитии феодального общества, его производительных сил. В период разложения феодализма борьба народных масс слилась с выступлениями буржуазии и обеспечила победу буржуазии в ранних буржуазных революциях.

Феодализм представлял более высокую ступень общественного развития, чем первобытнообщинный и рабовладельческий строй, на развалинах которых он образовался. В отличие от рабовладельческого строя, при котором непосредственный производитель — раб — был лишен средств производства и превращен в «говорящее орудие», при феодализме зависимый и крепостной крестьянин наделен землей и ведет свое мелкое хозяйство. Крестьяне проявляли заинтересованность в росте производительности своего труда, так как некоторая доля прибавочного продукта использовалась для расширения мелкого крестьянского хозяйства и улучшения благосостояния зависимого населения. По мере развития феодализма личная зависимость ослабевала и во многих случаях исчезала, что создавало новые стимулы для роста производительности крестьянского труда.

Не менее прогрессивно сказывался на развитии производительных сил и переход к феодализму от первобытнообщинного строя. Укрепление индивидуального производства и превращение мелкого крестьянского хозяйства в основную экономическую ячейку общества способствовало росту производительности труда, несмотря на то что крестьяне начали подвергаться жестокой эксплуатации.

В отличие от рабовладельческого строя феодализм представлял универсальную общественно-экономическую формацию, которую прошли почти все народы мира. Но в развитии феодализма в разных странах и на разных материках имелись значительные особенности, которые определялись конкретными историческими условиями жизни народов и естественно-географической средой. I По-разному складывался феодальный строй у народов земледельческих и пастушеских, в странах с умеренным и засушливым климатом, где земледелие требовало искусственного орошения, в условиях разложения рабовладельческого или первобытнообщинного строя. В частности, весьма заметные различия наблюдались в развитии феодализма в европейских и азиатских странах. Если в Европе во все периоды средневековья преобладающее значение имела частная феодальная собственность на землю и эксплуатация крестьянства осуществлялась большей частью в форме взимания феодальной ренты, то в азиатских странах, в частности в Китае и Индии, в раннее и даже в классическое средневековье широко была распространена государственная собственность на землю и важнейшей формой эксплуатации крестьян являлись государственные налоги. Этим объясняется и тот факт, что в Европе в период сложившегося феодализма господствовала политическая раздробленность, а на Востоке в это время существовала более или менее централизованная система управления в форме деспотической монархии.

Периодизация истории средних веков. Феодализм в своем развитии прошел несколько стадий, каждая из которых характеризуется значительными сдвигами в экономике, социальном и политическом строе. На принципе стадиального развития общества

строится марксистско-ленинская периодизация исторического процесса.

Переход к феодализму происходил в разных странах неодновременно. Раньше на путь феодального развития вступили народы, пережившие рабовладельческий строй, позже народы, у которых феодализм был первой классовой формацией. Точно так же нет единой для всех стран хронологической вехи конца феодальной формации. Одни, более развитые народы покончили с феодализмом и вступили на путь капитализма раньше, другие позже. Началом западноевропейского средневековья советские историки считают крушение рабовладельческой Римской империи (V в.), концом - Английскую буржуазную революцию (1640- 1660). В азиатских странах с древнейшей цивилизацией — Китае, Северной Индии — переход к феодализму начался несколько раньше (II—III вв.), но феодальный период в целом на Востоке длился более продолжительное время (до XVIII—XIX вв.).

В советской историографии принято делить историю средних веков на следующие три периода: раннее средневековье — время формирования феодального способа производства – (V в., в отдельных азиатских странах II—XI вв.); классическое средневековье — период развитого феодализма (конец XI—XV в., в отдельных азиатских странах — и XVI в. включительно); позднее средневековье — период разложения феодализма и зарождения капиталистического способа производства (XVI-середина XVII в., на Востоке до XVIII—XIX вв.).

В период раннего средневековья происходило становление феодальных отношений — образование крупной земельной собственности и подчинение свободных крестьян-общинников феодалами. Формировались два антагонистических класса феодального общества — класс феодальных землевладельцев и класс зависимых крестьян. В экономике сочетались разные уклады — рабовладельческий, патриархальный (свободное общинное землевладение) и складывающийся феодальный (различные формы поземельной и личной зависимости). Этими социально-экономическими условиями определялся характер раннефеодального государства. Оно было относительно единым, а в азиатских странах даже более или менее централизованным (с деспотической формой правления) и осуществляло свое господство над лично свободным населением с помощью территориальных органов власти. В пределах этих государств, объединявших множество различных этнических об-щностей, происходил процесс этнической интеграции и закладывались основы для формирования средневековых народностей.

Второй период истории средних веков характеризуется завершением процесса формирования феодальных отношений и расцветом феодализма. Крестьяне были поставлены в поземельную или личную зависимость, а члены господствующего класса находились в иерархическом соподчинении. Это привело к распаду раннефеодальной территориальной организации государственной власти и господству феодальной раздробленности. В странах Восточной Азии, где и при развитом феодализме сохранялась в значительном объеме государственная собственность на землю, продолжали существовать крупные государственные образования с централизованной системой управления.

В результате развития феодальной экономики, подъема городов и роста товарно-денежных отношений изменились формы феодальной эксплуатации, ослабла крепостная зависимость крестьян, появилось свободное городское население. Тем самым были созданы предпосылки для ликвидации феодальной раздробленности и централизации государственной власти. Этому в немалой степени способствовало также этническое сплочение населения — образование из отдельных племенных общностей феодальных народностей. Развитие товарно-денежных отношений, расцвет городов и городской культуры коренным образом изменили облик феодального общества. Зарождалась новая идеология — гуманизм, началось движение за реформу католической церкви. Усилилась борьба народных масс против феодальной эксплуатации, вспыхивали грандиозные крестьянские и городские восстания.

Третий период средневековья характеризуется крайним обострением присущих феодализму противоречий. Производительные силы переросли рамки феодальных производственных отношений и традиционных форм собственности. В недрах феодального общества зарождались капиталистические отношения. В некоторых странах (Англия, Северные Нидерланды) происходила экспроприация непосредственных производителей. Народные массы вели борьбу как против феодальной, так и против капиталистической эксплуатации. Все это создало условия для завершения централизации феодальных государств и перехода к абсолютизму. Поднимающаяся буржуазия шла на битву с феодализмом (сперва в форме Реформации, позже в открытой политической борьбе) за установление своего господства.

Средневековье приближалось к своему концу. Наступало новое время.

История средних веков и современность. История феодального общества представляет для нас не только академический, но и глубокий теоретический и научно-практический интерес. Многие явления в жизни современных народов и государств уходят своими корнями в средневековое прошлое — складывание классов буржуазного общества, формирование наций и развитие национальных культур, революционная борьба угнетенных масс, положившая начало революционным традициям народов, борьба за свободомыслие против духовной диктатуры церкви, освободительные движения против чужеземного ига и национального угнетения, начало создания колониальных империй и т. д. Изучение истории средних веков помогает глубже понять современность и перспективы развития на будущее.

В мире до сих пор сохранились пережитки средневековья, с которыми ведут борьбу прогрессивные силы общества. Пережитки феодализма существуют в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки, особенно в тех, которые недавно освободились от ига колониализма. Некоторые средневековые традиции — монархия, сословные привилегии — не изжиты даже в таких высокоразвитых странах, как Англия и Япония.

По важнейшим проблемам истории средних веков ведется острая идеологическая борьба между историками-марксистами и буржуазными историками. Современная буржуазная реакционная историография извращает многие явления жизни средневекового общества; она пытается, вопреки историческим фактам, доказать, что частная собственность на землю и эксплуатация человека человеком существовали извечно, умалчивает о жестокой классовой борьбе в феодальном обществе и твердит о «гармонии социальных интересов». Апологеты современного капитализма утверждают, что капиталистическая система существовала извечно, так как она якобы отвечает природе человека. Реакционные историки идеализируют феодальные порядки, средневековую религиозность, корпоративную замкнутость. Борьба с реакционной буржуазной историографией — важнейшая задача советских историков-медиевистов.

 

ЧАСТЬ I. РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

 

ГЛАВА 1

ЗАРОЖДЕНИЕ ФЕОДАЛИЗМА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

 

В Западной Европе феодализм сформировался на основе синтеза разлагавшегося рабовладельческого строя Римской империи и находившегося на стадии становления раннеклассового общественного строя варваров, преимущественно германцев. В некоторых странах Европы, как например в Скандинавии и в восточнославянских землях, феодальные отношения складывались только на основе разложения первобытнообщинного строя без заметного влияния рабовладельческого мира. В этих условиях формирование феодализма происходило сравнительно медленно и завершилось намного позднее. На территории, завоеванной варварами у Римской империи, этот процесс происходил весьма интенсивно под влиянием более развитого общественно-экономического строя.

 

Кризис рабовладельческого строя и зарождение феодальных отношений в Римской империи

 

Упадок рабовладельческого хозяйства. В Римской империи были значительно развиты земледелие, ремесла и торговля. Крупное рабовладельческое хозяйство приобрело товарный характер. Получили широкое развитие внешнеторговые связи в бассейне Средиземного моря. Но уже в III в. заметно обнаружился хозяйственный застой, а затем и упадок. Сокращалась торговля, замирала городская жизнь. Причины этого упадка коренились в общем кризисе рабовладельческого способа производства.

При рабовладельческом строе экономика имела весьма ограниченные возможности для своего развития. Раб не был заинтересован в развитии производства, совершенствовании орудий труда. Рабовладельческое хозяйство было экономически выгодным только при наличии дешевой рабочей силы. Рабовладельческая форма эксплуатации почти исключала возможность воспроизводства рабочей силы в рамках самого рабовладельческого хозяйства. Раб не имел семьи, он быстро истощался от тяжелой работы, рано умирал. Поэтому необходим был постоянный приток рабов, добыть которых можно было в результате успешных войн, грабительских экспедиций и работорговли. Однако упадок военной мощи Римской империи, связанный с хозяйственным кризисом и переходом от завоеваний к обороне, не позволял пополнять убывающий контингент рабов. Рабы дорожали, и настоятельно вставал вопрос о целесообразности ведения хозяйства прежним, рабовладельческим способом. Рабовладение становилось преградой на пути развития экономики. Нужно было искать новые формы организации хозяйства, по-новому использовать рабскую силу, стимулировать производительность труда рабов.

Рабовладельцы вынуждены были изменить способ эксплуатации рабов, не поступаясь своим неограниченным правом собственности на их личность. Они наделяли рабов землей, превращая их в подневольных оброчных держателей. Вместе с тем, крупные земельные собственники старались привлечь на пустующие земли свободных арендаторов.

Колонат. Мелкое крестьянское землевладение в Римской империи не в состоянии было противостоять крупной земельной собственности рабовладельцев. Крестьяне разорялись под тяжестью государственных повинностей, попадали в неоплатные долги и теряли собственность на свои участки. Им приходилось или превратиться в бездомных бродяг, или оставаться на своих участках в качестве вечнонаследственных арендаторов-прекарис-тов. Так и поступали многие разорившиеся крестьяне. Безземельные люди могли получить участки в свободную аренду на правах колоната. Именно эта форма земельного держания стала наиболее распространенной в поздней Римской империи. Она позволяла крупным землевладельцам наиболее выгодно использовать оставшиеся без возделывателей земли, привлекая на них арендаторов из числа разорившихся крестьян. Земельный собственник нередко предоставлял поселенцу (колону) инвентарь и даже посевной материал, что, естественно, было связано с увеличением повинностей. Первоначально колон был свободным человеком и, выполнив повинности, мог покинуть участок. Но уже в IV в. колоны были прикреплены к земле и превратились в наследственных держателей. На помощь земельным собственникам пришло рабовладельческое государство, которое было заинтересовано в заселении пустующих земель и получении налогов с их возделывателей. Указом Константина I от 332 г. все арендаторы навечно прикреплялись к земле. Беглых колонов надлежало, согласно указу, «заковывать в кандалы, как рабов, чтобы в наказание заставить их рабским способом выполнять обязанности, приличествующие свободным людям». Колоны потеряли гражданские права, не могли занимать государственные должности и принимать духовное звание. Так они фактически опускались до положения посаженных на землю рабов, и римское право в ряде случаев ставило их в один ряд с рабами. Но все же в хозяйственном отношении колоны были самостоятельнее рабов, их повинности нормировались. Колоны платили государственные налоги, привлекались к военной службе, их нельзя было продавать без земли. Таким образом, положение колонов было двойственно: с одной стороны, они напоминали рабов, так как были лишены права владеть неограниченной собственностью, а с другой стороны, — считались юридически свободными и являлись государственными подданными, обязанными выполнять публичные повинности. Их эксплуатировали и землевладельцы, и государственная власть. Прикрепленные к земле колоны походили уже на феодально зависимых крестьян средневековья. Ф. Энгельс считал их предшественниками средневековых крепостных *. Колоны были наделены средствами производства, и их прибавочный продукт отчуждался с помощью внеэкономического принуждения. В поздней Римской империи колоны представляли основную категорию земледельческого населения, их состав пополнялся за счет обезземеленных крестьян, вольноотпущенников и несвободных варваров.

Если колоны опускались в известном смысле до положения рабов, то рабы, посаженные на землю, наоборот, поднимались в хозяйственном отношении до положения колонов. С переходом к феодализму обе эти категории непосредственных производителей стали одним из главных источников формирования крепостного и зависимого крестьянства на территории бывшей Римской империи.

Кроме колоната, в поздней Римской империи были и другие формы земельных держаний, близкие к феодальным: прекарий и эмфитевзис. Мелкие прекаристы получали земельные участки на различных условиях, большей частью за чинш. Срок держания устанавливался земельным собственником, но позднее прекарий стали долгосрочными, и прекаристы мало отличались от колонов. Эмфитевзис напоминал до некоторой степени средневековые условные держания. Его держатели ежегодно вносили земельным собственникам фиксированные платежи и пользовались обширными правами на свои владения — могли сдавать их в аренду, продавать, передавать по наследству. Собственник мог отнять владение только в случае неуплаты эмфитевтом положенных платежей в течение трех лет или после смерти держателя при отсутствии наследников, а также по истечении срока владения.

Изменения в государственном строе. Разложение рабовладельческого строя вызвало значительные изменения в политическом устройстве. Перед лицом усилившихся классовых и внутриполитических противоречий, роста сепаратистских тенденций в провинциях и возросшего натиска варваров господствующий рабовладельческий класс шел на укрепление своей диктатуры в форме домината. Управление государством было сосредоточено в руках императора и подчиненного ему бюрократического аппарата. Сенат потерял всякое значение. Была ликвидирована автономия городских муниципиев. Увеличилась численность армии, состоявшей большей частью из наемников-варваров. Для содержания разросшегося бюрократического аппарата и армии требовались огромные средства, которые правительство пыталось добыть за счет увеличения налогов. С этой целью разные категории населения прикреплялись к государственному тяглу, устанавливалась круговая порука за выполнение повинностей. Согласно эдикту императора Диоклетиана от 293 г., ремесленники и торговцы прикреплялись к своим коллегиям, которые отвечали перед государством за выполнение натуральных повинностей. На куриалов (членов городских курий) была возложена ответственность за поступление налогов в муниципальных округах. За недоимки они отвечали собственным имуществом. Им запрещалось под угрозой наказания оставлять свой город. В сословие куриалов насильственно включали всех городских землевладельцев, имевших не менее 25 югеров земли. Чтобы избавиться от тяжелых повинностей, куриалы укрывались в лесах и горных ущельях, уходили в монастыри, становились колонами.

Укрепление военно-бюрократического аппарата и усиление власти над провинциями не могли задержать распада Римской державы. Император Диоклетиан разделил империю между четырьмя соправителями. Рим потерял свое былое значение и фактически перестал быть столицей империи. А в 395 г. империя окончательно была разделена на Восточную и Западную, хотя формально обе части продолжали называться Римской империей.

В Западной Римской империи обострялся кризис рабовладельческой системы, возрастало могущество землевладельческой знати и усилились сепаратистские тенденции в провинциях. Правительство не в состоянии было прежними методами удерживать власть над населением и вынуждено было обращаться за помощью к магнатам, располагавшим частной властью над зависимыми людьми. На крупных земельных собственников была возложена ответственность за выполнение колонами государственных (налоговых и военных) повинностей. Землевладельцы создавали свой аппарат судебно-административной власти и содержали собственные военные дружины. Так началось разложение государственной бюрократической системы и оформление частной власти магнатов. Вместе с тем происходила децентрализация политической власти. Управление провинциями, которое раньше осуществляли чиновники от лица центральной власти, переходило в руки местной сенаторской знати. Все большую самостоятельность приобретали высшие военачальники, располагавшие отрядами дружинников. Все это свидетельствовало о начавшейся феодализации римского рабовладельческого государства.

Христианская церковь. Средневековая Европа унаследовала от Римской империи христианскую церковь. Христианство, представлявшее первоначально религию угнетенных, постепенно изменило свой характер и превратилось в IV в. в официальную религию, служившую интересам господствующего класса. К тому времени христианство уже распространилось на всей территории империи и охватило большую часть населения. Прежняя демократическая организация христианских общин выродилась в оторванную от верующих церковную иерархию. В своих проповедях христианское духовенство призывало к повиновению властям и смирению перед угнетателями. Это заставило римские власти изменить отношение к христианству и от гонений перейти к признанию и поддержке новой религии. Христианство с его монотеизмом могло лучше, чем различные языческие культы, сплотить в единое целое разноплеменное население империи, а централизованная церковная организация — дополнить государственную бюрократическую систему. Именно такую роль и начала играть христианская церковь после ее признания Константином (Миланский эдикт 313 г.). Вскоре христианство стало в империи господствующей религией и церковь превратилась в крупную экономическую, политическую и идеологическую силу. Епископы не только управляли церковными диоцезами (округами), но и располагали судебно-административной властью в своих владениях.

Превращение христианства в господствующую религию, а христианской церкви в орудие угнетения вызвало раскол среди верующих. Несогласные с перерождением раннехристианской демократической организации верующих в иерархическую церковную организацию выдвигали свои особые еретические (несогласные с официальной религией) вероучения. Так появились богословские ереси, в которых находила свое выражение оппозиция угнетенных масс против господствующего строя и церковной иерархии. Уже на Никейском соборе в 325 г. было осуждено распространившееся в восточных провинциях империи арианство, отрицавшее божественную природу «второго лица троицы» — Христа, а следовательно, ставившее под сомнение учение о божественности христианской церкви. Арианство проникло в среду варваров, враждебно относившихся к Римской империи. В V в. на востоке империи распространилось еретическое вероучение «монофизитов», утверждавших, что Христос имеет только божественную природу и поэтому духовенство должно отказаться от всех «мирских благ» и жить в бедности. В Римской Африке широкую популярность получило учение донатистов и агонистиков (левое направление в донатиз-ме), требовавшее реформы церкви, освобождения ее от всякой зависимости от государства. Агонистики проповедовали первоначальное христианское равенство и призывали к общности имуществ. Еретиков жестоко преследовали, однако это не могло остановить распространение ересей, в которых находило свое выражение недовольство существующим рабовладельческим строем.

Народные восстания. Обострение социальных противоречий, налоговый гнет и вымогательства чиновников, усиление эксплуатации колонов и ремесленников вызывали массовое сопротивление как в пассивной форме (бегство, отказ выполнять повинности), так и в форме народных восстаний. В Галлии и Испании в первой половине V в. широко развернулось движение багаудов (борцы), в котором главную роль играли крестьяне. В ряде районов восставшие создали независимые общины, не признававшие римских властей. В Северной Африке вспыхнуло восстание агонистиков («борющиеся»), основную роль в котором играли рабы и колоны. Восставшие громили имения крупных землевладельцев, освобождали рабов, расправлялись с римско-христианским духовенством. Это народное восстание было жестоко подавлено местными властями.

Восстания народных масс нередко совпадали с вторжениями варваров, и восставшие искали у них поддержки. Но эти надежды не всегда оправдывались, так как варварские предводители преследовали грабительские, завоевательные цели. В некоторых случаях народные массы оборонялись от грабительских вторжений варваров, а боровшиеся за власть группировки рабовладельческой знати приглашали в страну полчища варваров.

Народные восстания расшатывали пораженную кризисом рабовладельческую империю. Но они не могли ее уничтожить. Римская империя была завоевана варварами, и на ее развалинах образовались варварские государства, в которых развился более прогрессивный для той поры феодальный строй. Важнейшие элементы для его формирования появились уже в экономике поздней Римской империи.

 

Варварские племена: кельты, германцы, славяне

Варварами в Римской империи называли жившие за ее пределами племена и народы, которые не знали латинского языка и были чужды римской культуре. Наиболее значительными этническими группами варваров, соприкасавшихся с империей, были кельты, германцы и славяне.

Кельты жили в Северной Италии, Галлии, Испании, Британии и Ирландии. Отдельные их поселения встречались и в Германии вплоть до Одера. Римское государство завоевало Северную Италию, Галлию и Испанию, и их население слилось с римским в одну народность (галло-римскую и испано-римскую). Была подчинена Римом и большая часть кельтского населения Британии, однако это население не подвергалось романизации и сохранило свой патриархальный строй на стадии перехода к раннеклассовому обществу. Полную самобытность сохранили кельты Ирландии и Шотландии, не подвергшиеся римскому завоеванию.

В целом кельты сыграли значительную роль в этногенезе средневековых европейских народностей — англичан, французов, испанцев. Немалое влияние они оказали и на развитие общественных отношений и материальной культуры в странах Западной Европы. Их прямыми потомками являются ирландцы и шотландцы.

Древние германцы. Восточное кельтов и местами рядом с ними Расселялись германцы. Их поселения в начале новой эры простирались до Вислы и Среднего Дуная. Как свидетельствуют археологические и лингвистические данные, германцы в бронзовый век своей истории заселяли Скандинавию и южное побережье Северного и Балтийского морей. В III в. до н. э. их поселения доходили уже до Дуная.

История древних германцев более или менее достоверно отражена в римских источниках начиная с середины I в. до н. э. Наиболее значительными из них являются «Записки о галльской войне» Ю. Цезаря и историко-этнографическое сочинение К. Тацита «О происхождении и местожительстве германцев» (сокращенно «Германия»), написанное в конце I в. н. э. Много интересных данных по истории отдельных германских племен содержится в «Анналах» и «Историях» этого автора. Дополнительные сведения о германцах можно почерпнуть в «Естественной истории» Плиния Старшего и «Географии» Страбона. Археологические данные позволяют уточнить и дополнить сведения античных авторов.

Тацит считал германцев автохтонами (коренными жителями) занимаемой ими страны на восток от Рейна. В преданиях же самих германцев их прародиной называлась Скандинавия. В начале новой эры германцы делились на множество племен, составлявших ряд более крупных межплеменных общностей. Всего Тацит перечисляет более пятидесяти отдельных племен. Однако сообщаемые им данные весьма приблизительны.

Каждое племя занимало обособленную территорию и стремилось сохранить и расширить ее. Потеря территории вела к потере независимости, а то и к гибели племени.

Хозяйственная жизнь, земледелие и скотоводство. По свидетельству Цезаря и Тацита, германцы не являлись еще вполне земледельческим народом. Основные средства к жизни они получали за счет скотоводства. Но данные археологии свидетельствуют, что на значительной части Германии и на Ютландском полуострове земледельческая культура была уже достаточна развита в последние столетия до новой эры. Вспашка земли производилась в большинстве случаев легким плугом или сохой дважды перед посевом. Вопреки сообщениям Цезаря, что свебы ежегодно меняли обрабатываемые поля, ученые установили, что германцы длительное время пользовались участками, которые они обносили валом из земли и камня. Приусадебные участки находились в постоянном пользовании отдельных домохозяйств. Германцы сеяли рожь, пшеницу, ячмень, овес, просо, бобы, лен. По сравнению с римской агрикультурой германское земледелие было, конечно, примитивным. Зачастую применялась подсечная и переложная система земледелия. У германцев еще не было садоводства и луговодства. У более отсталых племен, живших в лесистых и болотистых местностях, сохранялся примитивный образ жизни с преобладанием скотоводства и охоты на дикого зверя.

Скотоводство носило уже не кочевой, а оседлый характер. Скот у германцев являлся главным предметом богатства и служил мерилом стоимости.

По словам Тацита, германцы селились разбросанными деревнями. Жилища строили из дерева, обмазывая их глиной. Это были продолговатые строения, несколько десятков метров в длину. Часть помещения отводилась для домашнего скота. Для хранения продуктов устраивались подземелья и погреба. У германцев не было поселений городского типа, но для защиты от нападения они возводили земляные и деревянные укрепления.

В хозяйственной жизни германцев значительное место занимали также рыболовство и собирательство, а у племен, живших по морскому побережью, — морской промысел и сбор янтаря. В целом экономика древних германцев носила натуральный характер. Каждая родовая община и большая семья изготовляли почти все необходимое для своей жизни — орудия труда, одежду, утварь, оружие. Ремесло не выделилось еще в отдельную отрасль экономики. Тацит отмечает, что германцы давно уже научились добывать железо и делать из него орудия труда и оружие, но железа у них было мало, и оно ценилось очень дорого. Как свидетельствуют археологические находки, германцы добывали также серебро, олово и медь. Значительного прогресса достигли гончарное дело и ткачество. Ткани расцвечивались растительными веществами. У прибрежных племен, знакомых с мореплаванием, было развито кораблестроение, о чем свидетельствуют изображения морских судов в наскальной живописи, датируемые еще концом бронзового века. Отважными мореходами были свионы (шведы), фризы, саксы.

Общественное устройство. На рубеже новой эры у германцев господствовал еще первобытнообщинный строй. Основной формой объединения было племя, представлявшее собой хозяйственную, политическую и культовую общность. Племя имело свои особые религиозные и правовые обычаи. Все важнейшие дела племени решались на народном собрании, состоявшем из мужчин-воинов. На этих собраниях избирались вожди и старейшины. Первые располагали властью во время войны, вторые — в мирное время. Старейшины наделяли землей отдельные домохозяйства, разбирали тяжбы, председательствовали на судебных собраниях. Все члены племени были свободны и равноправны.

Племена германцев были эндогамны. Браки обычно заключались между отдельными родами племени. У германцев существовала уже строгая моногамия. Только представители знати, в виде исключения, могли брать по нескольку жен (династические браки). Большую роль в жизни германцев играли родовые связи. Ближайшие родственники, составлявшие большие семьи, совместно вели хозяйство. Родовая община превращалась в земледельческую. Скот, рабы, орудия труда и оружие находились в семейной и личной собственности. Род оказывал защиту всем сородичам. Кровная месть у германцев была заменена выкупом. Родовые отношения

служили основой военной организации: боевые порядки строились по семейно-родовому признаку.

Частной собственности на землю еще не существовало. Земля была собственностью племени и передавалась в пользование отдельным группам живущих вместе родственников. Во времена Тацита подобные группы родственников представляли собой большие семьи.

Зарождение социального неравенства. Развитие производительных сил у германцев достигло в начале нашей эры такого уровня, когда появились уже прибавочный продукт и эксплуатация чужого труда. Значительное распространение получило рабство. Тацит обращает внимание на особый характер германского рабовладения. В отличие от римлян германцы не использовали рабов как домашнюю челядь или подневольных работников в крупном господском хозяйстве, а наделяли их участками земли (наподобие римских колонов) и облагали натуральными оброками. Это была патриархальная форма рабства. Хотя господин располагал над рабом неограниченным правом собственности, на практике с ним обходились лучше, чем с римским рабом, редко подвергали наказаниям. Подобная форма рабовладения была близка к крепостничеству и вследствие дальнейшей эволюции превратилась в одну из разновидностей феодальной зависимости.

У германцев рабство не играло большой роли и не нарушало патриархального характера экономики. Свободное население жило за счет собственного труда. Однако наличие рабов свидетельствовало о возникновении неравенства и начавшемся процессе классообразования. Отдельные семейства владели большим количеством скота, орудий труда и рабов. Даже земля делилась, по свидетельству Тацита, «по достоинству» (видимо, с учетом имущественного положения). Больше земли получали состоятельные семейства, имевшие возможность ее освоить, в том числе и за счет наделения участками своих рабов. У германцев существовала уже влиятельная знать. Конечно, знатность в патриархальном обществе не тождественна богатству. Знатными считали людей заслуженных, отличившихся в общественной деятельности и на войне. Но знатные обычно выделялись и своим имущественным положением — одеждой, вооружением.

Возникновение военной власти. Описанное Тацитом общественное устройство германцев основывалось на принципах военной демократии. Решающая роль принадлежала народному собранию. Должностные лица находились под постоянным контролем избиравших их воинов, не имели права приказывать. Их выступления на народном собрании воспринимались по силе убедительности.

Но постепенно общественная власть начала сосредоточиваться в руках военной и родо-племенной знати. Все вопросы, обычно выносимые на народное собрание, стали обсуждаться советом старейшин. Участники собрания только принимали или отвергали предложенные решения. Особенно важные дела обсуждались на банкетах военной знати, и решения только формально принимались на народном собрании. На должность главы племени (rex) избирали представителя знатного рода. Военным предводителем (dux) мог стать отличившийся в бою воин, но при этом учитывались и заслуги его предков. Военная власть начала приобретать наследственный характер — вождем избирали в иных случаях юношу в знак военных заслуг его предков. Орудием усиления власти вождя была дружина, состоявшая из воинов-профессионалов. Если во времена Цезаря дружина создавалась только на время военных предприятий и по окончании их распускалась, то впоследствии, по сообщениям Тацита, она стала постоянной. Дружинники находились в полной зависимости от вождя, приносили ему клятву верности и получали от него оружие и боевого коня. Вождь устраивал для дружины пирушки, раздавал дружинникам подарки. Средства для этого он получал за счет военной добычи и приношений, которые, по обычаю, должны были давать ему соплеменники. Дружинники не участвовали в производительном труде, они служили не столько племени, сколько вождю и могли быть использованы им для захвата власти. Таким образом, создавались предпосылки для превращения выборной военной власти в наследственную государственную власть. История германских племен первых веков новой эры наполнена борьбой представителей отдельных знатных родов за верховную военную власть. Наиболее удачливые из них подчиняли своему господству не только собственные, но и соседские племена и создавали многоплеменные военные союзы.

Религия древних германцев. По описанию Цезаря религиозные верования германцев были весьма примитивны: они поклонялись стихиям — солнцу, луне, огню. Тацит более подробно характеризует религию германцев, сопоставляя ее с римским язычеством. Из многих божеств, почитаемых у разных племен, наиболее известными были Водан, Донар, Циу, Идис. Водана считали верховным божеством, Донара — богом грома, Циу — богом войны Германцы представляли своих богов столь величественными, что всякое их изображение в человеческом виде или в образе других живых существ считалось кощунством и не допускалось. Вместо храмов у них были священные рощи или горные вершины, где совершались ритуальные действия и жертвоприношения (в том числе и человеческие). Родственные племена, отпочковавшиеся в прошлом от одного древнего племени, почитали, по традиции, единое божество. Религиозная традиция германцев утверждала, что все их племена произошли от единого мифического Манна, рожденного богом Туисконом. В этом религиозном предании запечатлелась традиция общегерманского единства.

Большим влиянием у германцев пользовались жрецы и прорицательницы. Жрецы занимались не только делами культа, но и участвовали в решении общественно-политических дел и отправлении правосудия. Только им одним подчинялись беспрекословно все свободные германцы; по их решениям выносились смертные приговоры и заключались под стражу провинившиеся люди. Такое же безграничное доверие германцы питали к гаданиям и предсказаниям прорицательниц, выступавших обычно перед народным собранием. Если их предсказания предвещали неудачу военного похода, то он откладывался на другой срок.

Германцы и Рим

Римляне стали отличать германцев от галлов только во II в. до н. э. С этого времени начались мирные и военные отношения Рима с германцами. В 113—101 гг. до н. э. произошло первое массовое вторжение германцев. Кимвры и тевтоны напали на Северную Италию и Галлию, но потерпели сокрушительное поражение от войск римского полководца Мария. Неудачной оказалась также попытка свебов захватить земли в Восточной Галлии. Ю. Цезарь разбил их и отбросил за Рейн, а в 55 г. до н. э. даже форсировал Рейн и вторгся на короткое время в Германию. При Тиберии Германия вплоть до Эльбы оказалась под властью римского оружия. Германские вожди изъявляли покорность империи, посылали подарки и выдавали заложников. Однако подчинить Германию надолго Римской империи не удалось, несмотря на все попытки разъединить германские племена и посеять между ними вражду. В первые годы новой эры в области р. Везера был создан антиримский союз племен, возглавляемый вождем херусков Арминием. Началось всеобщее восстание. Римские легионы под начальством Вара попытались его подавить, но попали в засаду и были уничтожены германцами в битве в Тевтобургском лесу (9 г. н. э.). Это был конец римского господства за Рейном. Теперь империя перешла к обороне от вторжений германских племен. Была сооружена огромная оборонительная линия от побережья Северного моря до устья Дуная. Между верхним течением Рейна и Дуная (от Майнца до Регенсбурга) был построен оборонительный вал (Limes Romanus). Это позволило Римской империи в течение нескольких веков сдерживать натиск германцев. Немаловажную роль сыграли при этом мирные дипломатические и торговые отношения с варварами — заключение союзов с отдельными племенами, подкуп военачальников и привлечение варваров на римскую службу.

Торговля Рима с германцами носила оживленный характер уже в середине I в. до н. э. Центрами ее были римские поселения по Рейну и Дунаю — Кёльн, Трир, Аугсбург, Регенсбург, Вена. Римляне построили у своих границ с германцами сеть дорог. Наиболее оживленные торговые связи были у римлян с соседними племенами, но, как свидетельствуют клады римских монет, римские купцы посещали и отдаленные районы по Дунаю и его притокам, а также по Эльбе и Одеру. Германцы покупали у римлян изделия из бронзы, стекла, оружие и некоторые орудия труда. Из Римской Галлии ввозили лошадей, керамические изделия. В свою очередь римляне вывозили из Германии рабов, скот, янтарь, кожи, меха, растительные красители.

Варваризация империи. Натиск германцев на римские провинции усиливался. За Рейном создавались союзы племен, преследовавшие цель прорвать римский оборонительный вал и захватить богатые провинции. В 165—180 гг. вспыхнула Маркоманская война. Огромные полчища варваров — маркоманы, квады, вандалы, гермундуры — вторглись в Рецию, Норик, Паннонию, Дакию, Ил-лирик и достигли Северной Италии. Император Марк Аврелий нанес им поражение и подчинил некоторые из вторгшихся племен. Но это был последний успех римского оружия. В дальнейшем империи приходилось откупаться от варваров, уступать им свою территорию. Императоры разрешали германским племенам поселяться в пограничных областях в качестве союзников (федератов) или наемников. Крупные римские землевладельцы охотно принимали поселенцев-варваров на пустующие земли, снабжая их на первое время всем необходимым для обзаведения собственным хозяйством. Живя среди римского населения, германцы заимствовали многое из его материальной и духовной культуры. Это способствовало разложению у них общинно-родовых отношений, проникновению римских правовых норм, укреплению частной собственности.

Переселение варваров оказывало, в свою очередь, влияние на развитие социально-экономических отношений в пограничных римских провинциях. Увеличивалось количество свободного земледельческого населения, уменьшалось значение рабского труда.. Изменялась военная организация империи. Большое значение приобрело войско из федератов — военных поселенцев-варваров. Германские военачальники на римской службе стали оказывать влияние на политическую жизнь империи, вмешиваясь в борьбу придворных клик, смещая и возводя на трон императоров. Таким образом, происходило два взаимодействующих процесса — романизация варваров, поселившихся в пограничных областях, и варваризация Римской империи. И то и другое укрепляло позиции варваров и облегчало им завоевание римских провинций.

Германские племена в IIIV вв. Римские письменные источники содержат мало сведений о жизни германских племен в эти века, но археологические данные свидетельствуют о значительном хозяйственном прогрессе германцев: улучшилась обработка почвы, расширился ассортимент сельскохозяйственных культур и повысилась их урожайность. Начали распространяться садоводство и виноградарство. Совершенствовались ремесла: обработка железа, бронзы, серебра. Найденные в погребениях предметы — оружие, украшения, сосуды и т. д. — с орнаментом и изображениями животных свидетельствуют о значительном развитии материальной культуры и искусства.

У германцев появилась руническая письменность. Сохранились надписи на дереве, металлических изделиях и надгробных плитах. Наибольшее распространение руническая письменность получила у скандинавов. Она была связана с магией и колдовством. Ее знали только жрецы и немногие люди, хранившие заветные тайны (руна — значит «тайна»).

О развитии социальных отношений у германских племен в IV—V вв. можно судить на основании варварских «Правд», записанных в V- VI вв. Содержащиеся в них нормы обычного права сложились задолго до их записи и отражали (в большей или меньшей степени) старинные патриархальные порядки. У варваров сохранялась еще родовая защита и ответственность за преступления членов рода, равно как и право наследовать имущество умершего родича. Хозяйственной единицей, как правило, была большая семья, которая владела земельным наделом. Женщины не имели права наследовать земельную собственность, и земля всегда оставалась во владении земледельческой общины.

Однако в IIIV вв. у германцев наблюдалось уже значительное социальное расслоение. В «Правдах» фигурируют разные социальные группы — знать, родо-племенная или служилая, простые свободные, составлявшие основную часть населения, полусвободные — литы и рабы. Число рабов и их роль в хозяйстве заметно возросли в связи с увеличением количества военнопленных и захватом имущества у римских землевладельцев. Германская знать, получавшая львиную долю добычи, заводила крупные хозяйства со множеством рабов, литов и колонов. Усилилось значение вождей и королей (конунгов). Они присваивали неподеленную землю и собирали в свою пользу повинности с покоренного населения. Чтобы придать своему господству больший авторитет, они возводили свою родословную от языческих богов.

В то же время у германцев происходили глубокие этнические изменения, обусловленные, с одной стороны, социально-экономическими сдвигами и начавшимся процессом образования государственной власти, а с другой — массовыми передвижениями и расселением на новых территориях. Описанные Тацитом многочисленные племенные общности смешивались и в результате их интеграции оформлялись новые территориально-этнические общности, более обширные и сложные по своей социальной структуре. Уже раньше германские племена объединялись в военные союзы. Но эти союзы существовали недолго и распадались, а входившие в них племена снова обособлялись. Так, например, сложившийся в середине I в. до н. э. свебский союз объединил под своей властью почти всю Германию. Но после поражения Ариовиста в войне с Цезарем союз распался. Позже сложилось еще несколько подобных союзов (маркомано-свебский союз Маробода в конце I в. до н. э., союз херусков под руководством Арминия в начале новой эры), но они были непрочны и распались после гибели их основателей. Племенные объединения, возникшие в IIIIV вв. в пределах Германии и на отвоеванной территории, оказались более жизнеспособными и превратились в конечном результате в новые этнические общности. Так произошли германские народности: алеманны, франки, саксы, тюринги, бавары. Каждая из них занимала отдельную территорию и представляла собой обособленное политическое образование во главе с военным предводителем — герцогом.

Древние славяне. Славянские племена занимали в первые века новой эры огромную территорию от Вислы до Верхней Волги и Оки и от Балтийского побережья до Черного моря, Нижнего и Среднего Дуная. В античных источниках они известны под именем венедов (венетов). По характеру их экономики и уровню общественного развития славяне не отличались особенно от германцев, и Тацит, мало знавший славян, причислял их к германцам.

Основным занятием славян уже в те времена было земледелие. Кроме того, они занимались скотоводством, охотой, бортничеством и рыболовством. Значительных успехов добились славяне в добыче и обработке железа, гончарном ремесле и ткачестве. У них развивалась меновая торговля. Об общественном устройстве славян сообщают источники более позднего времени (византийские авторы VI в). У них господствовал еще первобытнообщинный строй. Но уже начался процесс его разложения. Основной хозяйственной единицей являлась большая семья, включавшая в свой состав значительный круг родственников. Семьи объединялись в роды, роды составляли племена, имевшие уже в те времена территориальную организацию. Важнейшие общественные дела решались на народных собраниях (вече), на которых задавала тон родо-племенная знать. Большим влиянием пользовались князья, имевшие свои дружины. Шел процесс образования княжеской военной власти.

В эпоху великих переселений славяне продвинулись далеко на запад и юг, потеснив германские племена. Они вторгались на византийскую территорию. Теперь их границы проходили по Эльбе (Лабе) и Дунаю. Местами славяне заняли земли западнее Эльбы и южнее Дуная, а затем колонизовали почти весь Балканский полуостров. В VI в. византийские источники называют уже славян разными именами: племена, жившие между Дунаем и Днестром, именуются сплавинами и словенами, населявшие Поднепровье, — антами, а занимавшие бассейн Вислы и Балтийское побережье, — венетами. Это свидетельствовало о появлении трех ветвей славян — южных, восточных и западных.

Славяне наряду с другими варварскими народами сыграли значительную роль в разрушении античного рабовладельческого строя и образовании новых, феодальных отношений.

Завоевания варваров. Образование варварских королевств в Западной Европе

Передвижения варварских племен и нападения их на римские провинции стали обычным явлением. Однако Римской империи до поры до времени удавалось сдерживать этот натиск. В конце IV в. начались массовые передвижения германских и других варварских племен, получившие название великого переселения народов и закончившиеся завоеванием всей территории Западной Римской империи. Чем же они были вызваны?

Основной причиной этих передвижений был рост населения варварских племен, вызванный повышением жизненного уровня вследствие интенсификации земледелия и перехода к прочной оседлости. Варварские племена стремились захватить плодородные земли Римской империи и создать на них постоянные поселения. Многочисленная германская знать использовала эти походы для захвата добычи и эксплуатации покоренного населения.

Гунны. Вторжение вестготов на территорию Римской империи. Первыми в пределы империи двинулись вестготы. Племена готов до II в. проживали в низовьях Вислы, куда они, по древним преданиям, переселились из Скандинавии. В начале III в. большая часть готов ушла на юго-восток и осела в Причерноморье (от низовьев Дуная до Дона). Расселившиеся на западе в лесной полосе готы обособились от восточных степных. Первые получили название вестготов (визиготов), вторые-остготов (остроготов). В Причерноморье готы подчинили проживавшее там славянское и скифо-сарматское население, а также поселившееся здесь германское племя герулов. Так был создан большой многоплеменный союз, в котором готы (остготы) составляли меньшинство. Они много заимствовали от местных жителей, в частности в военной области. Восточноримские источники часто называют готов сарматами.

Готы предпринимали военные походы против Римской империи. Жившие в Приазовье герулы совершали пиратские набеги на ма-лоазийское побережье. В то же время готы вовлекались в торговые связи с империей и подвергались римскому влиянию. У них распространилось в форме арианской ереси христианство. Проповедником его был епископ Ульфила (313—383), который составил готскую азбуку и перевел, как полагают, на готский язык библию. Этот перевод является древнейшим памятником германской письменности. Наивысшего могущества «готская держава» достигла во времена остготского короля Эрманариха, который подчинил ряд славянских племен и раздвинул далеко на восток границы остготского союза. Вестготы не входили в состав этого объединения. Они были вовлечены в орбиту римского влияния.

В 375 г. в Причерноморье вторглись гунны — воинственные кочевники, двигавшиеся из глубин Азии и подчинившие к тому времени уже многие народы. Под их ударами пал племенной союз остготов, а его предводитель. Эрманарих, тяжело раненный в сражении, покончил жизнь самоубийством. Большая часть остготов попала под власть гуннов. Вестготы, спасаясь от гуннской угрозы, обратились с просьбой к римским властям, разрешить им поселиться на территории империи на правах союзников. Император Ва-лент заключил с вестготами соглашение, и они были поселены в Мезии. Но римские власти не выполняли своих обещаний, не обеспечили их продовольствием и обращались с вестготами как с рабами. Это привело к восстанию варваров, которое поддержало население Фракии. В битве у Адрианополя (378 г.) готы одержали победу, император Валент погиб. Римскому полководцу Феодосию с трудом удалось оттеснить готов от Константинополя. Феодосии, ставший вскоре императором, заключил с вестготами мирный договор, разрешив им поселиться на лучших землях Балканского полуострова в качестве союзников империи. Некоторое время готы находились в мирных отношениях с римлянами, но вскоре, после смерти Феодосия (395 г.), они под предводительством короля Аллариха начали предпринимать опустошительные набеги и пытались захватить Константинополь. Император Восточной Римской империи Аркадий вынужден был заплатить вестготам большой выкуп и предоставить богатую провинцию Иллирию. В 401 г. Алларих предпринял поход в Северную Италию, но потерпел поражение от римских войск, которыми командовал военачальник Стилихон.

В начале V в. Западной Римской империи пришлось отражать небывалый натиск варваров. В 404 г. с верховьев Дуная в Италию вторглась масса германцев под предводительством Радагайса. Они осадили Флоренцию. Стилихон мобилизовал все силы и нанес им поражение. Множество варваров было взято в плен и обращено в рабство. Для обороны Италии Стилихон вынужден был отозвать римские войска из Британии, куда уже начали вторгаться англосаксы. Положение в Италии стало катастрофическим после казни Стилихона, который был осужден римским сенатом по подозрению в измене. Огромные полчища вестготов, пополненные выходцами из других варварских племен, заняли Северную и Среднюю Италию и подступили к Риму. Император Гонорий укрылся в Равенне. Алларих потребовал большой выкуп и выдачи всех рабов варварского происхождения. Эти требования были удовлетворены, но император отказался предоставить варварам провинции Далма-цию, Норик и Венецию, которых они добивались. Тогда Рим был подвергнут голодной блокаде. 24 августа 410 г. город пал. Войско Аллариха вступило в Рим и подвергло его страшному разграблению. На современников эти события произвели неизгладимое впечатление. Падение «вечного города» считали не только концом Римской империи, но светопредставлением. Сторонники язычества обвиняли во всем христиан. Известный деятель христианской церкви философ Августин Блаженный в своем сочинении «О граде божьем» противопоставлял гибнущему «земному царству» вечное «царство божье», прообразом которого он считал христианскую церковь.

Ограбив Рим и захватив огромную добычу, Алларих направился на Юг Италии, намереваясь перебраться в Сицилию, а затем в Северную Африку. Но здесь вестготов постигла неудача. Вскоре после этого Алларих умер. Избрав нового короля, вестготы Двинулись обратно на север.

Вестготское королевство. Вестготы захватили юго-западную часть Галлии и основали там свое королевство со столицей в Тулузе (419 г.). Формально они считались федератами империи, а их король римским военачальником, но по существу это было первое независимое государство варваров на римской территории. Вестготы отторгли у местных землевладельцев две трети пахотной земли и разделили ее между собой «по жребию». Так воины-варвары превратились в крестьян-общинников. Во второй половине V в. была завоевана территория Галлии до Луары и большая часть Испании. После потери Аквитании, завоеванной франками в 507 г., центр Вестготского королевства переместился в Испанию (столица Толедо). В 554 г. Византия захватила юго-восточное побережье Испании. Таким образом. Вестготское королевство владело только частью Пиринейского полуострова; северо-западная часть принадлежала королевству свебов.

Завоеватели, расселившись на огромной территории, составляли меньшинство населения. Вестготы не создали сплошных поселений, а жили среди испано-римского населения, которому явно уступали по численности и уровню развития материальной и духовной культуры. Это, несмотря на их особые привилегии — воинскую профессию, освобождение от налогов, приводило, естественно, к романизации готов. В конце VI в. вестготы отказались от арианства и приняли римско-христианское вероисповедание, что еще более ускорило их ассимиляцию. Смешение вестготов с местным населением способствовало формированию в вестготском обществе феодальных отношений. Крестьяне теряли свободу, знать превращалась в крупных земельных собственников.

С развитием феодальных отношений в Вестготском государстве начались внутренние смуты. Это облегчило завоевание Испании арабами.

Вандальское королевство. В III в. вандалы переселились из глубин Германии на Средний Дунай. Под натиском гуннов они двинулись на запад вместе со свебами и алланами (племя сарматского происхождения, пришедшее с востока), прорвали в начале V в. римский оборонительный рубеж на Среднем Рейне и вторглись в Галлию, а затем в Испанию. В 428 г. вандалы вместе с алланами переправились через пролив (Гибралтар) в Северную Африку и начали ее завоевывать. Король вандалов Гейзерих умело использовал сложившуюся обстановку — мятеж римского наместника Бонифация, освободительную борьбу местного населения берберов, движение агонистиков и в течение десяти лет завоевал большую часть римских владений. Так, на римской территории было создано новое государство — королевство вандалов со столицей в Карфагене (439 г.). Как и вестготы, вандалы считались федератами империи, что не мешало им присваивать ее территории и грабить ее города. Будучи арианами, вандалы захватывали земли и имущество римской церкви, а также богатства римской знати. Ими были захвачены острова Средиземного моря — Сицилия, Сардиния, Корсика, Балеарские острова. В 455 г. вандалы разграбили Рим. При этом было разрушено много памятников культуры и искусства. Позже термином «вандализм» стали называть бессмысленное уничтожение культурных ценностей. Вандальское королевство просуществовало до 534 г. и было завоевано Византией.

Бургундское королевство. Восточногерманское племя бургундов в IV в. переселилось на Средний Рейн и основало в области Вормса свое королевство, которое было разгромлено гуннами. Остатки бургундов (с разрешения римского полководца Аэция) поселились в качестве федератов в Сабаудии (Савойе). Позднее бургунды заняли всю Верхнюю и Среднюю Рону и в 457 г. основали новое королевство со столицей в Лионе. Как и другие варвары, бургунды поделили землю с местным населением, отторгнув сперва половину, а позже две трети пахотных земель, а также половину усадеб и общинных угодий и одну треть рабов у галло-римских землевладельцев. Бургунды расселились кровнородственными группами (фарами), превратившимися позже в территориальные общины. Расселение среди галло-римлян способствовало разложению у бургундов общинно-родовых отношений и росту социальной дифференциации. Бургундское королевство сохраняло связь с Римской империей до ее падения. В 534 г. оно было завоевано франками.

Борьба с гуннами. Гунны, подчинив ряд германских племен — остготов, герулов, гепидов, квадов, маркоманов, скиров, тюрингов, восточных бургундов, создали огромный военный союз. В конце IV в. они вторглись в Паннонию и вскоре превратили ее в центр своих владений. Западная Римская империя и Византия использовали гуннов для борьбы против варварских вторжений и подавления восстаний в провинциях, что, несомненно, способствовало укреплению гуннского союза. В V в. у гуннов уже существовала наследственная власть. Они оставались кочевниками, и их завоевания носили разорительный характер: они разрушали деревни и даже города, превращая захваченные территории в пастбища для скота. Особенно опасными для европейских народов гунны стали во времена Аттилы (435—453), прозванного за его жестокость «бичом божьим».

В 451 г. гунны вторглись в Галлию и осадили Орлеан. Общая опасность заставила Западную Римскую империю и варварские народы объединить свои силы. Решающая битва, прозванная «битвой народов», произошла на Каталаунских полях (около Труа). Союзное войско, состоящее из римлян, вестготов, франков и части бургундов, под командованием римского полководца Аэция нанесло поражение гуннам, вместе с которыми сражались и покоренные германские племена. Тем не менее Аттила совершил еще в 452 г. поход в Италию и захватил там огромную добычу. В 453 г. он умер, и гуннский союз вскоре распался. Покоренные гуннами племена обрели независимость.

Конец Западной Римской империи. Несмотря на потерю почти всех своих провинций. Западная Римская империя формально все еще продолжала существовать. Императорский двор давно уже находился не в Риме, а в Равенне, и делами империи фактически распоряжались военачальники-варвары, командовавшие наемниками из варварских племен. В 476 г. военачальник Одоакр, происходивший из германского племени скиров, лишил престола малолетнего римского императора Ромула Августула, казнил его отца Ореста и стал фактическим правителем Италии и Рима. 476 год принято считать датой падения Западной Римской империи, хотя фактически Рим пал еще в 410 г., когда его завоевали вестготы. Сам Одоакр не считал, что он этим актом упраздняет империю. Знаки императорского достоинства он отослал в Константинополь восточноримскому императору. Но по существу это был радикальный переворот. В Италии, как и повсюду на территории бывшей Западной Римской империи, хозяевами стали варвары. Одоакр провел реформу, наделив своих дружинников землей, для чего он отнял у местных землевладельцев треть их земельной собственности. Все варварские королевства на западе, считавшиеся римскими «союзниками», приобрели независимость.

Остготское королевство. Остготы после распада гуннского союза поселились в дунайских областях на положении федератов Византийской империи. Предводитель остготов Теодорих из знатного рода Амалов подчинил себе почти всех остготов и стал править как король. В 488 г. с согласия восточноримского императора он организовал поход в Италию с целью ее завоевания. Остготам не удалось добиться решающей победы. В 493 г. Теодорих заключил с Одоакром договор о разделе Италии. Но вскоре Одоакр был предательски убит на пиру у Теодориха, и вся Италия перешла под власть остготского короля. Так было создано новое варварское государство — королевство остготов. В состав его входили, помимо Италии, области по Дунаю — часть современной Швейцарии, Австрии и Венгрии (Паннония). Столицей была Равенна.

Остготы осели главным образом в Северной и Средней Италии. Они отторгли одну треть земли (преимущественно у варваров, наделенных в свое время Одоакром) и поделили ее между собой. Теодорих конфисковал также владения фиска и пустующие земли и роздал их знати. Итало-римские землевладельцы, у которых земля не была конфискована, должны были платить готам одну треть своих доходов. Таким образом, крупное землевладение не было ликвидировано. Теодорих даже наделил некоторых римских аристократов новыми владениями. В целом в результате остготского завоевания мелкое общинное землевладение несколько увеличилось, однако коренного преобразования аграрных отношений не произошло. Под влиянием римских порядков у остготов быстро разлагались родовые связи и происходила социальная дифференциация.

Королевская власть у остготов очень скоро потеряла военно-демократический характер и приобрела деспотические черты. Теодорих считал себя преемником римских императоров и всячески им подражал. Законодательство Теодориха основывалось на римском праве. Германское обычное право не было уложено и законодательно оформлено, как в других варварских королевствах. В Италии сохранились римское право и прежний государственный аппарат, по старой традиции функционировал сенат. На высшие должности привлекалась римская знать. Римская церковь была уравнена в правах с готской арианской церковью. Для готов существовала особая германская система управления во главе с графами. Политика Теодориха усиливала этническую разобщенность в стране, что затрудняло романизацию готов и взаимодействие римской и германской общественных систем.

Готская военная верхушка стремилась ослабить влияние римской знати и завладеть ее богатствами. После смерти Теодориха это привело к открытым столкновениям. Наследовавшая престол королева Амаласунта пыталась продолжить политику своего отца, покровительствуя римской знати и ориентируясь на Византию, что стоило ей не только престола, но и жизни. Среди остготской знати началась ожесточенная борьба за власть. Этим воспользовалась Византийская империя, давно уже стремившаяся завоевать Италию.

В 534 г. византийский император направил в Италию огромную армию и флот под командованием Велисария. Римские аристократы и католическое духовенство оказали Византии поддержку. В короткое время византийцы захватили большую часть страны, в том числе Рим и Равенну. Однако война не закончилась. Против реставраторской политики Византии выступили не только варвары, но и низшие слои римского населения. Возведенный на королевский престол предводитель готов Тотила жестоко расправлялся с провизантийски настроенной римской знатью, лишал ее владений и доходов и в то же время облегчал положение колонов и других зависимых людей, стремясь привлечь их в свое войско. Это позволило добиться перелома в ходе войны и изгнать византийцев из Северной и Средней Италии. Но Византия направила в Италию большие военные подкрепления и в 552 г. нанесла готам поражение. Тотила пал на поле сражения, а готы еще в течение трех лет вели освободительную войну. В 555 г. опустошенная в двадцатилетней войне Италия была полностью завоевана Византией. Император Юстиниан в специально изданном для Италии законе предписывал, чтобы все земли, рабы и колоны были возвращены прежним господам. У остготов отняли значительную часть имущества. Многие готы покинули страну, только на севере Италии частично сохранилось готское население. Тем не менее Византии не удалось полностью реставрировать в Италии старые рабовладельческие порядки.

«Пангобардское королевство. Через тринадцать лет после византийского завоевания в Италию с севера вторглись лангобарды. Они уже ранее обосновались в Паннонии, создав там большой племенной союз, в который входили не только германские племена (саксы, гепиды), но и сарматы с болгарами. Византия в свое время использовала лангобардов в качестве союзников в войне с остготами. Теперь лангобардский король Альбоин решил отвоевать Италию у Византии. По сравнению с другими германскими племенами лангобарды были наиболее жестокими завоевателями: они разрушали города, истребляли мирных жителей или обращали их в рабов. Не довольствуясь одной или двумя третями земли, как другие варвары, они отнимали почти все имущество у богатых землевладельцев, а самих их изгоняли или делали своими рабами. Все местное население было обложено налогом и поставлено под управление лангобардских герцогов.

Постепенно лангобарды завоевали большую часть Италии. Им принадлежала вся северная часть страны. В Средней Италии в состав Лангобардского государства не вошли только область Равенны (Равеннский экзархат, оставшийся под властью Византии) и небольшая территория около Рима. В Южной Италии лангобардам принадлежали герцогства Беневент и Сполето. Наиболее многочисленные поселения лангобардов были в долине реки По, получившей название Ломбардии (Лангобардии). Ланго-бардское завоевание нанесло окончательный удар по остаткам рабовладения в Италии и оказало решающее влияние на развитие феодализма.

Под влиянием более развитого социально-экономического строя в завоеванной стране у лангобардов быстро разлагались общинно-родовые связи, утверждалась частная собственность на землю и усиливалась социальная дифференциация. Приходило в упадок старое военно-демократическое устройство. Вместо общего ополчения решающее значение приобрела королевская дружина. За службу дружинники получали земельные наделы и превращались в феодальных землевладельцев.

В результате оформления феодальных отношений ослаблялись позиции королевской власти. В стране усилилась политическая борьба. Герцоги и другие магнаты, державшие в зависимости массу населения и располагавшие военными дружинами, стремились к полной самостоятельности. В то же время усложнилось внешнеполитическое положение Лангобардского государства. Римские папы стремились захватить лангобардские земли по реке Тибр и призвали на помощь своих союзников — франкских королей. В 754 и 757 гг. Пипин Короткий нанес поражение Лангобардскому государству и отнял часть его территории, отдав ее папе.

Социально-экономические, политические и этнические изменения в Западной Европе в V—VI вв.

Начало формирования классов феодального общества. Завоевание римских провинций и расселение варваров среди романского населения, жившего в условиях классового общества и более высокой материальной и духовной культуры, ускорили разложение первобытнообщинного строя и формирование раннефеодальных отношений у варварских народов. С другой стороны, варварские завоевания ускорили разложение рабовладельческих отношений и образование феодального строя в римском обществе. Вместе с тем они создали предпосылки для романо-германского синтеза.

Повсюду завоевания сопровождались перераспределением земельной собственности. Варвары проводили массовые конфискации земли и движимого имущества, включая и рабов. В результате всех этих конфискаций и разделов значительно уменьшился удельный вес крупного землевладения и увеличилось значение мелкой и средней земельной собственности. Варвары-воины превратились в крестьян-общинников. Эта тенденция к укреплению мелкого хозяйства за счет крупной земельной собственности рабовладельцев была безусловно в тех исторических условиях прогрессивна. Мелкое крестьянское производство являлось хозяйственной основой зарождавшегося феодального строя. Но на завоеванной варварами территории отнюдь не исчезла крупная земельная собственность с эксплуатацией труда рабов, колонов и иных зависимых людей. Крупными землевладельцами оставались сенаторская знать, верхушка куриалов и высшее духовенство. Крупная земельная собственность распространилась и у варваров. Короли, старая родоплеменная знать и королевские дружинники присвоили значительную долю завоеванной земли и эксплуатировали зависимых людей. Под воздействием этих отношений и норм римского права ускорился процесс разложения общинно-родовых порядков у германцев. Надельная земля превращалась в собственность, а это приводило к имущественному неравенству в среде общинников и к установлению поземельной и личной зависимости.

Если свободные германцы постепенно опускались до положения зависимых людей, то колоны и рабы, наоборот, приобретали большую хозяйственную самостоятельность и юридические правомочия. Государственная власть не вмешивалась в отношения между земельными собственниками и их зависимыми людьми. Колоны уже не рассматривались как подневольные люди, они владели домашним хозяйством и орудиями труда. Точно так же и посаженные на землю рабы пользовались правом владения своим имуществом.

Так начинался процесс формирования класса феодально зависимого крестьянства. В крепостных и зависимых превращались римские рабы, вольноотпущенники, колоны и разные мелкие держатели, а также эксплуатируемые категории германского населения — рабы, литы и иные полусвободные люди. Класс зависимых крестьян все более интенсивно пополнялся разорявшимися и терявшими свободу и земельную собственность общинниками.

На другом полюсе формировался эксплуататорский класс крупных земельных собственников. Он включал в себя значительную часть крупных римских землевладельцев и верхушку христианского духовенства, а также варварскую племенную и служилую знать. Занимая господствующее положение в варварских королевствах, эта знать богатела за счет эксплуатации покоренного населения и постепенно подчиняла крестьян-общинников.

Изменение в политическом строе. Начавшийся в варварском обществе процесс классообразования и установление господства над населением римских провинций привели к оформлению государственной власти у варварских народов.

Родо-племенная организация германцев была не в состоянии осуществлять господство над массами завоеванного римского населения. Необходимо было государство, располагающее военной силой и судебно-административным аппаратом. Взамен распавшейся римской государственной бюрократической системы варвары должны были создать собственную государственную организацию, основанную на принципе территориального подчинения всего населения королевской власти. Господствующей верхушке государственная власть была необходима еще и для того, чтобы подавлять сопротивление низших слоев варварского общества, терявших свободу и попадавших в зависимость.

По сравнению с рабовладельческой Римской империей с ее сложным разветвленным бюрократическим аппаратом вновь созданные варварские королевства были примитивными. Центральная власть сосредоточивалась в руках королей, напоминавших первое время военных предводителей варварских полчищ, ограниченных в своих действиях волеизъявлением племенной и служилой знати. На местах наряду с королевскими служащими сохранялись общинно-родовые органы — народные собрания с выборными судьями и заседателями. Судили германское население по старинному обычному праву, зафиксированному в варварских правдах. Охрана общественного порядка осуществлялась большей частью силами самого населения. Военная организация представляла собой общее ополчение всех свободных германцев, вооружавшихся и отправлявшихся в поход за собственный счет. Однако все большее значение приобретала дружина из профессиональных воинов, получавших содержание от короля и служившая только ему. Входило в практику наделение дружинников землей вместе с зависимым населением.

На формирование варварской государственности оказывали в той или иной степени влияние римские государственно-правовые институты. Римское население в некоторых варварских государствах (Вестготском, Вандальском, Остготском, Бургундском) пользовалось римским правом и управлялось прежним судебно-административным аппаратом, поставленным на службу варварским королям. На королевской службе находились образованные римляне (варвары, как правило, оставались неграмотными, обычай запрещал им даже проходить школьную «муштру»).

Варварские королевства унаследовали в той или иной степени римскую территориальную, административную и фискальную систему; ее пытались распространить и на германское население.

У германских народностей, оставшихся на своей прежней территории за Рейном, государственная организация сложилась значительно позже и в более примитивной форме племенных княжеств (герцогств). Это объясняется не только отсутствием римского влияния, но и тем, что родо-племенное устройство продолжало еще долгое время выполнять свои прежние функции в области суда, военной организации и в решении важнейших общественных дел. При слабой социальной дифференциации подавляющая часть населения включалась в общинно-родовые союзы, и для создания государственной территориальной организации не было условий.

Новые этнические общности. Переселение германцев на новые территории и смешение разноплеменного населения в процессе передвижений привели к разложению ранее существовавших германских племенных образований и к появлению новых общ-ностей, основанных на территориальных связях. Германские племена, пополненные в ходе далеких переселений чужеродными этническими элементами, расселялись на завоеванных римских территориях среди более многочисленного и стоявшего выше по уровню хозяйственного и культурного развития романского населения, вступая с ним в социальные и этнические контакты. Хотя в политическом и военном отношении господами оставались завоеватели-варвары, в экономическом, культурном и этническом взаимодействии победителями стали римляне. В течение нескольких столетий варвары были романизованы и ассимилированы более развитой этнической средой, не оказав на нее заметного влияния ни по образу жизни, ни по языку. Успешнее всего процесс этнической ассимиляции развивался в тех областях, где варвары селились смешанно с местным населением. Но даже там, где создавались сплошные варварские населения, как например в Северной Галлии (франки) или в Северной Италии (лангобарды), процесс ассимиляции, хотя и замедленно, прогрессировал в том же направлении, и через несколько столетий германцы растворились в местной романской среде. Успеху ассимиляции благоприятствовало политическое объединение разноплеменного населения в пределах одного государства и установление христианского единоверия. Переселившиеся на запад восточногерманские племена придерживались первое время арианства, но вскоре они приняли римско-христианское правоверие, и этим были устранены всякие преграды на пути взаимного общения. Вошли в практику смешанные браки между варварами и римским населением, что приводило к быстрому устранению этнических различий.

В Западной Европе спустя несколько веков после гибели Римской империи начали складываться новые романские народности — итальянская, испанская, франко-романская, в которых германцы были поглощены романо-кельтским населением. Германские племенные общности, жившие на востоке от Рейна, оставались политически разрозненными вплоть до франкского завоевания; процесс их этнической интеграции завершился позже в пределах Германского государства.

 

ГЛАВА 2 ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Образование Франкского государства. Племенной союз франков сложился в III в. в низовьях Рейна. В него вошли хамавы, бруктеры, сугамбры и некоторые другие племена. В IV в. франки расселились в Северо-Восточной Галлии как союзники Римской империи. Они жили обособленно от галло-римского населения и не подвергались в это время романизации\ Франки делились на две группы — салических, живших у морского побережья, и рипуарских, расселившихся на восток от реки Маас. Во главе отдельных областей стояли самостоятельные князья. Из княжеских династий наиболее сильными являлись Меровинги, правившие у салических франков. Их легендарным родоначальником считался Меровей («рожденный морем»). Третий представитель династии Меровингов Хлодвиг (481—511) распространил свою власть на всех франков. С помощью подкупа, предательства, насилия он истребил всех других князей, среди них и многих сородичей, и начал править как единый король. Собрав большое войско, Хлодвиг нанес поражение римскому владетельному князю Сиагрию, захватил Суассон и всю Северную Галлию вплоть до реки Луары. Франки подчинили на востоке алеманнов и пытались завоевать бургундов. В 507 г. они нанесли поражение вестготам в битве при Пуатье и захватили Аквитанию. Таким образом, уже в начале VI в. большая часть Галлии (кроме Бургундии на юго-востоке, Септимании на юге и Бретани на западе) была завоевана франками; чтобы укрепить свою власть и получить поддержку христианского духовенства и галло-римской аристократии, Хлодвиг вместе со своей дружиной и приближенными принял в 496 г. римско-христианскую веру. С этого времени установились дружественные отношения между франкскими королями и папами. Хлодвиг поделил королевство между своими сыновьями. В доме Меровингов вошло в традицию делить государство на уделы, однако в принципе оно считалось единым и по временам объединялось под властью одного короля.

Расширение Франкского королевства. При сыновьях и внуках Хлодвига была подчинена Бургундия и поставлены в зависимость германские герцогства Тюрингия и Бавария. В это время франки колонизовали область на восток от Рейна, получившую название франкония. Во время войны Византии с остготами франки захватили принадлежавший Остготскому государству Прованс. Таким образом, Франкское государство занимало почти всю Галлию и значительную часть Германии, являясь самым крупным варварским королевством на Западе. В его состав входили разные этнические территории. Отдельные области — Нейстрия, Австразия и Бургундия — различались по уровню своего социально-экономического развития. В Нейстрии и Бургундии, включавших в свой состав старые галло-римские территории, большой удельный вес имело крупное землевладение и значительно продвинулся процесс феодализации. В Австразии, где преобладало германское население, было более распространено среднее и мелкое землевладение.

Во главе отдельных областей Франкского государства стояли самостоятельные короли из династии Меровингов, которые стремились захватить владения друг друга, что приводило к длительным междоусобным войнам, закончившимся только после того, как на престоле в Нейстрии и Бургундии, а затем и Австразии укрепился единый король Хлотарь II (613—629). Во времена смут упрочили свои позиции магнаты, захватившие земли и начавшие подчинять своей власти население.

Государственное устройство в VI—VII вв. До завоевания Галлии у франков еще не сложилась государственная организация. Высшая власть осуществлялась военными предводителями, общественные и судебные дела решались на народных собраниях с участием всех мужчин-воинов. Это примитивное патриархальное устройство оказалось непригодным для организации господства над завоеванной страной и ее населением, находившимся ранее под властью Римского рабовладельческого государства. «Органы родового строя должны были поэтому превратиться в органы государства».

Государственное устройство в правление Меровингов (VI- VII вв.) было сравнительно примитивным. Суд на местах оставался народным, войско состояло из ополчения всех свободных франков и королевской дружины. Четкого разделения функций управления не существовало. Администрация, фиск, полицейская служба, высшая судебная власть осуществлялись одними и теми же органами и лицами. Королевская власть была уже довольно сильна. Престол наследовался. Население приносило королю присягу. Всеми делами управления ведал королевский двор. Законодательство осуществлялось королем с согласия магнатов. Два раза в году — весной и осенью — происходили собрания знати, на которых оглашались изданные законодательные акты и обсуждались новые законы. Общие собрания всех воинов превратились в военные смотры (Мартовские поля). Основными законами и судебниками служили варварские правды, записанные в разное время по повелению королей, Управление областями и округами осуществлялось графами и сотниками, главной обязанностью которых было собирать в королевскую казну налоги, штрафы и пошлины. В местах франкских поселений графства и сотни были созданы на основе германской судебной и военной организации, в Средней и Южной Галлии — на базе римского провинциального устройства.

Первое время свободные франки обязаны были только нести военную службу. Но уже в конце VI в. их начали облагать налогами наравне с галло-римским населением. Это вызывало массовое недовольство и народные восстания.

Созданная в результате завоевания система политической власти служила прежде всего интересам феодализирующейся франкской знати. Она обеспечивала господство над завоеванным населением и давала возможность держать в повиновении собственный народ.

Франкское общество по «Салической правде». О хозяйственной жизни и общественном строе франков во времена первых Меровин-гов богатый материал содержит «Салическая правда» (Lex Sali-са), записанная, видимо, при Хлодвиге. В отличие от других варварских правд, «Салическая правда» отражала сравнительно архаические порядки, не подвергшиеся влиянию римского права. Это дает возможность проследить раннюю стадию разложения первобытнообщинных отношений и формирования ран-нефеодального строя у франков. Позднейшие дополнения к «Правде» позволяют судить о дальнейшем развитии этих процессов в VI—VII вв.

Уровень хозяйственной жизни франков был намного выше того, что нам известно об экономике древних германцев по описанию Тацита. Земля распахивалась плугом с железным лемехом, бороновалась и унаваживалась. В качестве рабочего скота использовались быки, лошади, ослы и мулы. Кроме колосовых культур, сеяли бобовые и волокнистые (лен); возделывали огороды, сады и виноградники. Прекратились периодические переделы пахотной земли. В земледелии, по-видимому уже повсюду, господствовало двуполье.

Наряду с земледелием франки занимались скотоводством: разводили крупный рогатый и мелкий домашний скот, а также разную птицу. Значительную роль в хозяйстве франков продолжали играть охота, рыболовство, пчеловодство.

Хозяйственный прогресс у франков был ускорен в результате воздействия более развитой экономики галло-римлян.

В общественном строе франков большую роль играли еще родовые связи. Свободный франк был членом рода, пользовался его покровительством и нес ответственность за своих родичей. Обвиняемый отвечал за преступления не перед государством, а перед пострадавшим и его родственниками. За убийство члена чужого рода несли материальную ответственность все родственники убийцы до третьего поколения родства по отцовской и материнской линии. С другой стороны, член рода имел право на получение доли виры за убийство родича и участвовал в наследовании имущества умерших родственников. Движимое имущество

наследовалось мужчинами и женщинами, земля — только мужчинами.

Община у франков. Ко времени записи «Салической правды» у франков еще сохранялась большая семья (состоявшая из нескольких семей неразделенных братьев). Члены большой семьи совместно вели хозяйство и владели движимой и недвижимой собственностью. Несколько близких в родственном отношении домохозяйств составляли поселение — земледельческую общину. Однако у франков уже шел процесс разложения родовых связей и распадения больших семей. Человек, желавший порвать связи со своими родственниками и избавиться от материальной ответственности за них, должен был выполнить перед судебным собранием следующую символическую процедуру: разломать у себя над головой три ветки и разбросать их в разные стороны, сказав при этом, что он отказывается от всяких счетов со своими родственниками. Видимо, этим правом пользовались прежде всего более зажиточные родственники, не желавшие нести ответственность за обедневших членов рода.

Социальная дифференциация у франков была ускорена появлением частной собственности на землю. Согласно эдикту короля Хильперика (561—584), земельный надел могли наследовать не только мужчины (сыновья и братья), как это было прежде, но и женщины (дочери и сестры). Со временем оформился аллод — свободно отчуждаемая земельная собственность. Земледельческая община потеряла свою неограниченную собственность на обрабатываемую землю и превратилась в общину соседскую (марку). В состав соседской общины входили отдельные самостоятельные домохозяйства, владевшие на правах полной собственности пахотной землей и пользовавшиеся совместно неподеленными угодьями. Завершался распад родовой организации:

«род растворялся в общине-марке».

Социальная структура франкского и галло-римского общества.

В VI—VII вв. во Франкском государстве сохранялись еще разные экономические уклады — рабовладельческий и патриархальный. Вместе с тем все большее распространение получали ранне-феодальные формы зависимости. Такой характер экономических отношений определил весьма сложную социальную структуру общества. В «Салической правде» упоминаются восемь категорий населения, различавшиеся по юридическому и отчасти хозяйственному положению. Центральное место занимали свободные франки. За убийство свободного франка уплачивался вергельд (вира) в 200 солидов. Свободными франками считались люди разного имущественного положения, от мелких крестьян-общинников до крупных аллодистов, не служивших лично королю. За убийство королевского дружинника (антрустиона) или другого служащего короля причитался вергельд в 600 солидов. Эта категория существовала преимущественно за счет эксплуатации зависимых людей (колонов, литов) и рабов, а также за счет военной добычи. Ниже свободных франков были литы — полусвободные крестьяне германского происхождения. Их вергельд, как полагают, составлял 100 солидов. У франков, как и у галлов-римлян, были рабы (сервы). Их количество значительно увеличилось в результате завоевания Галлии и постоянных захватнических войн, а также вследствие закабаления разорявшихся свободных людей. Жизнь раба не защищалась вергельдом, за его убийство или кражу уплачивалось возмещение, как и за прочее движимое имущество. Галло-римское население в правовом отношении было ниже франков. Наиболее привилегированными были «римляне — королевские сотрапезники», т.е. знатные римляне, находившиеся на службе у короля. Их вергельд составлял 300 солидов — в 2 раза ниже вергельда королевского дружинника. Основная часть римской знати – «римляне-землевладельцы» (посессоры) — по своему правовому положению стояла ниже свободных франков; ее вергельд составлял 100 солидов. Вся эксплуатируемая масса галло-римского населения, исключая рабов, составляла категорию «римлян-трибутариев» (налогоплательщиков). Видимо, это были главным образом колоны. Их вергельд равнялся 63 солидам — ниже вергельда франкских литов. Рабы и вольноотпущенники этнически не различались. Тем не менее, по германским обычаям, положение рабов было несколько мягче, чем по римскому праву. Во Франкском государстве рабы (сервы) являлись одним из основных источников формирования крепостного крестьянства.

В целом все франко-римское население по «Салической правде» можно разделить на следующие социальные группы: эксплуататорскую верхушку, включавшую римских землевладельцев и королевских дружинников вместе с другими служащими короля, и эксплуатируемую массу римского и германского населения (колоны, рабы, вольноотпущенники, литы). Промежуточное положение занимали свободные общинники — франки и другие варвары, сохранявшие личную свободу и собственность и не подвергавшиеся эксплуатации. Однако, находясь в зависимости от короля, свободные франкские крестьяне постепенно вовлекались в сферу королевской фискальной эксплуатации — облагались налогами и другими государственными повинностями.

Судебное устройство. Франкский суд по «Салической правде» являлся еще в полном смысле народным. Судебные тяжбы разбирались на собраниях свободных людей сотни под председательством выборного судьи — тунгина. Приговор выносили выборные заседатели — рахинбурги. Если он был несправедлив, обидчик мог тут же потребовать у собрания его отмены.

Судебная процедура у варваров была очень примитивна. Дела решались по показаниям сторон и их свидетелей без предварительного следствия. В сомнительных случаях обращались к ордалиям — испытанию кипятком. Вызывал на суд сам пострадавший, так как особого судебно-административного аппарата еще не существовало.

В «Салической правде» уже заметна тенденция к подчинению народной судебной организации королевской властью. На судебном собрании присутствовал, а иногда и председательствовал королевский служащий — сотник. Часть судебных штрафов и вергельдов шла в королевскую казну. В дальнейшем суд был полностью подчинен государственной власти. Выборные судьи были заменены королевскими сотниками и графами, а избираемые народом заседатели — королевскими скабинами. Тем самым завершился процесс создания провинциального и местного государственного судебно-административного аппарата.

Рост крупной земельной собственности. Оформление аллода — свободно отчуждаемой собственности на землю — ускорило имущественное расслоение в среде свободных франков и образование крупного землевладения: «...с того момента, как возник аллод, свободно отчуждаемая земельная собственность, земельная собственность как товар, возникновение крупной земельной собственности стало лишь вопросом времени». Свободные франкские крестьяне разорялись, теряли земельную собственность и, попадая в зависимость к имущим, начинали подвергаться феодальной эксплуатации.

Крупная земельная собственность существовала у франков и раньше до завоевания Галлии. Король, присвоив себе земли римского фиска и неподеленные общинные владения (леса, пустоши), раздавал их в собственность своим приближенным и церкви. Но рост крупного землевладения происходил в основном за счет присвоения земель обедневших общинников.

Крупные землевладельцы располагали всей полнотой власти над своими рабами и литами. Чтобы держать их в повиновении и заставлять работать на себя, они создавали судебно-административный аппарат и заводили собственные вооруженные дружины. Эти могущественные люди (магнаты), не желая повиноваться королю и делиться с ним собираемой с населения рентой, часто поднимали против короля восстания. Королевская власть не в состоянии была справиться с магнатами и шла им на уступки. Королевские земли были розданы или расхищены знатью, в государстве не прекращались смуты.

Объединение Франкского государства майордомами. Последние короли из династии Меровингов потеряли всякую реальную власть, сохранив только титул. Их пренебрежительно называли «ленивыми королями». Фактически власть перешла к майордомам (majordomus — старший по двору, управляющий королевским хозяйством), которые ведали сбором налогов и королевским имуществом, командовали войском. Имея реальную власть, майордомы распоряжались королевским престолом, возводили и смещали королей. Будучи сами крупными землевладельцами, они опирались на местную знать. Но в раздробленном на уделы Франкском государстве не было единого майордома. В каждой из трех областей правил свой майордом, располагавший наследственной властью. Наиболее сильным являлся майордом Австразии. В 687 г. австразийский майордом Пипин Геристальский разгромил своих соперников и начал править всем Франкским государством. Опираясь на мелких и средних землевладельцев Австразии, Пипин Геристальский проводил активную завоевательную политику. Позже основанную им династию стали называть Каролинга-уц_по имени Карла Великого, наиболее выдающегося франкского короля.

Франкское государство при династии Каролингов

В период Каролингов Франкское государство значительно окрепло и расширилось, превратившись в империю. Это было обусловлено тем, что правители новой династии пользовались поддержкой многочисленного слоя средних и мелких землевладельцев, заинтересованных во внешних завоеваниях и укреплении государственной власти для подчинения и закрепощения свободных крестьян.

Переворот в поземельных отношениях. В VIII в. во франкском обществе шел интенсивный процесс складывания феодальных отношений. Он начался еще в предыдущие столетия вследствие роста крупного землевладения и разорения свободных крестьян-общинников. В результате непрекращающихся междоусобных и внешних войн и тяжелых поборов крестьяне нищали и попадали в зависимость от монастырей, епископов и светских феодалов, которые посредством вымогательств, а нередко и прямого насилия завладевали их аллодами. Оказавшись в поземельной зависимости, крестьяне вынуждены были нести в пользу своих господ феодальные повинности.

Так складывались две противоположные социальные группы — крупные землевладельцы и зависимые крестьяне, лишенные земельной собственности и подвергавшиеся феодальной эксплуатации. Крупными земельными собственниками являлись галло-римская знать и прелаты церкви, а также разбогатевшие франкские магнаты. Их состав постоянно пополнялся за счет служилой знати, получавшей королевские земельные пожалования и захватывавшей крестьянские аллоды. Зависимое население состояло из потомков галло-римских рабов и колонов, а также, из германских рабов и литов. В его состав вливались потерявшие собственность и свободу крестьяне-общинники германского происхождения.

Однако франкское общество в это время еще не разделилось на два враждебных класса. Сохранялся значительный слой среднихх и мелких аллодистов мелковотчинного и крестьянского типа. Их размывание в ходе аграрного переворота привело к окончательному оформлению классовой структуры феодального общества на территории Франкской империи.

Военная реформа Карла Мартелла. Бенефиции. После смерти Пипина Геристальского в стране возобновились смуты. Однако его преемнику-Карлу Мартеллу (715—741) удалось подавить выступления австразийской знати и укрепить свою единоличную власть.

Франкское государство упрочило свои северные и восточные границы и возобновило завоевательную политику. Были усмирены и обложены данью покоренные уже ранее германские народности — фризы, алеманны, бавары. Но на юге приходилось вести тяжелые оборонительные войны. Завладевшие Пиренейским полуостровом арабы вторгались в Аквитанию вплоть до Луары. В 732 г. Карл Мартелл, собрав большое войско из пехоты и конницы, нанес поражение арабам в битве при Пуатье. Предводитель арабов Абдеррахман погиб в сражении. В честь этой победы Карл был прозван «Мартеллом» (молот). Хотя грабительские вторжения арабов прекратились, они все еще удерживали часть Южной Галлии.

Для ведения захватнических войн и обороны от арабской конницы необходимо было создать более боеспособное войско из пехоты и конницы. Старинное франкское ополчение из крестьян Не удовлетворяло этим новым потребностям. К тому же крестьяне разорялись под бременем тяжелых государственных повинностей и не могли отправляться в далекие военные походы. Все это побудило Карла Мартелла провести военную реформу — создать наряду с крестьянским ополчением профессиональное конное войско. Конными воинами, естественно, могли быть только люди обеспеченные, располагавшие средствами для того, чтобы содержать боевого коня и иметь необходимое снаряжение и вооружение. Карл Мартелл раздавал им земли в бенефиции (лат. beneficium благодеяние).

Прежде королевские дружинники получали готовое содержание или кормление. Дружинной знати раздавались также земли в полную собственность. Это привело к тому, что значительная часть королевских земель оказалась в руках феодалов. Карл Мартелл применил новый принцип пожалования — условность: земля давалась за службу и только на время жизни получателя и держателя. Получивший бенефиции становился вассалом (зависимым по условиям владения), приносил клятву в верности и исполнении положенной службы; пожаловавший бенефиции являлся сеньором (старшим, господином) и сохранял право верховной собственности на пожалованную землю, мог ее отнять в случае нарушения вассалом его долга. Поскольку государственная земля была уже ранее роздана в собственность знати, дружинникам и церкви, Карл Мартелл наделял бенефициями за счет церковных земель (секуляризация церковного землевладения). Духовенство вынуждено было согласиться на эту меру. Позже было принято на церковном синоде постановление о том, что секуляризованная земля остается в собственности церквей и владетели бенефициев обязаны были платить за нее небольшой чинш. Кроме того. Карл Мартелл вознаградил церковь новыми земельными пожалованиями в завоеванных областях, где распространялось христианство.

Система бенефициев, возникшая в результате разложения мелкой аллодиальной собственности, вызвала глубокие социальные последствия. Она ускорила процесс формирования феодальной собственности на землю и феодального подчинения крестьян. Военная профессия превращалась в монополию феодалов — рыцарей; крестьяне из воинов становились зависимыми земледельцами. Нередко в качестве бенефициев раздавались земли, населенные свободными людьми, которых подвергали теперь эксплуатации королевские вассалы. Крестьяне из подданных короля становились частнозависимыми. Впоследствии это привело к ослаблению королевской власти и усилению феодалов.

Бенефициальная реформа первое время способствовала усилению государственной власти и увеличению ее военной мощи. Владетели бенефициев под угрозой потери своих земельных держаний выполняли возложенную на них службу. Но в конечном результате раздача земли в бенефиции, как и прежде в собственность, укрепила положение феодалов — королевских вассалов — и ослабила королевскую власть. Бенефиции со временем стали наследственными владениями, а затем и собственностью вассалов. К тому же королевские вассалы, имевшие много земли, раздавали часть ее в бенефиции своим вассалам и становились сеньорами, лишь формально зависевшими от короля.

Присвоение Каролингами королевского титула. Укрепив свое положение во всех областях Фраккского государства, майордом должен был рано или поздно заявить притязания на королевский престол. Так и поступил сын Карла Мартелла Пипин II Короткий (741—768). Чтобы узаконить захват престола, он обратился с посланием к папе, в котором просил разъяснить, кто должен быть королем франков: тот, кто имеет власть, или тот, кто пользуется только титулом? Папа, желавший получить военную помощь Франкского государства против теснивших его лангобардов, ответил, что королем должен быть тот, кто имеет настоящую власть. В 751 г. Пипин собрал в Суассоне франкскую знать и был ею провозглашен королем, а последний Меровинг Хильдерик III и его сын были пострижены в монахи. За поддержку папы Пипин Щедро одарил церковь новыми земельными пожалованиями и оказал папству ожидаемую военную помощь. В 754 и 757 гг. франки совершили два похода против лангобардов. Отвоеванные у них земли в области Рима и Равенны (Равеннский экзархат) были отданы папе Стефану II («дар Пипина»). Так возникла Папская область — светское владение римского престола. Чтобы придать большую законность этой сделке, была составлена фальшивая грамота — «Константинов дар», согласно которой император Константин (IV в.) передал под власть римского епископа Сильвестра I Римскую область и всю Италию, сделав его своим «викарием» над всей западной частью Римской империи. Подложность этой грамоты была доказана только в XV в. итальянским гуманистом Лоренцо Балла, хотя в ее истинности сомневались и раньше. Папское государство просуществовало до 1870 г. Его

остатком является современный Ватикан.

Завоевания Карла Великого. Наибольшего могущества Франкское государство достигло при Карле Великом (768—814). Это был выдающийся полководец и государственный деятель; ставший позже героем легенд, сказаний и песен. По описанию его биографа, крупного ученого того времени Эйнгарда, Карл Великий был прост в обращении и одевался в обычную одежду франкского воина. Он обладал большим красноречием, знал несколько языков, в том числе латинский, занимался науками и делал попытки овладеть «искусством письма», но «труд его, так поздно начатый, имел мало успеха» (Эйнгард). Во всем остальном он был типичным

правителем той эпохи.

Карл Великий проводил завоевательную политику с целью создания мировой империи. В 774 г. он совершил поход в Италию против лангобардов и захватил все их владения. Небольшая часть была передана папе, остальные области присоединены к Франкскому государству. Попытка лангобардов освободиться от франкского господства была жестоко подавлена.

Франкское государство вело также войны с арабами. В 778 г. Карл Великий совершил завоевательный поход в Испанию и дошел до Сарагоссы, но встретил сильное сопротивление и вынужден был отступить. На обратном пути арьергард его войска под командованием маркграфа Роланда попал в засаду к баскам и был уничтожен; погиб и Роланд. Этот эпизод позже был воспет во французском героическом эпосе «Песнь о Роланде». В результате последующих походов франки отвоевали у арабов северовосточную часть Испании с Барселоной и образовали за Пиренеями «Испанскую марку», служившую заслоном против арабов.

Покорение Саксонии. Наиболее продолжительную и тяжелую войну Карлу Великому пришлось вести с саксами, населявшими территорию между нижним течением Рейна и Эльбы. Эта война длилась свыше 30 лет (772—804) и стоила больших жертв для той и другой стороны.

По уровню общественного развития саксы намного отставали от франков. Основную массу населения составляли свободные крестьяне — фрилинги, которые попадали в зависимость к знати — эделингам. Многочисленный слой представляли литы-полусвободные, эксплуатируемые эделингами. Они сохраняли еще некоторые права свободных людей, участвовали наряду с фрилингами и эделингами в собраниях. У саксов, как и у других германских народностей, было распространено рабство.

В освободительной войне против франкского порабощения участвовали все слои саксонского населения. Но главной силой были фрилинги и литы, которые отстаивали свою свободу как против франкских завоевателей, так и против собственной.

Первое вторжение франкских войск в Саксонию имело успех – вестфалы (западные саксы), а затем и остфалы (восточные саксы) были подчинены и обложены данью. Но когда Карл Великий увел свои главные силы из страны, саксы восстали и освободились от франкской зависимости. 'Началось новое покорение Саксонии. При этом франкский король проявлял крайнюю жестокость. После разгрома саксов на реке Везер в 782 г. было предано казни более 4 тыс. заложников. В специально изданном «Капитулярии по делам Саксонии» устанавливалась смертная казнь за сопротивление власти франкского короля и за враждебные действия против христианской церкви и духовенства. В Саксонии вводилась франкская система управления. Население должно было платить церковную десятину и другие поборы. Саксонская знать прекратила сопротивление. Предводитель восстания герцог Видукивд перешел на сторону завоевателей и принял христианскую веру. Но население продолжало сопротивляться. Наиболее упорно отстаивали свою независимость нордальбинги, проживавшие в устье Эльбы. 'Только в 804 г. их сопротивление было подавлено. Огромное количество саксов было выселено на левобережье Рейна. В Саксонию переселялись франкские колонисты, земли раздавались служилой знати. Населением управляли франкские графы и епископы. С этого времени началось быстрое развитие феодальных отношений у саксов.

Подчинение баваров, войны со славянами и аварами. Карл Великий окончательно подчинил баваров, уже ранее находившихся в зависимости от франкского государства. Баварский герцог пытался избавиться от франкского господства и создать независимое Баварское королевство. Он заключил союз с аварами. В 778 г. Карл Великий упразднил Баварское герцогство и поставил страну под управление назначенных им графов.

Франкское государство пыталось распространить свое господство и дальше на восток, в земли славян. Во время саксонских войн франки вошли в контакт с полабскими славянами. Ободриты, постоянно враждовавшие с саксами, стали союзниками франков, лютичи, сорбы и чехи были обложены данью. На юго-востоке Франки подчинили Словению (Каринтию) и Хорватию, занимавшую северо-западную часть Балкан.

После присоединения Баварии к Франкскому королевству качались войны франков с аварами, жестокими и воинственными кочевниками, пришедшими из глубин Азии и создавшими в Паннонии разбойничий военный союз. Авары грабили и жестоко эксплуатировали соседние народы, прежде всего славяне. В – 788 г. авары вторглись во Франкское государство, началась тяжелая аварская война. Победу над аварами франки одержали благодаря совместным военным действиям со славянами. В результате длительной осады был захвачен аварский ринг- оборонительный рубеж, состоявший из девяти концентрических валов, сооруженных из бревен, камня и глины, и крепость хана в центре его. Карл Великий захватил огромную добычу — сокровища хана, для вывоза которых пришлось снарядить целый обоз. Аварский каганат распался, угнетенные народы по Среднему Дунаю обрели независимость.

«Римская империя» Карла Великого. Завоевание огромных территорий намного расширило границы Франкского государства. Теперь оно простиралось от реки Эбро и Барселоны до Эльбы и Балтийского побережья, от Ламанша до Среднего Дуная и. Адриатики, включая почти всю Италию. Созданная Карлом Великим империя занимала, таким образом, значительную часть территории бывшей Западной Римской империи, в том числе и ее столицу Рим. Это оживило римскую державную традицию. Карл Великий не хотел довольствоваться титулом короля франков, а претендовал на титул всемирного монарха, «императора римлян». В 800 г., когда он находился в Риме, папа Лев III короновал его в Латеранской церкви короной «римских императоров». Ценой значительных территориальных уступок удалось добиться признания императорского титула франкского короля со стороны восточноримского императора.

Воссозданная франкским королем империя только по названию походила на древнюю Римскую империю. Она не только территориально была меньше, но и намного слабее в военно-административном отношении. Карл Великий пытался использовать вновь приобретенный императорский титул для укрепления своей власти внутри государства и повышения международного престижа. Все население, от знати и до рабов, должно было принести ему присягу в верности.

Предпринимались попытки создать централизованный аппарат управления по римскому образцу. Важное значение имело подчинение императором римской церкви и ее главы — папы. Господство над западной церковью стало орудием международной политики империи.

Организация судебно-административной власти. В условиях раннефеодального общественно-экономического строя, когда основная масса населения не находилась еще в личной и поземельной зависимости от феодалов, во Франкском государстве существовала территориальная система управления. Население подчинялось королевским служащим и выполняло государственные повинности. Вся территория государства была разделена на графства, во главе которых стояли королевские уполномоченные — графы. Они ведали судебно-административными делами, созывали военное ополчение и командовали им, собирали налоги и другие поборы в пользу короля. В качестве вознаграждения за службу графы удерживали в свою пользу 1/3 штрафов и получали от короля бенефиции. Графства делились на сотни, во главе которых стояли иентенарии (сотники), осуществлявшие судебно-административную и фискальную власть на местах. Центенарии назначались королевским двором, но находились в непосредственном подчинении у графов. В состав сотни входило несколько сел, имевших свое общинное самоуправление.

В завоеванных пограничных областях Карл Великий создал марки — укрепленные военно-административные округа, служившие форпостами для нападения на соседние страны и организации обороны. Стоявшие во главе марок маркграфы располагали широкими судебно-административными и военными полномочиями. В их распоряжении находилась постоянная военная сила.

Высшая государственная власть сосредоточивалась в королевском дворце (palatium) и осуществлялась сановниками и министериалами (служащими и слугами) короля. Главными из них были пфальцграф (comes palatii), управлявший штатом дворцовых слуг и председательствовавший на дворцовом суде, рефе-рендарий — руководивший государственной канцелярией, «хранитель сокровищ» (камерарий) — ведавший казной, главный капеллан — занимавшийся церковными делами. Управлением королевских поместий и продовольственными делами занимались стольник и чашник; охотой ведали королевские охотничьи. При дворе было еще много других светских и духовных лиц, получавших от короля кормление и бенефиции. Высшая придворная знать составляла королевский совет, на котором обсуждались важнейшие государственные дела. Хотя законы издавались от имени короля (императора), в их подготовке и обсуждении принимали участие вельможи двора и магнаты государства. По старой традиции, ежегодно собирались съезды знати — весной и осенью, на которых обсуждались законодательные и военные вопросы. Принятые на весенних съездах решения становились законами и объявлялись в капитуляриях короля. При Каролингах эти собрания проводились в мае (Майские поля) и являлись одновременно военными смотрами. Знать приносила при этом королю подарки. Во времена Карла Великого законодательная деятельность монархии значительно усилилась, было издано свыше 250 капитуляриев (законов).

Главными законодательными памятниками и судебными кодексами во Франкском государстве оставались варварские правды, основной из которых была «Салическая правда». В дополнение к ее устаревшим положениям издавались отдельные капитулярии. Большая часть капитуляриев Карла Великого относится к Делам королевской администрации («Капитулярии посланцам»). начительно были усилены карательные меры государства, повышены административные штрафы. Император в своих капитуляриях обязывал служащих построже обходиться с простым народом, принуждать к послушанию и выполнению повинностей. Вместе с тем он пытался предотвратить рост самостоятельности королевских должностных лиц и усилить их ответственность перед королем. В этих целях была упразднена герцогская власть, которая в отдельных областях являлась почти независимой. Карл Великий наделил епископов судебно-административными полномочиями и широкими иммунитетными привилегиями, стремясь сделать их опорой своей власти в округах. Графы были поставлены под контроль королевских посланцев, периодически направляемых в области. Институт королевских посланцев с временными полномочиями должен был предотвратить феодализацию местной власти. Однако после Карла Великого их деятельность вскоре прекратилась.

Франкское государство и во времена Карла Великого не имело постоянной столицы. Король разъезжал вместе с двором по своим поместьям. Только в конце царствования Карл Великий стал подолгу жить в своем дворце в Ахене. В этом городе он был впоследствии похоронен.

К концу VIII в. произошли значительные изменения в судебной организации Франкского государства. Старинный варварский суд, зафиксированный в «Салической правде», окончательно разложился. На судебных собраниях председательствовал уже не тунгин, избираемый народом, а граф и центенарий, назначаемые королем. Исчезли народные заседатели- рахинбурги. Карл Великий заменил их королевскими скабинами. Народ присутствовал на судебных собраниях лишь в качестве публики, не принимая участия в решениях. Однако, по старой традиции, требовалось обязательное присутствие на судебных собраниях всех свободных людей, за неявку штрафовали. Впоследствии Карл Великий установил обязательное посещение только трех судебных собраний в год.

Развитие феодальных отношений во Франкском государстве.

Во второй половине VIII — начале IX в. во Франкском государстве интенсивно шел процесс феодального подчинения крестьянства. Уже при Меровингах широко распространились прекарные отношения, приобретавшие теперь наследственный характер.

Крестьянин, потеряв землю, обращался к господину с просьбой дать ему земельный участок (precaria, т.е. участок, переданный по просьбе); за это он обещал выполнять установленные '. повинности. Сделка оформлялась письменно: земельный собственник получал от крестьянина заполненную прекарную грамоту и выдавал ему престарную грамоту. В грамотах указывались сроки пользования землей и размеры крестьянского оброка, земельный собственник обещал не нарушать прав крестьянина и не отнимать произвольно переданный ему участок. Но обычно через несколько поколений крестьянин превращался не только в поземельно, но и в лично зависимого.

В прекарную зависимость попадали не только люди, лишенные земельной собственности, но и мелкие свободные землевладельцы, стремившиеся путем отказа от своей собственности избавиться от государственных повинностей, а также получить защиту и покровительство у церкви или другого земельного собственника. Нередко применялся и так называемый «прекарий с вознаграждением». Вступавший в поземельную зависимость крестьянин, как ц во втором случае, отказывался от своего права собственности на переданный участок, но вместе с тем получал в пользование дополнительный участок, обычно еще не возделанной земли.

Два последних вида прекария служили средством мобилизации земельной собственности крестьян церковью и светскими феодалами.

К потере свободы вела так называемая коммендация. Беспомощные бедные люди вверяли себя церковному учреждению или светским господам, обещая повиноваться и служить им, как слуга господину. Нередко люди закабаляли себя за долги, обязуясь выполнять рабские повинности. Неоплатный долг превращал их в наследственных рабов (сервов).

Феодалы не останавливались перед насильственным обращением свободных людей в крепостных и зависимых. Об этом говорится в капитуляриях Карла Великого. В одном из них мы читаем: «Если кто отказывается передать свою собственность епископу, аббату, графу... ищут случая, чтобы осудить такого бедняка и заставить его каждый раз отправляться на войну, чтобы он волей или неволей продал или отдал им свою собственность». Император предупреждал епископов, аббатов и графов, чтобы они «не покупали и не захватывали силой имущества бедных и слабых людей... из-за чего страдает королевская служба». Это и являлось причиной заботы короля о слабых, беззащитных людях.

Превращение свободных людей в зависимых и крепостных вызвало большие изменения в политическом устройстве. Прежде все крестьяне-общинники были обязаны выполнять государственные повинности, нести военную службу. Теперь, став феодально зависимыми, они должны были служить прежде всего своему господину.

Иммунитет. Королевская власть не сопротивлялась росту частной власти феодалов; а даже способствовала этому. Король давал церковным и светским феодалам иммунитетные грамоты, освобождавшие их владения от всякого вмешательства государственных служащих. При этом в руки иммунистов переходила судебно-административная власть над населением и все средства, которые шли раньше в государственную казну.

Иммунитет укреплял право феодальной собственности. На иммунитетной территории вотчинник был единственным господином. У принадлежала власть не только над зависимым, но и над свободным населением, проживавшим в пределах его владений. Карл Великий пытался использовать иммунитет как орудие укрепления государственной власти, возлагая на иммунистов ответственность за правосудие, охрану порядка и сбор ополчения. Однако расширение иммунитетных привилегий пошло на пользу только крупным феодалам и явилось одной из предпосылок наступившей политической раздробленности.

Вассалитет. Не меньшее влияние на эволюцию раннефеодального Франкского государства оказал вассалитет. К концу VIII — началу IX в. вассально-ленные отношения широко распространились в военной организации и политическом устройстве. Войско в значительной степени состояло из конных воинов, наделенных бенефициями; на государственные должности назначались королевские вассалы. Первое время это даже укрепило государственный строй: вассалы, связанные с королем условными владениями и личной клятвой, служили надежнее, чем самостоятельные господа. Но вскоре вассалы стали превращать свои бенефиции в наследственные владения и отказывались нести за них постоянную службу. В конечном счете это привело к развалу прежней территориальной судебно-административной организации и замене ее многоступенчатой вассально-ленной иерархией. Король стал верховным сюзереном над крупными феодалами — его вассалами, которые в свою очередь становились сеньорами над более мелкими вассалами. Такая тенденция наметилась уже при Карле Великом, но окончательное развитие получила полстолетия спустя.

Хотя военная профессия превращалась в монополию феодалов, крестьяне тем не менее не избавились от военных тягот. Их заставляли платить военный налог и участвовать в походах в качестве вспомогательной силы. Карл Великий, заботясь о лучшем снаряжении своего войска и повышении его боеспособности, провел военную реформу. В поход должны были отправляться только обеспеченные люди, имевшие не менее 4 мансов (наделов) земли; крестьяне, владевшие 2 мансами, должны были снарядить вдвоем одного воина, имевшие 1 манс — вчетвером одного, владевшие хоть какой-нибудь собственностью — впятером одного. Тем самым было покончено со старым всенародным ополчением. Войско приобретало феодально-рыцарский облик.

Каролингское поместье. Источники конца VIII — начала IX в. — «Капитулярий о поместьях», который был, по-видимому, издан Карлом Великим, и «Полиптик аббата Ирминона» (писцовая книга Сен-Жерменского монастыря около Парижа) — подробно изображают крупное феодальное поместье того времени.

Земля в поместье делилась на господскую и надельную. Барская земля (господский домен), разбросанная отдельными участками между крестьянскими наделами, обрабатывалась обычно зависимыми крестьянами с помощью их рабочего скота и инвентаря.. В барском хозяйстве трудились также дворовые рабы. В господский домен, кроме пахотной земли, входили леса и луга, пользоваться которыми крестьяне могли только за особую плату. Крестьянские наделы (мансы), под которыми находилась большая часть земли в поместье, включали, кроме пахотной чемли, и известные доли общинных угодий. Они лежали чересполосно между наделами других держателей и господскими участками. В крепостной деревне сохранялись общинные порядки относительно севооборота и выпаса скота, которым подчинялось и барское хозяйство.

Экономика VIII—IX вв. по своему уровню уже намного превосходила хозяйство франков времен «Салической правды». Двуполье уступало место трехполью. Улучшилась обработка земли, и повысилась урожайность, хотя она все еще не превышала сам — двa – сам-три.. Хозяйство оставалось в своей основе натуральным. Как свидетельствует «Капитулярий о поместьях», владения короля, разбросанные на большой территории (главным образом на северо-восток от Парижа), должны были обеспечить королевский двор продовольствием, изделиями домашнего ремесла, а также разными припасами для военных походов. Кроме того создавались запасы продовольствия на случай неурожая. В каждом поместье развивались все отрасли хозяйства — полеводство, огородничество, садоводство, скотоводство, различные ремесла. На полях сеяли злаковые, бобовые, масличные и волокнистые культуры, просо, в огородах овощи; в садах сажали разные сорта фруктовых деревьев. Разводили крупный рогатый и мелкий домашний скот, лошадей, разные виды домашней птицы. Вместе с тем в каждом поместье производились изделия домашнего ремесла, от кузнечных и ткацких до рукодельных и ювелирных. Домашним ремеслом занимались и крестьяне, о чем свидетельствуют крестьянские оброчные повинности изделиями ремесла.

Категории крепостного и зависимого населения. Формы ренты. Самую многочисленную группу зависимых крестьян составляли колоны, которые по своему юридическому статусу значительно отличались от римских колонов. Это были лично свободные крестьяне, обязанные нести поземельные повинности — оброчные и барщинные. Основную категорию лично зависимого населения составляли сервы (рабы). Большинство их имело наделы и несло барщинные и оброчные повинности (их оброки часто состояли из изделий особенно трудоемкого домашнего ремесла). Остальные сервы не имели наделов и постоянно трудились при дворе и в барском хозяйстве, получая господское содержание (дворовая челядь, рабы-ремесленники и др.). Выше сервов по юридическому статусу были.^литы — полусвободные крестьяне, имевшие наделы и выполнявшие барщинные и оброчные повинности. Совсем немногочисленную группу составляли «свободные», проживавшие в пределах поместий и находившиеся, согласно иммунитету, под юрисдикцией вотчинника. Их повинности состояли преимущественно из налогов и разных сборов, поступавших в пользу господина поместья.

Крестьянские мансы (наделы) делились соответственно на «свободные», «литские» и «сервильные» (рабские). Но характерно, что в большинстве случаев в описях IX в. уже нет соответствия между категорией мансов и держателей. Свободные мансы часто принадлежали литам и даже рабам, а литскими и сервильными мансами нередко владели колоны. Это свидетельствует о нивелировке крепостного и зависимого населения, одинаково подвергавшегося феодальной эксплуатации.

В целом в поместьях каролингского периода преобладала отработочная рента, на втором месте была рента продуктами. Денежная рента занимала еще незначительное место. Это объясняется господством натурального хозяйства, слабым развитием товарно-денежных отношений. Тем не менее торговля развивалась, хотя специально на рынок не производились ни изделия ремесла, ни продукты сельского хозяйства.

Организация власти в поместье. Сопротивление крестьян.

Каждое феодальное владение представляло собой не только самодовлеющую хозяйственную единицу, но и обособленное политическое целое. Судебно-административная власть над населением вотчины осуществлялась самим вотчинником с помощью его служащих (министериалов). Специального судебно-администра-тивного аппарата не было, его функции выполняли хозяйственные служащие. Так, в королевских поместьях судили и наказывали крепостных и даже свободных людей управляющие этими поместьями. В их распоряжении находились все средства принуждения. Они налагали штрафы, подвергали телесным наказаниям и тюремному заключению, выносили и приводили в исполнение смертные приговоры. Подобная система организации судеб-но-административной власти как нельзя лучше обеспечивала функционирование вотчинной экономики и осуществление феодальной эксплуатации населения, предполагавшей его внеэкономическое принуждение. Вместе с тем вотчинный аппарат подавлял сопротивление крестьян феодальной эксплуатации.

Лишение крестьян собственности и свободы и обременение их феодальными повинностями приводили к усилению классовой борьбы, которая проявлялась не только в форме пассивного неповиновения и побегов, но и в массовых восстаниях. В капитуляриях Карла Великого и его преемника Людовика Благочестивого имеются сведения о «лиходействах» людей, которые причиняют вред в поместьях, о массовых побегах сервов в заморские страны, о тайных присяжных союзах, направленных против господ. Имели место крупные восстания. В 841—842 гг. восстали саксонские фрилинги и литы против франкских и местных феодалов за сохранение своей прежней свободы. По словам хроники, крестьяне изгнали господ и «стали жить по старым законам». Восстание получило название «Стеллинга» — «дети древнего закона». Оно с трудом было подавлено знатью и королем.

Распад империи Каролингов. Созданная в результате завоевания франками более слабых племен и народностей империя была непрочным государственным образованием и распалась вскоре после смерти ее основателя — Карла Великого. Причинами ее неизбежного распада явились отсутствие экономического и этнического единства и рост могущества крупных феодалов. Насильственное объединение чуждых в этническом и культурном отношении народностей могло сохраняться до тех пор, пока была сильна центральная государственная власть. Но уже при жизни Карла Великого обнаружились симптомы ее упадка: централизованная система управления начала разлагаться и перерождаться в ленно-сеньориальную; графы выходили из повиновения и стремились превратить графства в свои сеньории. Усиливались сепаратистские движения на окраинах. Королевская власть была лишена прежней политической поддержки со стороны феодальной знати и не располагала достаточными материальными средствами для продолжения завоевательной политики и даже для удержания захваченных территорий. Свободное население подверглось закрепощению или попало в поземельную зависимость от феодалов и не выполняло прежних государственных натуральных и военных повинностей. Таким образом, король лишился материальных средств и военной силы, в то время как феодалы расширяли свои владения и создавали собственные войска из вассалов. Все это неизбежно вело к феодальной раздробленности.

Междоусобицы и Верденский раздел. Борьба феодальной знати против королевской власти усугублялась династическими смутами. Сыновья Людовика Благочестивого, который унаследовал от Карла Великого императорскую власть, требовали раздела империи и выделения каждому самостоятельного королевства. В 817 г. был произведен первый раздел. Однако мира не наступило. Феодальная знать поддерживала соперничавшие стороны и возбуждала новые смуты.. Людовик Благочестивый потерпел поражение в войне со своими сыновьями и даже попал к ним в плен. После его смерти междоусобицы вспыхнули с новой силой. Два младших брата — Людовик Немецкий и Карл Лысый — объединились против старшего — Лотаря и нанесли ему поражение в битве при Фонтенуа (841 г.). В следующем году они возобновили свой союз на собрании около Страсбурга, — принеся взаимную клятву. Характерно, что эта клятва произносилась на двух разных языках — романском (старофранцузском) и германском, на котором разговаривали восточнее Рейна, что свидетельствовало о начале формирования в каролингской империи новых народностей, в частности французской и немецкой.

Лотарь был вынужден пойти на уступки и согласиться на предложенные условия. В 843 г. в Вердене был заключен договор о разделе империи Карла Великого между его внуками — Лотарем, Людовиком Немецким и Карлом Лысым. Первый, сохраняя за собой титул императора, получил Италию (кроме южной, принадлежавшей Византии) и промежуточные территории между зпадно-франкским и Восточно-Франкским государствами, первое из которых досталось Карлу Лысому, а второе — Людовику Немецкому. Таким образом, раздел был произведен в основном по этническому признаку. На территории вновь образовавшихся государств сформировались впоследствии три западноеврейские народности — французская, немецкая и итальянская. Наиболее пестрым по своему этническому составу был удел Лотаря. Кроме Италии, в него входили романские области Бургундия и Лотарин-гия и германская — Фризия. Этот удел вскоре распался. Лота-рингия и Фризия перешли к Германии, Прованс и Бургундия выделились в отдельное королевство. Потомки Лотаря I удерживали некоторое время только отдельные области Италии, потеряв при этом императорскую корону, которая переходила то к французской, то к германской ветви Каролингов. К началу Х в. императорский титул потерял значение и исчез.

 

ГЛАВА 3

 ВИЗАНТИЯ В IV—XI вв.

Начало Византийской империи. В 330 г. Константин I перенес столицу Римской империи на Восток, на место древней мегарской колонии Византии, где с невиданной быстротой и пышностью был отстроен новый город Константинополь. Раздел империи в 395 г. окончательно оформил обособление восточных провинций. В пределы Восточной Римской империи вошли Балканский полуостров. Малая Азия, Северная Месопотамия, часть Армении, Сирия, Палестина, Египет, Киренаика, а также Кипр, Родос, Крит и другие острова Восточного Средиземноморья. На этих территориях жили: греки, даки, фракийцы и иллирийцы, армяне, грузины, эллинизированные малоазиатские племена, сирийцы, евреи, копты, романизированные этнические группы разного происхождения. Грекам принадлежало, однако, главенствующее положение, и греческий язык был наиболее распространенным. Восточную Римскую империю условно принято называть Византией, хотя сами ее подданные именовали империю Ромёй-ской (Римской).

Западная Римская империя, рабовладельческое хозяйство которой переживало глубокий кризис, была сокрушена варварами. Восточная же, где рабовладение было менее развитым, устояла. Ее государственный аппарат не подвергался коренной ломке. Византия оказывала огромное влияние на все Восточное Средиземноморье и соседние страны.

Экономика восточных провинций накануне раздела Римской империи. Природные и климатические условия в восточных провинциях были многообразны. В приморских районах, в долинах рек и на равнинах возделывались злаки, оливковые и другие плодовые деревья, виноград. Роль главной житницы играл плодородный и густонаселенный Египет. Во многих издревле земледельческих районах империи снимали 2—3 урожая в год. Большое значение на Востоке имело орошение полей.

Значительное развитие получило в Византийской империи скотоводство, особенно, на плоскогорьях Малой Азии и Сирии, а также в горных областях Балканского полуострова, огромные пространства которого в то время были заняты лесами, подступавшими к самому Константинополю.

Характерной чертой для восточных провинций по сравнению с западными была меньшая роль рабского труда в сельском хозяйстве. Рабы еще трудились здесь в хозяйствах крупных землевладельцев, в поместьях императора, а иногда и на наделах огатых свободных крестьян. Однако на Востоке в IV в. глав-ыми производителями являлись колоны и свободные общинники — Большинство колонов было прикреплено к земле и несло винности в пользу своих господ и государства; свободные крестьяне жили соседскими общинами («митрокомиями») и были связаны круговой порукой в уплате налогов фиску.

Многочисленнее и богаче, чем на Западе, были в восточных провинциях города. Константинополь, Фессалоника, Коринф, Эфес и Лаодикия, Антиохия и Бейрут, Дамаск и Александрия были средоточием развитого ремесла и торговли, важными политическими и культурными центрами. Повсюду славились константинопольские ювелирные изделия, сирийские льняные и шерстяные ткани, египетский папирус, бейрутские шелка. Города Восточной Римской империи вели оживленную торговлю между собой и с народами Кавказа и Причерноморья; древние караванные и морские пути вели в страны Центральной Азии, Индию и Китай. Купцы Александрии достигали Британии и Тапробаны (Цейлона).

Ремесло и торговля развивались и во множестве мелких провинциальных городов, в особенности на побережье. Это были типичные рабовладельческие полисы-общины, граждане которых владели наделами общественной земли в подчиненной полису сельской округе, снабжавшей город всеми важнейшими продуктами.

Социальный состав горожан был чрезвычайно пестрым. Преобладали ремесленники, торговцы, наемные работники. В крупных городах была сосредоточена и основная масса рабов в империи. Их труд широко применялся в императорских и частных мастерских, на строительных работах, в рудниках и каменоломнях. Рабов использовали также в качестве слуг в домах городской знати. Жители больших городов имели свои спортивные организации (демы), активно участвовавшие в устройстве состязаний и зрелищ и выполнявшие некоторые обязанности по благоустройству города и охране порядка. В V—VI вв. димы, особенно так называемые «синие» и «зеленые», стали играть серьезную политическую роль.

Управляли полисом куриалы — рабовладельческая верхушка города. Они за свой счет содержали общественные здания, заботились об устройстве зрелищ и о бесплатной раздаче продуктов городской бедноте. Куриалы отвечали своим имуществом за сбор казенных налогов. С углублением кризиса рабовладения и появлением элементов новых, феодальных отношений продолжался упадок мелкого и среднего полиса. Полис терял свою основу — пригородные земли переходили в руки чиновной аристократии и сельских общин. Доходы полиса падали, куриалы разорялись.

Государство стремилось сохранить старые формы общественных отношений. Куриалы стали, по выражению современника, «рабами своих предков» — родившийся куриалом куриалом и умирал. Беглых колонов водворяли обратно. Круговая порука при уплате налогов ограничивала передвижение свободных.

Однако в целом кризис рабовладельческого хозяйства ощущался в Восточной Римской империи менее остро, чем в Западной. Обособление в особое государство более богатых восточных провинций способствовало концентрации средств и укреплению аппарата власти. В то же время в результате развития производительных сил мелкое самостоятельное хозяйство стало наиболее выгодной формой земледельческого и ремесленного производства. Эта наметившаяся в первых веках нашей эры экономическая тенденция к укреплению и распространению индивидуального хозяйства пробивала себе дорогу на Востоке с большим успехом, чем на Западе, что выразилось в массовом переводе рабов на пекулий и в деревне и в городе. В IV в. на Востоке наблюдался некоторый экономический подъем: рабские формы труда в это время уже не являлись здесь преобладающими. Развивалась наследственная аренда, был распространен обычай продажи рабов с землей.

Организация управления империей. Стремясь преодолеть кризис и упрочить диктатуру класса рабовладельцев, правящие круги империи укрепляли основы старой системы государственной власти. Была увеличена численность чиновничества, обязанного обеспечить поступление налогов. Сбор их с помощью войск стал обычным явлением. Но такие меры вели к росту расходов, а значит к новому возрастанию налогов, взыскивать которые становилось все труднее. Прогрессивная тенденция к укреплению мелкого хозяйства искусственно подавлялась.

Верховная власть в Византии принадлежала императору. Уже в III в. был сформулирован принцип: «То, что угодно императору, имеет силу закона». С признанием христианства официальной религией (при Константине и его ближайших преемниках) власть императора получила и поддержку церкви. Император считался помазанником божьим. Византийский император был неограниченным правителем — самодержцем (автократором), но его власть не была наследственной. Императора избирали синклит (сенат), состоявший из крупных сановников, и войско. Иногда влияние на выборы оказывали димы, руководимые враждующими между собой группировками знати. Расположенный близ дворца ипподром (цирк) — место конных и иных состязаний — был нередко ареной бурных выступлений народных масс.

Административный аппарат империи был чрезвычайно громоздким. В руках крупных столичных чиновников сосредоточивалась огромная власть. Например, правитель столицы (эпарх) осуществлял высшую судебную власть в городе, ведал его снабжением, контролировал деятельность ремесленных и торговых коллегий. Основная особенность управления провинциями состояла в Разделении гражданской и военной власти. Гражданскую осуще-твляли правители провинций, военную — полководцы. В IV в. начение отрядов, набираемых из крестьян, уменьшилось. Их по-ва сменяли войска наемников и федератов из числа варваров.

Государственные налоги с населения заключались прежде всего в натуральной подати, исчислявшейся в зависимости от размеров пахотной земли, ее качества, а также числа рабочих рук. С земель крупных собственников налог платили посаженные на пекулий рабы, колоны, арендаторы. Многие владения знати были освобождены от налогов.

Важной особенностью налоговой системы этого времени была так называемая эпибола («прикидка»): земля беглого колона, как и покинувшего ее свободного, принудительно присоединялись к участкам соседей, которых обязывали платить с нее налоги. Через каждые 15 лет производилась проверка имущественного положения налогоплательщиков и соответственно менялись размеры налога.

Весьма обременительными были также многочисленные повинности в пользу государства: доставка продуктов и иных грузов в крупные города, содержание чиновников и воинов, предоставление им тяглового фуража, участие в строительстве дорог, мостов, крепостей, судов и т. п.

Горожане платили денежные налоги и несли тяжелые трудовые повинности. Крупную статью государственных доходов составляли рыночные пошлины, достигавшие иногда "Д стоимости ввозимых иноземных товаров.

Усиление классовой борьбы и вторжения варваров. В конце IV в. в Византийской империи участились народные выступления. Господа называли нападавших на них беглых рабов, колонов и разорившихся свободных «разбойниками». Среди народа распространялись богословские ереси.

В это же время на империю обрушились варвары — вестготы, которых с большим трудом удалось изгнать. Вестготы ушли на Запад. В первой половине V в. Балканский полуостров подвергся новому нашествию варваров — гуннов и зависимых от них племен, а в конце столетия — нападению остготов.

В V в. широко распространились религиозные ереси. Против официальной церкви выступили несториане и монофизеты, толковавшие по-разному субстанцию второго лица троицы (несториане отрицали в Христе божественную природу, монофизеты, наоборот, признавали только его божественную субстанцию). Религиозные распри выражали политические противоречия в среде господствующего класса; для угнетенных масс еретические учения служили формой социального протеста.

К началу VI в. народные волнения были подавлены. Официальная церковь укрепила свои позиции. Константинопольский патриарх занял господствующее положение во всей восточной церкви.

Была сломлена и оппозиция старой сенаторской знати. Разоренные куриалы все более отстранялись от сбора податей, которые стали отдавать на откуп торгово-ростовщической верхушке городов. Продажа должностей открывала ей доступ ко двору. В интересах городских кругов император Анастасий в конце V в. снял денежный налог с горожан, переложив его на крестьян, которые д "пдены были также продавать продовольствие государству по низким ценам.

Опасаясь сокращения доходов казны с уменьшением числа налогоплательщиков, правительство запретило крестьянам пере-»ппить под покровительство магнатов. Была объявлена недействительной продажа крестьянами земли крупным собствен — "чцам — предпочтительное право на ее покупку отныне получили соседи-земледельцы. Арендаторам, обрабатывавшим арендованные участки более 30 лет, были даны права прочного владения. Вместе с тем были повышены налоги и укреплен аппарат насилия.

Правление Юстиниана I. Рабовладельческая реакция. Располагая огромными средствами, накопленными путем жесточайшей эксплуатации, господствующий класс империи в первой половине VI в. перешел к политике реакции внутри страны и агрессии вне ее. Император Юстиниан I (527—565), блестяще образованный, необычайно трудолюбивый, решительный, жестокий и фанатично упрямый, приступил к выполнению грандиозного плана — утверждению незыблемости рабовладения и восстановлению империи в ее прежних границах. Основной целью его политики было обеспечить поместья и мастерские государства и знати дешевой рабочей силой, а казну — непрерывными денежными поступлениями. По его законам колоны водворялись на свои участки независимо от времени их бегства; к земле прикреплялись и их дети, и дети свободных арендаторов.

Целям укрепления рабовладения служила и проведенная при Юстиниане кодификация римского права («Свод гражданского права»). Кроме основной части — «Кодекса Юстиниана» '- соб-рания законов римских императоров, в него вошли «Дигёсты», отрывки из сочинений юристов, и «Институции», руководство к пользованию «Кодексом». Особую часть свода составляли «Новеллы» — императорские повеления, изданные после кодификации.

В «Кодексе» были узаконены колонат и ряд других перемен в жизни империи. Однако все ее население по-прежнему делилось на рабов и свободных. Раб, как и в античное время, считался вещью и не мог обладать имуществом. Смерть раба от руки господина не осуждалась; порицалось лишь изуверство, но действительными закон признавал только те показания раба, которые тот давал под пыткой. Юридический статус рабов переносится и на колонов, «ибо и те и другие находятся во власти господина».

Грандиозные планы Юстиниана требовали огромных средств. эпибола взыскивалась с жестокой неумолимостью. Были введены новые налоги. С V в. резко ухудшилось положение горожан.

ведя государственные монополии на торговлю основными про-ДУктами, Юстиниан отдавал их на откуп, что вызвало рост дорого-изны. Процветал произвол чиновной бюрократии. Церковь являть важнейшей опорой трона. Ей принадлежало до 1/ю всех "езных земель страны. Еретики и язычники подвергались гонениям. В 529 г. в Афинах была закрыта высшая школа — последний оплот античной науки и культуры.

Не останавливаясь ни перед какими жертвами, Юстиниан начал отвоевание Западной Римской империи. В 533—534 гг. было захвачено Вандальское королевство в Северной Африке, в 535- 555 гг. разгромлено Остготское государство и завоеваны Италия и Сицилия, а в 554 г. — Юго-восточная Испания, Сардиния и

Корсика.

С энергией и упорством Юстиниан реставрировал рабовладельческие порядки на отвоеванных землях. Рабов и колонов возвращали их господам. В западные провинции хлынул поток корыстолюбивого чиновничества и бежавших в свое время оттуда крупных землевладельцев; население было подвергнуто тяжелой налоговой эксплуатации.

Последствия политики Юстиниана. Казалось, Юстиниан достиг своей цели. Почти все Средиземноморье снова было подвластно империи. Оживилась внутренняя торговля. Началось производство шелка. В Константинополе развернулось помпезное строительство. Был воздвигнут храм св. Софии — чудо архитектурного искусства. Выходы императора были подобны явлению божества народу. Но это был внешний блеск. Обманчивое величие было куплено слишком дорогой ценой — ценой разорения народа. Население, по словам современника, Прокопия Кесарийского, толпами бежало к варварам. Стремление правительства утвердить старые порядки, рост налогов и произвол чиновников встретили отпор угнетенных. В январе 532 г. в Константинополе вспыхнуло мощное народное восстание, получившее название Ника (по-гречески «Побеждай!»). Низы «синих» и «зеленых» димов объединились. В Юстиниана на ипподроме бросали камни. Город горел. В осажденном дворце кончились вода и продовольствие. Император собрался бежать через Босфор. Последние усилия были предприняты по настоянию императрицы — умной, властной и энергичной Феодоры. Вождей «синих» подкупили. На ипподром, забитый повстанцами, тайно провели наемников, которые обрушились на безоружных, перебив на месте до 30 тыс. человек. Обескровленные димы надолго ушли с политической арены.

Примерно в то же время восстание охватило Палестину. В 536 г. в Африке восстали воины, лишаемые земель, захваченных у вандалов. Во главе с опытным воином Стотзей они сопротивлялись карателям в течение 12 лет. Власть над Италией удерживалась лишь силой оружия. На Балканах росло движение «разбойников», сливавшееся с вторжениями варваров.

Государственные доходы резко упали, персы перерезали торговые пути на Восток. Император был вынужден простить недоимки и вчетверо сократить численность армии. Бросив все силы на Запад, Юстиниан оголил восточные и балканские границы. Персы вторглись в Месопотамию и Сирию. Они до основания разрушили жемчужину Восточных городов — Антиохию. Трижды император заключал с персами мир, выплачивая им каждый раз огромные контрибуции и увеличивая ежегодные дани. Еще опас-дее было положение на Балканах. Тройная линия крепостей, воздвигнутых Юстинианом, не остановила варваров. Полчища славян и протоболгар докатывались до Константинополя.

Рабовладельческая надстройка переживала кризис. Истощив ресурсы в завоевательных войнах. Византийская империя не могла удержать ни завоеванного, ни коренных владений. После завоевания Северной и Средней Италии лангобардами у империи остались лишь Равенна с прилегающей областью, юг Италии и Сицилия. Вестготы захватили владения империи в Испании. Персы заняли Армению, часть Малой Азии и Сирии. Славяне и авары опустошали Балканы. Несколько раз славяне осаждали фессалонику, проникли в Аттику, на Пелопоннес, острова Эгейского моря, достигали даже Крита. Совместно с аварами и персами в 626 г. они участвовали в осаде Константинополя. Славяне, писал современник, начали «без страха» селиться на землях империи. Население деревень не оказывало им сопротивления.

Народные восстания потрясали империю. Серьезные последствия для рабовладельцев имел солдатский бунт 602 г. Посланное против славян за Дунай войско подняло мятеж и с помощью димов столицы посадило на престол сотника Фоку. Жестокие преследования и террор, с которыми Фока обрушился на сановную знать, подорвали еще более силы империи.

Вскоре на южные провинции империи начались набеги нового врага — арабов, объединившихся к этому времени в государство. В 30-х — начале 40-х гг. VII в. были потеряны Сирия, Палестина, Египет и ряд островов Эгейского моря, на котором господствовал теперь арабский флот.

Мощь византийского рабовладельческого государства была сокрушена. Упадок ремесла и торговли привел в VII- VIII вв. к аграризации мелких городов. Уцелели лишь сравнительно крупные города. Много поместий подверглось полному разгрому. Хозяйство было разорено, торговля подорвана, система управления расстроена. По всей империи бродили толпы бездомных, поселяясь на опустошенных варварами землях.

В конце VI в. правительство было вынуждено несколько ослабить налоговый гнет и ликвидировать ненавистные народу монополии.

Для содержания наемной армии не хватало средств. От поли-ики прикрепления сословий пришлось отказаться, армию стали комплектовать из крестьян. Вся полнота власти в провинциях ила сосредоточена в одних руках.

Византия во второй половине VII—VIII вв. Фемный строй, оередине VII в. территория Византии сократилась вдвое по ^авнению с серединой VI в. Но и сохранившиеся провинции Двергались частым нападениям: арабы с востока, славяне с запада и севера без особых препятствий доходили до столицы. Большая часть Балкан фактически не принадлежала империи. Славяне осели не только в Мисии, Македонии, Фракии и Далмации, но и в Фессалии, Средней Греции и на Пелопоннесе. К северу от прибрежной Македонии, Родопов и Северной Фракии они постепенно ассимилировали местное население, а к югу были ассимилированы сами. Однако и доныне в Греции многие сотни географических названий восходят к славянским корням.

Расселение на отторгнутых у империи землях ускорило процесс социально-политического развития славян и возникновение у них первых государственных образований. В Средней и Южной Македонии сложилось несколько независимых племенных союзов, именовавшихся «Славиниями», в Мисии — союз под названием «Семь родов».

Несмотря на значительное влияние славян в сохранившихся европейских провинциях, с утратой территорий на Востоке, в Африке и на Западе Византия в целом все более приобретала облик греческого государства. Греческий язык сменил латинский в качестве официального языка государства и церкви. Император принял греческий титул «василевс».

Упомянутые перемены и в особенности укрепление и расширение слоя свободного крестьянства обусловили изменение и системы управления в центре и на местах. В столице были созданы секреты (ведомства), руководившие финансами, внешними сношениями, императорскими поместьями, набором и снабжением армии. В управлении провинциями была соединена в одних руках гражданская и военная власть. В новых крупных административных районах — фемах — всей полнотой власти обладали стратеги.

Процесс выделения фем из прежних провинций был длительным. Крупнейшие фемы были образованы в Малой Азии. В VII — VIII вв. их стратеги фактически определяли судьбы империи. Количество фем постепенно росло. Основой воинских сил каждой фемы стали свободные крестьяне, получившие статус стратио-тов. В военное время они служили в пехоте, легкой коннице или на флоте и освобождались от некоторых податей и повинностей.

Византийская деревня и город в VII—IX вв. Начало феодализации. К середине VII в. характерное для античности господство полиса над сельской округой сменилось в основном преобладанием деревни над городом. Большинство населения составляли свободные общинники. Колонат не привел к утверждению феодальных форм зависимости и почти исчез. Крупное землевладение резко сократилось. В имениях императора и крупных землевладельцев имелись рабы, но их роль была невелика — использовались они преимущественно в скотоводстве. Перемены в деревне были благоприятны для крестьян.

Наиболее подробные сведения о жизни византийской деревни этого периода содержит «Земледельческий закон» — сборник обычного права, записанного в VIII в. Постепенно этот сборник приобрел большую популярность как в Малой Азии, так и в европейских провинциях, где была велика роль славянских общин.

Община в Византии была соседской. Участки пахотной земли и приусадебная земля находилась в наследственном частном владении домохозяев, живших малыми, а иногда большими семьями. Неподеленная земля (угодья) пастбища, луга, леса, источники и т. п. — использовались сообща и являлись общинной собственностью. Все земли деревни — общины составляли единый налоговый округ. В отличие от позднеримской общины византийская община этого времени уже не знала периодических переделов.

Значительную роль в сплочении общин сыграла славянская колонизация. Оказавшись среди чуждого по образу жизни, языку и культуре населения, славяне укрепляли общинные связи как свое сильнейшее оружие. Сходным было положение армян, сирийцев и других народов, живших на восточных рубежах империи или переселенных во Фракию, на границу с образовавшимся около 680 г. Болгарским государством.

На землях славян, где сохранилась или была восстановлена власть империи, наблюдался переход от землевладельческой общины к соседской, значительнее была роль больших семей. Однако постепенно расслоение и влияние развитых в империи товарно-денежных отношений обусловили возникновение аллода в славянской общине. В византийской деревне появлялось все больше крестьян, не имевших средств для обработки своих участков. Одни из них покидали деревню, другие становились наемными работниками, третьи шли в кабалу. В то же время отдельные общинники пользовались наемным трудом, приобретали рабов, превращаясь в мелких вотчинников. Формировался слой землевладельцев нового типа.

Государство использовало общинные порядки в фискальных целях: общинники были связаны круговой порукой в уплате налогов и в отправлении повинностей. С увеличением налогов и ростом имущественного расслоения круговая порука не спасала крестьян от разорения, а ускоряла его; община интенсивно разлагалась.

Немало мелких и средних городов Византии аграризовалось. Общий упадок города отразился отчасти и на крупных центрах. Однако потребности двора и знати, заказы на вооружение и снаряжение для армии и флота, спрос иноземцев на высококачественные изделия поддерживали высокий уровень ремесла в крупных городах. Все это, а также эксплуатация деревни через сохранившийся государственный аппарат, доходы от значительно более развитой, чем на Западе, торговли позволили перейти «в готовом виде» из античности в средневековье таким городам, как Константинополь, Фессалоника, Никея, Эфес.

Рабский труд частично еще применялся в мастерских, но в основном ремесленники были свободными, они по-прежнему объединялись в корпорации. Однако если ранее корпорации создавались в основном с целью отправления государственных повинностей, то теперь они защищали также интересы и своих членов — свободных производителей.

Резко возросло значение внешней торговли на Балканах. Повысилась роль путей, ведущих из славянских земель и из Западной Европы в Константинополь и Фессалонику. Оживилась торговля с Венецией, Амальфи, а затем и с арабами.

Городское самоуправление (курии) почти исчезло. Значение димов упало, заметную роль они продолжали играть лишь в столице.

Внешнеполитическое положение Византии в VII—IX вв. В VII—IX вв. внешнеполитическое положение Византии было сложным: она одновременно вела оборонительные войны с тремя грозными противниками — арабами, славянами и болгарами.

Особенно тяжелой была борьба с арабами. В 70-х гг. VII в. арабы достигли Константинополя и осадили его с суши и с моря. Тогда впервые византийцы употребили новое оружие — жидкий «греческий огонь». Горючий состав из нефти выбрасывался с помощью особых труб на суда врагов или осадные орудия, обращая их в пепел. Нельзя было спастись и вплавь: состав горел также на воде. Грозное оружие не раз (в течение многих веков) приносило византийцам победу. Секрет его изготовления тщательно охранялся.

Арабы были отброшены от столицы, но к концу VII в. они завоевали все владения империи в Африке, а в начале VIII в. — и в Армении. В середине VIII в. Византии удалось вернуть некоторые владения в Азии, но в конце этого столетия арабы снова усилили натиск: в первой трети IX в. они захватили Крит и часть Сицилии. Лишь с середины IX в. империя смогла положить конец успехам арабов.

С переменным успехом шли войны с протоболгарами. В 681 г. Византия вынуждена была признать образованное протоболгарами совместно со славянами Болгарское государство и согласиться на выплату дани. Правители Болгарии вмешивались во внутренние смуты империи. В VIII-начале IX в. Болгария стала опасной соперницей Византии на Балканах.

Более благоприятным для Византии был ход борьбы с союзами славян, не вошедшими в состав Болгарии. В VIII в. походы византийцев против славян были особенно частыми. Покоренные славянские племена обязаны были платить налоги и нести повинности (в том числе воинскую). Часть славян победители насильственно переселили в Малую Азию. Славяне нередко поднимали восстания, осаждали даже крупные города, опустошая их окрестности.

Некоторые славянские союзы (близ Фессалоники и на Пело-поннесе) сохраняли значительную самостоятельность даже в начале Х столетия.

Внутренняя политика. Иконоборчество. В середине VII в. налоговый гнет был несколько ослаблен. Целью такой политики было облегчить формирование фемных отрядов. Желая оживить ремесло и торговлю, правительство снизило пошлины. Но непрерывные войны поглощали все больше средств. И налоги вновь стали возрастать. Уже в конце VII в. подданные империи должны были, помимо налога с недвижимости, платить поголовную подать. Резко усилился налоговый гнет в начале IX в. Была составлена новая всеобщая опись имущества налогоплательщиков. Общину снова обязали платить налоги за запустелые земли и обеспечивать экипировку разорившихся стратиотов. Расслоение общины усилилось.

Углубились противоречия и внутри господствующего класса. Чиновничество стремилось к увеличению доходов казны, за счет которых оно жило, и к усилению контроля над провинциями;

фемная знать захватывала общинные земли и добивалась влияния в столице. Чтобы ослабить могущество стратигов, василевсы уже в начале VIII в. стали дробить фемы.

Не менее острыми были столкновения между светской и духовной знатью, монашеством и военными. Духовенство владело огромными богатствами, вызывая зависть военной элиты. Завладеть церковными сокровищами было затаенной мечтой светской знати. Пришедшие в 717 г. к власти императоры Исаврийской династии, тесно связанные с военными кругами, искали разрешения конфликта за счет духовенства. Притязания этой группировки на богатства духовенства внешне выразились в борьбе против почитания икон (иконоборчество). Эдиктом 726 г. Лев III (717- 741) объявил почитание икон, креста, мощей и т. п. идолопоклонством. В борьбу, длившуюся более столетия, были вовлечены все слои населения. Ей сопутствовали конфискации, разгул фанатизма, ссылки, пытки, казни, истребление инакомыслящих. Богатства церквей и монастырей конфисковывались, монастыри закрывались, монахов принуждали к военной службе, к вступлению в брак. Сопротивлявшихся наказывали вплоть до смертной казни. Особенно свирепствовала малоазийская военная знать в середине VIII в.

С конца VIII в. иконоборчество стало ослабевать. Усиление борьбы обездоленных и задавленных налогами народных масс одинаково угрожало обеим враждующим группам. Перед лицом этой опасности императоры поняли необходимость единства церкви и укрепления союза с нею. К тому же главная задача иконоборцами была решена: государство и провинциальная знать присвоили сокровища духовенства. В 843 г. иконопочитание было торжественно восстановлено. Иконоборцев предали анафеме; все старые догмы обрели прежнюю силу. Однако церкви не были возвращены ее богатства.

Восстание Фомы Славянина. Павликианство. В IX в. в Византии часто вспыхивали мощные восстания народных масс.

В конце 820 г. в Малой Азии началось восстание, быстро распространившееся почти на все фемы. Возглавил движение один цз военачальников, происходивший из славянских переселенцев, фома Славянин. В короткое время под его знаменами собралась многочисленная и боеспособная армия.

Фома стремился к захвату трона. К нему примкнула недовольная политикой двора часть аристократии, иконопочитатели, монахи. Оказал ему поддержку и арабский халиф. В конце 821 г. войско Фомы Славянина осадило столицу. Его поддержали славяне Фракии и Македонии. Но столица упорно сопротивлялась. Императорский флот был сильнее флота восставших. Пестрота социального состава повстанцев стала губительно сказываться на ходе движения. Осада не дала результатов. Императору помог правитель Болгарии. Летом 823 г. болгары разбили армию Фомы. Вскоре он был осажден войсками императора в одном из городов Фракии. Осажденные выдали Фому. Он был подвергнут мучительной казни.

Восстание под руководством Фомы Славянина всколыхнуло угнетенные массы. В Малой Азии распространилось движение павликиан. Возникнув в VII в. в Армении или в Сирии как религиозная секта, павликианство к середине IX в. стало идеологией вооруженного крестьянского восстания. Павликиане принимали участие в восстании Фомы Славянина. В основе их учения лежало представление о борьбе двух миров — мира добра и мира зла. Бога они считали творцом лишь мира духовного-мира добра. Весь же материальный мир они объявляли миром зла — творением сатаны. Церковь, бывшая опорой государства, расценивалась также как служительница сатаны.

С особенно жестокими репрессиями правительство обрушилось на павликиан после восстановления иконопочитания. Отказавшихся отречься от своих взглядов немилосердно избивали, топили в море, сжигали. Было уничтожено до 100 тыс. человек. Но павли-киане долго сопротивлялись. В середине IX в. на востоке Малой Азии возникло независимое павликианское государство со столицей в г. Тёфрика. Временами в руках павликиан оказывалась почти вся Малая Азия. Лишь в 872 г. их войско было окончательно разбито и Тёфрика разрушена.

Утверждение феодальных отношений в Византии (вторая половина IX-конец XI в.)

Упадок свободного крестьянства. Политика императоров Македонской династии. Подавление народных движений ослабило сопротивление общины. Много общинных земель было захвачено военной знатью в ходе репрессий. Неурожаи и эпидемии IX—XI вв., а также тяжелые войны содействовали разорению крестьян. Рост товарно-денежных отношений ускорял этот процесс.

Обедневшие общинники отдавались под покровительство богатых и могущественных людей (динатов), уступая им право собственности на свои участки, селились на господской земле на положении зависимых держателей (париков) или уходили в города. Динаты не только приобретали наделы общинников и общинные угодья, но нередко захватывали их силой, превращая бывших собственников этой земли в своих париков. Разорение свободных мелких землевладельцев приняло размеры стихийного бедствия.

Свободное крестьянство было основой фемного строя, военного и финансового могущества империи. Поэтому в Х в. императоры Македонской династии (867—1056) издали серию законов, препятствовавших захвату крестьянских земель. Общины получили предпочтительное право на покупку не только крестьянской, но и динатской земли в случае ее продажи. В 927 г. в стране свирепствовал голод — крестьяне отдавали землю динатам за меру зерна. «Презирая императорские законы, — говорилось в новеллах, — динаты Сгоняли убогих с их собственных полей». Земли, захваченные у крестьян, закон предписывал вернуть им безвозмездно, проданные же полагалось выкупить в рассрочку.

Но положение не изменилось. Законы открыто нарушались. Динаты добивались все больших уступок у центральной власти. Не помешал им и закон о сроке давности, по которому крестьянин мог вернуть свою землю, перешедшую к динату менее 40 лет назад. Дело в том, что и правом предпочтения и законом о сроке давности пользовалась богатевшая часть общинников, поднявшаяся в ряды динатов, но сохранившая юридический статус крестьян. Новеллой 996 г. император Василий II Болгаробойца отменил срок давности — земли общин подлежали возврату независимо от срока их утраты. Однако и эта последняя попытка помешать сокращению числа налогоплательщиков также не принесла значительных успехов. Мало того, число париков росло также во владениях императорской семьи и правительственных учреждений. Частично предшественниками этих «государственных париков», как они назывались, были здесь рабы и колоны, частью же они происходили из частных поместий, конфискованных, купленных или выменянных казной.

Боеспособность фемного войска падала. Стратиоты становились париками командиров. Поэтому в Х в. императоры объявили стратиотские участки вообще неотчуждаемыми. При раздроблении такого участка собственники его частей должны были сообща вооружать, снаряжать и выставлять воина.

Но законы были бессильны остановить процесс обеднения кре-стьян-стратиотов. Социальный облик армии менялся. Большинство стратиотов уже не имело средств для несения военной службы, лишь часть их превратилась в средних и мелких вотчинников. Признавая эти перемены, Никифор II Фока (963—969) стал требовать несения воинской службы в тяжелой коннице лишь с владельцев не менее трех участков. Стратиоты были таким образом резко отделены от крестьянства. Однако еще и в XI в. процесс перестройки армии не окончился. Крестьяне продолжали нести вспомогательную службу в армии. Опасаясь попасть в полную зависимость от провинциальной знати, императоры все чаще прибегали к услугам наемников: норманнов, русских, латинян, грузин, армян и др.

Законы Х в. отнюдь не отражали чаяния крестьянства. В них проявилось соперничество двух группировок господствующего класса за преимущественное право на плоды эксплуатации крестьян: провинциальной знати, стремившейся подчинить их себе как париков, и высшего чиновничества, жившего за счет доходов, собираемых с податного населения государства. К тому же и чиновная знать скоро встала на путь создания феодальных поместий.

Феодально зависимые и свободные крестьяне. В IX-Х вв. большинство крестьян стали уже париками, которые продолжали трудиться на своих наделах, но потеряли на них право собственности. Много крестьян было поселено на господской земле на так называемом парическом праве — праве наследственного держания после 30 лет точного соблюдения арендного договора с хозяином земли. Положение этих крестьян было тяжелее, так как они оказывались вне общины, которая и под властью господина в какой-то мере защищала своих членов от его произвола.

Термин «парик» становился обобщающим, обозначая основное население поместья. Положение частновладельческих и государственных париков практически было одинаковым. Парики в это время еще сохраняли свободу перехода. В IX-Х вв. рабский труд в крупных поместьях еще находил некоторое применение.

Преобладающей в IX—XI вв. формой феодальной ренты была денежная при существенной роли продуктовой. Рента слагалась из бывшего государственного налога, все чаще в силу налоговых изъятий передававшегося феодалам, и значительно более высокой платы за держание. Повинности крестьян в пользу феодалов постепенно росли.

В период бурной феодализации государство поспешило упрочить свои права не только на стратиотов, но и на другие группы крестьян. Жители сел, лежавших вдоль крупных дорог, должны были обслуживать нужды секрета почты и внешних сношений; Другие села поставляли продовольствие для двора; третьи заготовляли лес и уголь.

Слой свободных налогоплательщиков в XI в. был еще достаточ-но^широким. На них лежал тяжкий гнет до мелочей разработанной налоговой системы. Учтено было все: размеры и качество зем — "и, лугов и пастбищ; число голов скота (крупного и мелкого); не были забыты ульи, мельницы, рыбные тони, овечьи загоны, Домашняя птица. Сосчитан был, как невесело шутили крестьяне, каждый лист на дереве и каждый волос на голове. Основными государственными налогами были натуральная подать (переводившаяся с Х в. в денежную) и подворный денежный налог, вносившийся даже неимущими. Кроме того, крестьяне платили судебную пошлину и множество других поборов, несли в пользу государ-ста тяжкие отработочные повинности. Не менее обременительным, чем сами налоги, был безудержный произвол чиновников. Документы XI в. свидетельствуют о крайней бедности свободных крестьян.

Феодальный город. «Книга эпарха». С середины IX в. начался новый подъем городов. Он был обусловлен ростом производительных сил и окончательной победой мелкого свободного ремесла. Росли старые города, возникали новые. Улучшилось качество изделий, расширился их ассортимент. Увеличилось количество денег в обращении. У богатевшей знати возрос спрос на предметы роскоши. Развивалась торговля с Востоком, Русью, Западной Европой. Большим центром ремесла и торговли стала Фессало-ника. Однако крупнейшим городом средневековой Европы оставался Константинополь, где ранее всего и начался новый подъем ремесла и торговли.

Могучие стены, роскошные дворцы, церкви и монастыри, колоннады и портики, арки и статуи, полная судов гавань Золотой Рог, разноязычная пестрая толпа — все это придавало городу притягательную прелесть для иноземных гостей из всех стран средневекового мира. Но здесь же, рядом с дворцами знати, теснились трущобы бедняков: узкие, не знавшие солнца улочки, непролазная грязь или едкая пыль, гниющие отбросы, вонь кожевенных мастерских. Нигде.не было столько шелков и золота, столько воинов, священнослужителей, знатных щеголей и сановников, но нигде не было и столько нищих, калек и воров.

Об организации ремесла и торговли в столице дает представление сборник законоположений эпарха, составленный в основном в начале Х в. («Книга эпарха»). Ремесленники основных профессий были объединены в корпорации, многие из которых восходили к позднеримским коллегиям, но играли в новых условиях роль появившихся позднее на Западе средневековых цехов. «Книга эпарха» называет 22 корпорации. Торговцы главными товарами тоже объединялись в особые корпорации, которые в целом были более привилегированными, чем корпорации производителей. Некорпоративное ремесло не пользовалось защитой властей, а порой и преследовалось.

Многие мастера еще использовали труд рабов, но их вытесняли местии (наемные работники). Корпоративное ремесло было тесно связано с императорским дворцом. Оно получило заказы государства и церкви: на вооружение армии и флота, на роскошные одеяния, утварь, украшения. Корпорации не имели прав самоуправления: их внутреннюю жизнь определяли не столько сами члены объединений сколько персонал эпарха. Опека властей сковывала инициативу и скоро из стимула производства превратилась в его оковы. Ремесленники и торговцы не имели права занимать государственные должности и получать титулы. Если же они поступали на имперскую службу, то должны были оставить занятие ремеслом и торговлей. Верхушка корпораций усилила в X_XI вв. борьбу за свои права, поднимая горожан на восстания. Но у нее не было союзников. Императоры искали опору среди горожан против мятежных феодалов, однако главными и непосредственными угнетателями трудового населения города в это время были как раз двор и чиновничество, а не феодалы провинций.

Государственный аппарат. Система управления империей в IX—XI вв. еще более усложнилась. Каждое ведомство (а их было до 60) имело многочисленные канцелярии. Важнейшими ведомствами были: геникон, ведавший раскладкой и сбором налогов; военное ведомство, осуществлявшее выплату жалованья воинам, вооружение и снабжение армии; ведомство государственной почты и внешних сношений, державшие в своих руках нити дипломатии и разведки; ведомство йдик, ведавшее имуществом императорской семьи.

Функции ведомств не были четко разграничены. Так, судебной юрисдикцией обладало почти каждое ведомство, каждый чиновник и стратиг. Помимо императорского суда и суда эпарха, имелись суды при ипподроме, суды для воинов, моряков; в каждой феме был свой судья.

Правосудие имело ярко выраженный классовый характер. Знатные люди карались штрафом, лишением должности, конфискацией имущества, ссылкой и лишь за участие в заговоре против императора — пострижением в монахи, ослеплением или казнью. Простолюдины же даже за мелкие проступки подвергались бичеванию, членовредительству, клеймению, а за более серьезные — продаже в рабство, казни через сожжение, повешение или четвертование. Иногда «бунтовщиков» попросту избивали без суда и следствия. Пытка всегда была важнейшим средством расследования.

Наряду с иерархией должностей существовала иерархия титулов, присваиваемых должностным лицам, которые вознаграждались жалованьем в форме денег, одежды и продовольствия.

Множество должностных лиц и вельмож наполняло императорский дворец. Каждому было отведено место в пышном церемониале. Придворные порой фактически управляли империей. Высшее чиновничество и вельможи составляли синклит — совет при васи-левсе, оказывавший большое влияние на политику двора. С середины IX в. до последней четверти XI в. синклит, как правило, отражал интересы столичного чиновничества.

Стремление чиновной аристократии к политической централизации постоянно наталкивалось на сопротивление феодальной, в особенности военной, знати, боровшейся за политическую автономию.

Церковь и монашество. Церковь в Византии была в большей мере, чем на Западе, подчинена государству. Избрание константинопольского патриарха — второго лица в государстве — зависело от императора. Патриарх не обладал, подобно папе, светской властью и не располагал столь значительными материальными средствами. У византийских епископов не было личных земельных владений, и их благосостояние зависело от милости императора. В Х в. «добровольные» приношения в пользу церкви были узаконены государством и превратились в постоянную подать деньгами и натурой, которая налагалась подворно на все население.

Весьма многочисленным в Византии было монашество. Мистические настроения широко распространялись среди беднейшего крестьянства. Объединив свои участки, несколько крестьян иногда основывали маленький монастырь, который, однако, быстро попадал под власть крупного монастыря во главе с влиятельным игуменом (настоятелем), в недавнем прошлом светским феодалом. В Византии существовали императорские, патриаршие и частные монастыри. Монастыри были крупнейшими землевладельцами. В Х в. императоры даже пытались ограничить рост монастырского землевладения. Крупные монастыри стали серьезной политической силой.

Внешнеполитическое положение империи во второй половине IX- конце XI в. Временная стабилизация внешнеполитического положения при основателе Македонской династии Василии I (867—886) сменилась в конце IX в. новыми поражениями от арабов и болгар. Неудачи империи были отражением глубоких социальных перемен: стратиотское ополчение теряло свою боеспособность. Арабы заняли всю Сицилию и угрожали Южной Италии. Они захватили также Кипр и Крит, а в начале Х в. разграбили хорошо укрепленный город Фессалонику.

В конце IX в. начал войну против Византии и царь Болгарии Симеон. Болгары заняли почти всю Македонию и Эпир, подчинили сербов. Лишь после смерти Симеона Византии удалось заключить договор с его сыном Петром, скрепив мир брачным союзом и обещанием выплаты ежегодной дани (927 г.).

В 60—70 гг. Х в. были возвращены Крит, Киликия, Кипр и Северная Сирия с Антиохией. Византия захватила также Северную Болгарию.

Последняя четверть Х в. была, однако, снова тревожной. Окрепшее Западно-Болгарское государство вернуло Северную Болгарию, завоевало берега Адриатики, Македонию почти до Фессалоники, Фессалию. Хладнокровный и трезвый политик, император Василий II Болгаробойца (976—1025) с большим трудом, почти в непрерывной 40-летней войне, которую он вел с неслыханной жестокостью, добился перевеса и завоевал Болгарию (см. с. 87).

Но вскоре после смерти Василия II империя всюду перешла к обороне. На Востоке появился новый враг — турки-сельджуки. На Балканах население терроризировали печенеги, совершавшие опустошительные набеги. Территория страны вновь стала сокращаться.

Византийско-русские отношения в IX—XI вв. Усилили в Х в. свой натиск на Византию и русские. Первые походы на владения империи в Крыму (фема Херсон) и на южные берега Черного моря относятся к первой половине IX в. В 860 г. они осадили уже Константинополь. С русскими было достигнуто соглашение, часть знати Киевской Руси приняла христианство. К началу Х в. отношения с Русью снова ухудшились. По всей вероятности, в столице были ущемлены торговые льготы и болгар и русских. В 907 г. русские на бесчисленных лодках-однодеревках появились перед столицей. Византийцы были вынуждены в 911 г. заключить выгодный для русских договор. Русские купцы получили в пользование подворье в пригороде столицы, бесплатное содержание, снаряжение для судов на обратную дорогу. Торговлю они вели беспошлинно.

В 941 г. князь Игорь организовал новый поход на Византию. Русские разорили берега Босфора, Никомидии и Пафлагонии, но под стенами столицы их флот был сожжен «греческим огнем». Через три года русские снова дошли до Дуная, но византийцы поспешили откупиться дарами и возобновлением торгово-военного договора.

В 968 г. византийцы склонили Святослава к походу против болгар. Но русский князь, подчинив болгар своему влиянию, решил прочно обосноваться на Дунае. В 970—971 гг. совместно с болгарами он вел войну с империей. Однако военные неудачи заставили Святослава по новому договору отказаться от притязаний на Херсон и Болгарию и обещать Византии военную помощь. Русские по-прежнему могли беспрепятственно торговать в Константинополе.

В конце 80-х гг. Х в. по просьбе императора Василия II князь Владимир прислал русский отряд, который помог разгромить мятежных феодалов Малой Азии. Но император затягивал выполнение условий, на которых был прислан отряд, а именно — выдать за князя свою сестру Анну. Взятием Херсона Владимир заставил Василия II ускорить заключение брака. Одновременно Русь приняла христианство.

Торговые, политические и культурные связи с Византией стали более тесными. Во главе русской церкви первое время стояли назначаемые патриархом византийские митрополиты; византийские зодчие и живописцы работали в Киеве; из Болгарии и Византии ввозились богослужебные книги и предметы культа. Распространялась славянская письменность. На Афоне (полуостров Халки-Дика) уже в начале XI в. возник первый русский монастырь. Но Церковная зависимость Руси от Византии оставалась в значительной мере формальной.

В 1043 г. русский флот снова осадил Константинополь, но по-^радал от бури на Босфоре и от «греческого огня». Однако угроза повторения похода вынудила византийцев искать мирного разрешения конфликта. Новый договор был скреплен женитьбой сына Ярослава Мудрого Всеволода на дочери василевса Константина IX Мономаха.

Торговые и культурные отношения Византии и Руси продолжали успешно развиваться. В русских городах появились подворья византийских купцов, сложились группы русских купцов («греч-ников»), систематически продававших свои товары в Византии. Длительное и тесное общение Руси с Византией оставило глубокий след в развитии русской культуры.

Внутриполитическая борьба в империи. Первая решительная схватка провинциальной феодальной знати с чиновной аристократией столицы произошла в начале царствования Василия II. Ма-лоазийская военная знать подняла мятеж, длившийся 10 лет. С огромным трудом василевс добился победы. При Василии II — последнем выдающемся представителе столичной аристократии на императорском престоле — Византия достигла вершины своего внешнеполитического могущества.

Но провинциальные магнаты снова рвались к власти. В 1057 г. им удалось посадить на престол Исаака I Комнина. Однако их позиции в столице еще не были достаточно сильны. Политика резкого ущемления интересов чиновной аристократии встретила столь дружный отпор, что уже через два года Исаак отрекся от престола. Вновь получившая перевес чиновная знать была не способна изменить свою близорукую политику. Она сокращала армию и повышала налоги, подрывая феодальное войско и стра-тиотское ополчение. Битва при Манцикерте в 1071 г., где огромную византийскую армию наголову разгромили турки-сельджуки, взявшие в плен самого императора, явилась выражением полного банкротства политики чиновной аристократии. В этом же году под ударами норманнов, постепенно захватывавших владения Византии в Южной, Италии, пал город Бари — последний город. Византии на Апеннинском полуострове.

Десять лет, последовавшие за битвой при Манцикерте, заполнены острой борьбой за власть. В 1081 г. военная знать провинций одержала победу — на престол вступил Алексей I Комнин (1081—1118).

 

ГЛАВА 4 ЗАПАДНЫЕ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Западные славяне в VI—XI вв.

Расселение, хозяйственная жизнь, общественный строй. Сведения античных авторов о славянах весьма скудны и не позволяют точно определить западную границу их расселения. В первые века новой эры эта граница, видимо, проходила по Висле. На юге славяне расселялись до рубежей Римской империи.

Тацит (I в. н. э.) еще не различает разные этнические группы славян-венедов, а писатели VI в. (Прокопий, Иордан) называют уже два военно-политических объединения славянских племен: антов, живущих к востоку от Днестра, и склавинов (славинов) — западнее и южнее антов.

Во время великих переселений славяне продвинулись далеко на запад и юг. Западные славяне в V—VI вв. жили уже по Лабе (Эльбе), а местами и западнее ее. Они распадались на ряд этнических общностей, занимавших обособленные территории. По Висле и Варте до Одры (Одер) и Нейсе обитали племена польской группы. По Верхней Лабе и ее притокам расселялись чешско-моравские племена, севернее их располагались племена сербо-лужицкой группы. На Нижней Лабе до Балтийского побережья жили многочисленные племена лютичей (вильцев) и ободритов (бодричей). На прибрежных островах Балтики обитали племена балтийской группы.

По уровню хозяйственного развития западные славяне не уступали соседним с ними германцам. Основными их занятиями были земледелие и скотоводство. Землю вспахивали ралом (плугом) с железным лемехом и сохой. Убирали урожай с помощью серпа и косы. Разводили разные виды скота и домашней птицы. У западных славян были развиты ремесла — железоделательное, ткацкое и гончарное. Славяне вели оживленную торговлю не только с соседними народами, но и с дальними странами, о чем свидетельствуют клады арабских, византийских и других монет.

Жили славяне в поселениях хуторского и сельского типа. Но в целях защиты строили укрепления — гроды, зачастую превратившиеся позже в города.

В V—VII вв. важнейшие дела внутренней и внешней жизни решались на сходках (вече). Все большее влияние в этот период приобретали у западных славян военные предводители — князья. У многих племен княжеская власть стала наследственной: князья окружали себя постоянными дружинами и постепенно подчиняли своей власти свободных соплеменников.

Шел процесс социальной дифференциации, выделялась знать, присваивавшая лучшие земли и эксплуатировавшая рабов и обедневших общинников.

Усилившаяся внешняя угроза заставляла отдельные племена объединяться в военные союзы, в которых власть сосредоточивалась в руках князей более сильных племен. Это вело к возникновению государственной власти и к образованию раннефеодальных государств.

Княжество Само. Наибольшую опасность для славян в VII в. представляли авары — кочевой народ, пришедший из Центральной Азии. Они подчинили жившие по Среднему Дунаю и Тиссе славянские племена и пытались поработить всех западных славян. В борьбе с аварской опасностью сложилось первое государственное образование западных славян — княжество Само, получившее свое название по имени князя Само (623—658). Центр его находился в Нитре и Моравии. В этом княжестве были объединены кроме чехов, моравов и словаков, лужицкие сербы, словенцы и даже часть хорватов.

Княжество Само не только защитило славян от аварской угрозы, но и нанесло поражение франкам, вторгшимся в славянские земли. Преследуя франков, славяне временно заняли германские области Тюрингию и Восточную Франконию.

Однако это первое государственное объединение славян было непрочным. Тем не менее княжество Само сыграло важную историческую роль, положив начало западнославянской государственности. После него в VIII в. в Моравии и Нитре образовались независимые княжества (история их малоизвестна), которые в союзе с франками вели борьбу против аваров до начала IX в.

Великоморавская держава. В первой половине IX в. сложилось новое большое государственное образование западных славян с центром в Моравии. В это время славянам приходилось отстаивать свою независимость в борьбе с Восточно-Франкским (Германским) государством. Моравский князь Моймир (818—846) объединил под своей властью большую территорию от Влтавы на северо-западе до Дравы на юге. Он подчинил Нитранское княжество и изгнал правившего там князя Прибину. Лишенная власти славянская племенная знать подняла восстание против Моймира. Этим воспользовался король Людовик, который в 846 г. вторгся в Моравию, сверг Моймира и помог занять моравский престол его племяннику Ростиславу (846—870).

В правление Ростислава территория Великоморавского государства была расширена, оно достигло значительного внешнеполитического могущества. Ростислав освободился от зависимости Восточно-Франкского государства и энергично противостоял немецкому проникновению. В поисках союзников он обратился к Византии, с которой хотел установить церковно-политический союз. По просьбе Ростислава в 863 г. из Византии в Моравию были направлены проповедники братья Кирилл (Константин) и Мефодий. Их стараниями в Великоморавском государстве было введено богослужение на славянском языке. Кирилл создал алфавит, который заменил существовавшие ранее знаки примитивной славянской письменности. Были переведены на славянский язык богослужебные книги. Тем самым Кирилл и Мефодий сыграли большую роль в развитии славянской письменности и образования.

Создание славянской церкви укрепило политическую самостоятельность Великоморавского государства.

В 870 г. князь Ростислав был свергнут его племянником Святополком при помощи немецких войск, вторгшихся в страну. Но Святополк не хотел подчиняться германскому королю и был вероломно захвачен в плен и увезен в Германию. Моравия была отдана в управление германским маркграфам.

В 871 г. против господства немцев вспыхнуло народное восстание под руководством священника Славомира. Святополк, отпущенный на свободу (он дал обещание помогать немцам), перешел на сторону восставших. Моравы нанесли поражение германским феодалам и освободили страну.

Мефодий вместе со своими учениками продолжал миссионерскую деятельность. После смерти Мефодия (885 г.) его ученики подверглись преследованиям и были изгнаны из Моравии. Впоследствии там утвердилась католическая церковь.

Раннефеодальное Великоморавское государство достигло во второй половине IX в. внешнеполитического могущества и занимало господствующее положение в Центральной Европе. Однако в результате развития феодальных отношений началась борьба знати против княжеской власти. Сепаратистские тенденции ослабляли государство, особенно усилились после смерти Свято-полка, когда начались конфликты между его сыновьями. Велико-моравская держава распалась на уделы. Отделились серболужиц-кие земли, Чехия стала самостоятельным княжеством (895 г.). В 906 г. венгры нанесли поражение Моравии и захватили восточные словацкие земли. Великоморавское государство перестало существовать.

Образование Чешского государства. У чешских племен, расселившихся в бассейне рек Верхней Лабы, Влтавы и Огржи, весьма интенсивно развивалась хозяйственная жизнь — пашенное земледелие, скотоводство, добыча и обработка металлов и другие ремесла. Через чешские земли проходили торговые пути, соединявшие придунайские области с побережьем Балтики и Русью, со странами Западной Европы. В центре этих путей находилась Прага — главный чешский город, в котором уже в Х в. развивалась оживленная внутренняя и международная торговля.

В IX-Х вв. в чешских областях сложились в основных чертах феодальные отношения. Но значительная часть крестьянства еще сохраняла личную свободу и земельную собственность. Знать эксплуатировала рабов, госпитов и кабальных людей. Крупные землевладельцы захватывали крестьянские земли и превращали свободных людей в зависимых.

До распада Великоморавского государства чешские земли входили в его состав. В конце IX в. на территории Чехии под верховной властью великоморавского князя сложилось два княжества — одно с центром в Праге (во главе с князем из рода Пжемы-словичей), другое с центром в Либице (возглавляемое эличански-ми князьями Славниками). Борьба за верховенство между этими княжескими династиями продолжалась в течение всего Х века и закончилась победой Пжемысловичей. Одной из причин победы Пражского княжества было выгодное хозяйственное и стратегическое положение его столицы.

Княжеская власть в Чехии значительно усилилась уже в первой трети Х в. при Вацлаве I (921—929). Вацлав I покровительствовал христианской церкви, которая способствовала утверждению феодализма и укреплению княжеской власти. Церковь получила большие земельные пожалования и устанавливала в своих владениях крепостнические порядки. Духовенство требовало со всего населения уплаты десятины. Жестокая эксплуатация народных масс церковниками вызвала народное восстание, которым воспользовался брат короля Болеслав, захвативший престол. Вацлав I был убит.

В 929 г. в Чехию вторгся германский король Генрих, и князь Болеслав I вынужден-был принести ему вассальную клятву. При Болеславе I (929—967) окончательно было оформлено раннефео-дальное государство в Чехии. Усилился центральный аппарат власти. В отдельных областях управляли княжеские наместники.

В конце Х в. при князе Болеславе II (967—999) объединительная политика Пжемысловичей завершилась полной победой.

Он присоединил Либице, истребив весь княжеский род Славников. Упрочилось также внешнеполитическое положение Чехии. В Праге было создано чешское епископство. Чехия была самостоятельным государством, зависимость ее от Германского королевства носила номинальный характер.

Образование древнепольского государства. Задолго до объединения в единое государство польские племена занимались пашенным земледелием, животноводством, огородничеством и садоводством. В Х в. источники уже упоминают о трехпольной системе севооборота.

Люди жили в селищах — неукрепленных поселениях. Но сооружались уже и обнесенные рвами и частоколом укрепления — гроды, бывшие военно-административными и религиозными центрами, а во время войн служившие убежищами. В Х в. у польских племен наблюдался большой прогресс в развитии ремесла, которое все более обособлялось в отдельную отрасль хозяйства и сосредоточивалось в гродах, превращавшихся в города — центры ремесла и торговли. Большие успехи были в кузнечном деле, производстве сельскохозяйственных орудий и вооружения, а также гончарном деле, где получил распространение ножной гончарный круг.

В Х в. интенсивно развивалась внутренняя и внешняя торговля. Первостепенное значение для Польши имели торговые связи с Русью, а через нее с Арабским халифатом. Польша торговала со Скандинавскими странами, Чехией, Германией, Византией. Крупным центром транзитной торговли стал Краков, через который проходили пути в Прагу, Киев, а также к побережью Балтики.

Рабство у польских племен не получило широкого распространения. Рабов сажали на землю, и со временем они стали обычными холопами. В IX-Х вв. происходило подчинение феодалами и княжеской властью свободных крестьян. Их облагали многочисленными повинностями в пользу феодалов и князя. Они платили натуральные оброки и подати на содержание княжеского двора и войска, отбывали извозную повинность, строили укрепления, дороги и мосты. С введением христианства крестьян заставляли платить церковную десятину и «грош св. Петра».

К концу Х в. великопольская княжеская династия Пястов объединила под своей властью почти все польские земли. Образовалось относительно единое Польское раннефеодальное государство. Первым (достоверно известным) польским князем был Мешко I (960—992).

Создание единого государства сыграло большую прогрессивную роль в консолидации населения польских земель в единую народность и защите от чужеземного порабощения.

Польскому государству приходилось отстаивать свою самостоятельность от посягательств германских королей, пытавшихся превратить польского князя в своего вассала.

В 966 г. польский князь Мешко I со своими приближенными принял христианство по латинскому обряду. В течение нескольких десятилетий новая религия распространилась по всей Польше. Это способствовало утверждению феодальных отношений и укреплению княжеской власти. В стране распространилась письменность на латинском языке.

В конце Х-начале XI в. Польша превратилась в одно из крупных государств Восточной Европы. При сыне Мешко I Болеславе I Храбром (992—1025) после присоединения в 999 г. Кракова и Краковской земли процесс объединения польских земель завершился. В 1000 г. в Гнезно было учреждено польское архиепископство, независимое от немецкой церкви.

В начале XI в. оформилась система государственного управления Польши. Во главе государства стоял князь, который командовал войском, творил суд и руководил внешними делами. Страна делилась на провинции с комесами во главе. Местное управление опиралось на систему гродов, возглавляемых каштелянами. Особое внимание господствующий класс уделял укреплению военной организации. Социальной опорой княжеской власти являлись средние и мелкие феодалы.

Болеслав I вел успешные войны с Германской империей. По Бу-дишинскому миру 1018 г. к Польше отошли Лужица, часть Ми-шенской марки и Моравия. Польскому народу удалось отстоять свою независимость и освободить часть земель полабских славян. Между Польшей и Русью существовали тесные экономические, культурные и политические связи. С конца Х в. с возникновением общей границы связи эти расширились. Нормальному развитию польско-русских отношений препятствовало вмешательство Польши во внутренние дела Древнерусского государства. В 1018 г. войска Болеслава I овладели Киевом, на киевский великокняжеский престол был посажен его зять Святополк. Болеслав захватил пограничные с Польшей червенские города. Вскоре, однако, Ярослав Мудрый изгнал Святополка из Киева. Восточная политика Болеслава Храброго и его раздоры с Русью были использованы Германской империей.

Последние годы правления Болеслава I (в 1025 г. он принял королевский титул) ознаменовались столкновением княжеской власти с усилившейся светской и духовной феодальной знатью. После смерти Болеслава I международное положение Польши осложнилось. Германская империя вновь начала войну. Против Польши выступили также Чехия и Русь. Страна потерпела полное поражение. Червенские города возвратились в состав Русского государства. Германская империя захватила Лужицы. Мазовия и Поморье превратились в самостоятельные княжества. Усиление феодальной эксплуатации, военные неудачи и феодальные усобицы крайне ухудшили положение польского крестьянства. В 1037 г. в центре страны вспыхнуло широкое антифеодальное восстание, которое было подавлено лишь объединенным, силами светских и духовных феодалов при германской поддержке. Ослабевшее Польское государство вынуждено было признать на время вассальную зависимость от Германской империи.

Полабско-прибалтииские славяне. Лужицкие сербы, лютичи, ободриты и поморско-балтийские славяне в вековой борьбе с немецкой агрессией не смогли отстоять свою независимость, были порабощены и постепенно ассимилированы. Причиной этого являлась их этническая и политическая разобщенность.

В своем хозяйственном развитии полабские и поморские славяне не отставали от соседних славянских и германских народностей. Они занимались пашенным земледелием, скотоводством, рыболовством и лесными промыслами. В Х-XI вв. в Полабье и Поморье появились значительные для того времени города, которые служили не только опорными пунктами обороны, но и центрами ремесла и торговли. Портовые славянские города имели торговые связи со Скандинавией, Польшей и Русью.

У славян Полабья и Поморья развилась своеобразная языческая культура. Они воздвигали замечательные деревянные храмы, украшая их скульптурными изображениями своих божеств. Наибольшей известностью пользовался храм бога Святовита в городе Арконе на острове Руяне (Рюген), служивший местом паломничества поморских славян.

В эти богатые славянские земли в Х в. устремилась немецкая агрессия. Немецкие феодалы во главе с королями Саксонской династии захватили земли лужицких сербов, лютичей и ободри-тов и основали там германские марки. Истребляя славянскую военную знать и проводя политику жестокого террора, германские феодалы хотели заставить славянское население покориться их господству и платить дань. Большая роль при этом отводилась христианской религии, которую немецкие епископы здесь насильственно насаждали.

Но славяне не смирились. В конце Х- начале XI в. лютичи и ободриты сбросили немецкое иго. В земле ободритов образовалось самостоятельное княжество, которое распространило свое влияние на значительную часть Полабья. Во времена князей Крутого и Никлота славяне успешно вели борьбу против саксонских феодалов. Только во второй половине XII в. объединенным силам немецких феодалов удалось сломить сопротивление славян и захватить Полабье и Поморье.

Южные славяне в раннее средневековье

Расселение славян на Балканском полуострове. Расселение славян на Балканах было одним из завершающих этапов великого переселения народов. От кратковременных набегов на земли империи (в VI в.) славяне перешли к прочному оседанию на захваченных территориях (с конца VI и особенно в VII в.). Византия оказалась бессильной помешать этому. Славяне заняли весь север Балканского полуострова, особенно густо заселив Мисию, Македонию, Иллирик, Северную Фракию; часть их прорвалась в Среднюю Грецию, на Пелопоннес и острова Эгейского моря. В Далмации местное население сохранило в своих руках лишь редкую цепь прибрежных городов. Плотность расселения славян в направлении с севера на юг постепенно сокращалась. Основная этническая грань пролегала южнее Балканского хребта, по Северной Фракии, Южной Македонии и Северному Эпиру. С течением времени к северу от этой границы славяне ассимилировали местное фрако-иллирийское население, к югу же от нее были ассимилированы сами.

Расселившиеся на землях Византии славяне были в этническом отношении еще слабо дифференцированными. Однако среди них уже выделялись разные группы племен, из которых наиболее крупными были группы, вошедшие позднее в состав Первого Болгарского государства, затем — сербы, занявшие земли от реки Мо-равы до Далматинского побережья, хорваты, осевшие в бассейне реки Савы, и словенцы, поселившиеся на крайнем северо-западе, в предгорьях Альп.

Во время расселения на Балканах славяне находились примерно на одинаковом уровне общественного развития. Преобладающим их занятием было земледелие при значительном развитии скотоводства. Деревни составляли земледельческие общины, в которых семейная община еще сохраняла право верховной собственности на пахотные наделы. Серьезную роль играли большесемейные отношения и родовые пережитки. Славяне находились на стадии перехода от «военной демократии» к государственным формам организации. Быт славян в это время был устойчиво оседлым, они вели регулярное земледельческое хозяйство, производили необходимые орудия труда и обихода, организовывали боеспособное войско, вступали в договорные торговые связи с городскими центрами Византии. Переходной к государству формой политической организации славян в момент поселения на землях империи были устойчивые союзы племен во главе с князьями, власть которых становилась наследственной и опиралась на силу постоянных дружин и поддержку формирующейся землевладельческой аристократии.

Контакты с Византией, а затем и расселение на ее территории послужили для славян мощным стимулом, ускорили ход их общественного развития. Они осели на освоенных издревле землях, с более интенсивным земледелием и агрикультурой; в их власти оказалось и немало городов, которых славяне не имели на своей прародине. Далеко не везде автохтонное население полностью было «сдвинуто» славянами к югу. Деревни, а порой и жилища славян и автохтонов находились в непосредственном соседстве. Славяне перенимали более высокий и более рациональный в новых условиях производственный опыт коренных жителей, элементы их культуры, формы повседневного быта.

Перераставшие в государства политические союзы славян византийцы называли «Славиниями». Известны и особые наименования отдельных союзов, восходящие либо к имени господствовавшего племени, либо к названию местности. Так, в Мисии образовался союз под именем «Семь родов», в Средней и Южной Македонии появились союзы стримонцев, драгувитов, сагудатов, велегезитов, смолянов, на Пелопоннесе — милингов и езеритов. Занимавшие определенную территорию, эти устойчивые союзы иногда объединялись для осуществления крупных военных кампаний против империи. Так, в VII в. славяне, используя мощную осадную технику, неоднократно угрожали захватом второму по значению городу империи — Фессалонике. В конце VI — первой четверти VII в. часть славянских союзов на Балканах находилась под протекторатом Аварского каганата, власть которого, однако, после 626 г. стала здесь номинальной. С этого времени главным врагом славян на северо-западе были франки, а на юге — империя. Византия вела упорную борьбу со славянами уже не с целью изгнания их из страны, а с целью подчинения и превращения в своих подданных. Эта цель была постепенно достигнута. Но удалось подчинить лишь племена, жившие к югу от упомянутой этнической границы. Дальнейшим успехам Византии помешало возникновение первых славянских государств на Балканах.

Образование раннефеодального Болгарского государства. В особенно выгодных условиях для политической консолидации оказался союз «Семь родов» в Мисии, защищенной со всех сторон Дунаем, Черным морем и Балканским хребтом. Редкое местное фракийское и греческое население быстро растворилось в массе славян. Обогащение племенной верхушки за счет грабежей и даней, а также от торговли с империей ускорило политическое сплочение знати; постоянная военная опасность со стороны империи побуждала к укреплению воинских сил.

Процесс оформления государства был завершен с появлением в Мисии тюрков — протоболгар. В VI — VII вв. они населяли Приазовье, составляя огромный союз, известный под названием «Великая Болгария», и не раз вместе с другими народами (в том числе со славянами) вторгались в пределы Византии. В середине VII в. союз распался. Часть протоболгар во главе с ханом Аспа-рухом в 70-х гг. VII в. ушла в Западное Причерноморье, откуда стала совершать набеги на Византию. Поход против них византийцев окончился неудачей. Протоболгары перешли Дунай и заняли территорию Добруджи (680 г.). Протоболгарское войско, спаянное родовой организацией, было серьезной силой. Аристократия союза «Семи родов» предпочла вступить с Аспарухом в соглашение, уступив главенство в центральном аппарате нового государственного объединения протоболгарской знати. Поэтому формирующееся государство стали называть Болгарией, а ее население, подавляющее большинство которого составляли славяне, — болгарами.

Столицей государства стала Пляска — первоначально основанный на месте славянского поселения протоболгарский военный лагерь. На западе граница Болгарии достигала реки Тимок, на юге — Балканского хребта. Процесс ассимиляции протоболгар, в особенности их социальных низов, начался очень рано и протекал быстро. Медленнее (почти в течение двух столетий) он шел в среде протоболгарской знати, которая не раз в течение VIII — IX вв. вступала в острые конфликты со славянской аристократией.

Болгарское государство в VIII — начале IX в. В VIII — первой половине IX в. в Болгарии быстрыми темпами шел процесс феодализации. В конце IX в. вовлекаемые в зависимость крестьяне уже должны были отбывать повинности в пользу своих господ.

Немало общинников разорялось и не имело средств для несения военной службы в ополчении. В то же время духовенство, а также военная и чиновная знать (болярство) обладали обширными земельными владениями и огромными стадами скота.

Во главе государства стоял хан — верховный военачальник, жрец, судья и законодатель. Крупнейшие представители славя-но-протоболгарской знати составляли его совет. Главной чертой государственного строя Болгарии являлось наличие сильной центральной власти хана в столице при слабом управлении полуавтономными провинциями. Сильной военной протоболгарской организации во главе с ханом противостояли полугосударственные-полуплеменные органы власти славянских князей.

И славянская, и протоболгарская знать была заинтересована в походах на богатые земли Византийской империи и расширении границ государства. Империя же стремилась восстановить свои границы по Дунаю. Поэтому в VIII — первой половине IX в. между Болгарией и Византией велись многочисленные войны. В начале VIII в. болгары неоднократно подступали к Константинополю. В середине VIII в: натиск болгар ослабел:

в Болгарии шла борьба за престол. И протоболгарская, и славянская знать противилась укреплению власти хана. Этими раздорами воспользовалась империя, которая, организовав девять походов, поставила Болгарское государство на край гибели. Но и на этот раз Византия не достигла полной победы.

Крупных успехов Болгария достигла при хане Круме (803 — 814): ее границы расширились на северо-запад до реки Тисы. В 811 г. император Никифор I разграбил Плиску, но при возвращении его войско было уничтожено болгарами в горных проходах, пал и император. Из его черепа Крум повелел изготовить чашу для вина. В разгар подготовки к походу на Константинополь Крум внезапно умер.

Сын Крума Омортаг стал союзником империи. Он помог подавить восстание Фомы Славянина, но затем утвердил свою власть над областью Срема. К середине IX в. в состав Болгарии вошла и часть Средней Македонии.

Принятие христианства Болгарией. К середине IX в. язычество уже не отвечало интересам господствующего класса. Подготавливая принятие христианства, хан Борис (852—889) рассчитывал каждый шаг, ибо и для папства и для Византии христианизация была средством политического верховенства. Борис играл на противоречиях между папством и империей. Воспользовавшись жестоким голодом в Болгарии, византийцы вторглись в ее пределы. Уступив их давлению, в 865 г. Борис и его приближенные приняли христианство по восточному образцу, но одновременно добились от Византии учреждения в Болгарии архиепископии: глава болгарской церкви мог решать свои внутренние дела независимо от патриарха. Хан стал именоваться по-славянски «князем».

Через 20 лет после этого гонимые в Моравии немецким духовенством ученики Кирилла и Мефодия нашли приют в Болгарии и стали ревностными распространителями славянской письменности, что позволило уже в конце IX в. отказаться от византийских священнослужителей. Так были заложены основы отечественной церкви. Авторитет Болгарии на международной арене повысился.

Болгария во второй половине IXХ в. Во второй половине IX в. процесс складывания крупного феодального землевладения ускорился. Стали развиваться и болгарские города. Значительных успехов достигла обработка металла (железа, меди). Высоким совершенством отличалось производство многоцветной керамики. Писатель Х в. Иоанн Экзарх упоминает много ремесленных профессий. Особенно заметным был рост Преслава, ставшего с конца IX в. новой столицей Болгарии. Росли также Силистра (Доростол), Преславец на Дунае, Плиска. В эти города съезжались купцы из Руси, Венгрии, Чехии, Византии, стран Востока. Болгары торговали в городах Далмации, в Фессалонике и Константинополе.

Во второй половине IX в. остатки протоболгарской знати слились со славянской. Распространение христианства завершило этот процесс. В административном отношении страна была разделена теперь по территориальному признаку на комитаты во главе с комитами. Болярство, занимавшее высокие посты, состояло из двух групп — столичного и провинциального. Возросла роль дружины князя, но основу армии еще составляли свободные крестьяне-общинники.

В конце IX в. знать сделала попытку помешать укреплению центральной власти. В 889 г. сын и преемник ушедшего в монастырь Бориса Владимир пытался восстановить язычество. Однако большинство феодализирующейся знати воспротивилось этому. Владимир был свергнут и ослеплен. Трон занял другой сын Бориса — Симеон (893—927) — один из наиболее выдающихся правителей Болгарии. Образованный, талантливый и честолюбивый, он мечтал об основании единого славяно-византийского государства на Балканах с центром в Константинополе.

Однако в конце IX в. отношения с Византией обострилась. В 894 г. болгарам было запрещено торговать в Константинополе.

Воспользовавшись этим поводом, Симеон начал военные действия. Война длилась почти 30 лет и сначала была неудачной для Болгарии. Но в начале Х в. Симеон заставил Византию возобновить выплату дани. Границы Болгарии были расширены почти до Фессалоники, а в 917 г. на реке Ахелой Симеон наголову разгромил византийцев. Владения Болгарского государства простирались теперь от Дуная до Фессалии и от Адриатики до Черного моря. Присвоив титул «царь болгар и греков», Симеон готовился к осаде Константинополя.

Но осада не состоялась, так как император сумел расстроить договор Симеона с арабами Египта, обещавшими прислать свой флот. Одновременно сербы подняли восстание, пытаясь освободиться от власти Болгарии, а хорваты нанесли Симеону тяжелое поражение. Преемник Симеона Петр (927—969) заключил с Византией мир.

В 931 г. при поддержке империи от Болгарии отделились сербы. Спустя треть века император Никифор II Фока отказался платить дань и стал готовиться к войне. Он побудил в 968 г. выступить против Болгарии русского князя Святослава. Сохранив трон и казну сыну Петра Борису, Святослав привлек болгар к войне с Византией. Когда Святослав в 971 г. был вынужден покинуть Болгарию, ее северная часть была захвачена Византией, а болгарская церковь подчинена константинопольской патриархии.

Богомильство. Войны с Византией, обладавшей несравненно большими ресурсами, истощили страну. Все больше разоренных крестьян попадало в феодальную зависимость.

Феодализация Болгарского государства сопровождалась усилением классовой борьбы. В начале Х в. распространилось антифеодальное еретическое движение, получившее наименование богомильства. Догматика богомилов испытала сильное влияние пав-ликианства (см. с. 68), приверженцы которого населяли Филип-пополь и его округу. Богомилы отвергали официальную церковь, резко обличали корыстолюбие и праздность духовенства. Они проповедовали неповиновение властям и господам, сообщает писатель Х в. Козьма, «хулили богатых, ненавидели царя, ругали старейшин, укоряли боляр», называли «мерзкими богу» работающих на царя и призывали угнетенных не трудиться на своих господ. Временно подавленное в середине Х в. богомильство вскоре снова окрепло и в течение нескольких веков оставалось на Балканах знаменем угнетенных в борьбе с феодалами, воздействуя на формирование антифеодальных ересей и в странах Западной Европы.

Западно-Болгарское государство. Западная Болгария не была захвачена византийцами. Вскоре ее правители — братья Коми-топулы (сыновья комита Николы) вернули и Северо-Восточную Болгарию. В 80-х гг. во главе государства остался один из братьев — Самуил, который создал сильное войско из свободных крестьян, живущих в западных, гористых районах. Болгария вновь достигла границ державы Симеона. Была захвачена не только Сербия, но и побережье Адриатики с Диррахием (Драч, Дурац-цо — совр. Дуррес).

В самом начале XI в. император Василий II Болгаробойца начал наступление на Болгарию. Летом 1014 г. у горы Беласица болгары потерпели тяжелое поражение. Василий II приказал ослепить 14 тыс. пленных, оставив на каждую сотню слепых по одному одноглазому поводырю. Вскоре Самуил умер. Завязалась борьба за престол. Многие феодалы переходили на сторону императора. В 1018 г. Болгария была завоевана империей.

Период византийского господства. На завоеванных землях бывшего Болгарского государства было создано несколько фем. Сербы и хорваты признали вассальную зависимость от Византии. Сравнительно слабее было господство империи в Северо-Восточной Болгарии, на которую с середины XI в. постоянно совершали набеги печенеги, узы, половцы (куманы).

Церковь Западной Болгарии сохранила независимость от патриарха, но ее главу (архиепископа г. Охрида) назначал император. Духовенство, получив льготы, стало опорой иноземной власти. Все главные посты в церкви и административном аппарате были заняты греками. Постепенно, к середине XI в., на бывшие болгарские земли была распространена византийская налоговая система.

С завоеванием страны развитие феодальных отношений ускорилось. Этому способствовали увеличение налогов, произвол чиновников и политика раздачи земель византийским феодалам. С сокращением владений Византии в Малой Азии основная тяжесть расходов государства все более ложилась на европейские, особенно славянские фемы империи.

Контингент свободного крестьянства сокращался. До византийского завоевания уровень социально-экономического развития северо-восточных областей Болгарии был выше, чем западных. Теперь же феодализация ускорилась на западе и замедлилась на северо-востоке, где хозяйничали кочевники.

Антифеодальная борьба в славянских провинциях не затихала, переплетаясь с народно-освободительным движением. Богомильство вновь получило большой размах. В сознании народа представление об избавлении от гнета связывалось с воспоминанием о независимом существования страны. В ходе каждого восстания к нему примыкали представители славянской знати.

Начавшееся в 1040 г. в Западной Болгарии восстание Петра Деляна распространилось на большую часть владений империи в Европе. К восстанию примкнули сербы, албанцы, греки. Но часть славянской знати изменила. В 1041 г. Делян был коварно ослеп-^н, а восстание подавлено. Предательскую позицию в решающие Моменты занимала местная знать и в других восстаниях. Наибо-'lee упорной была борьба разорявшегося свободного крестьянства.

В центральной Болгарии после восстания павликиан и богоми-лов, подавленного войсками, тысячи еретиков были выселены с родных мест. В 1111 г. заживо сожгли главу богомилов Василия. Во второй половине XII в. по Македонии прокатилась новая волна репрессий против богомилов.

В 1185 г. внутреннее и внешнеполитическое положение Византии осложнилось. В Северо-Восточной Болгарии началось народное освободительное движение. В начале 1186 г. его возглавили братья-боляре из Тырнова Федор (Петр) и Асень. Восставшие изгнали византийские гарнизоны. Походы византийцев за Балканы не дали результатов. Болгария вернула себе политическую самостоятельность. В 1187 г. империя заключила мир с новым государством. Освобождение Болгарии обеспечило народу еще два столетия независимого развития.

Территория, хозяйство, общественные отношения у сербов, хорватов и словенцев в VII—XII вв. Сербы, хорваты и словенцы расселились в малонаселенных горных местах. Освоение пригодных для земледелия площадей потребовало много труда и времени. Влияние местных традиций было здесь (исключая адриа-тическое побережье) менее глубоким. Хозяйство было экстенсивным. Скотоводство, особенно в некоторых внутренних областях, играло не менее важную роль, чем земледелие. Далматинское побережье опережало в развитии соседние континентальные районы.

Горы, бурные реки, ущелья и озера, густые леса создавали естественные преграды; связи между поселившимися здесь славянскими племенами и их союзами, как и с внешним Миром, были затруднены. На разобщенных славян (сея между местными «Сла-виниями» раздоры) не переставали посягать сначала франки, несколько позже Византия, Болгария, Венгрия, Венеция и южноитальянские норманны. Развитие протекало здесь замедленными темпами.

Подавляющее большинство населения в VII — XII вв. составляло свободное крестьянство. В земледельческих общинах сохранялись сильные родовые пережитки. Широко была распространена большая семья-задруга, насчитывавшая иногда несколько десятков человек. Члены задруги обладали нераздельной собственностью, вели общее хозяйство и жили вместе во главе со своим старейшиной (домакеном).

В зависимости от племенной знати (жупанов) было еще мало общинников. В IX в. процесс классообразования ускорился. Традиции большесемейных отношений, свойственные и феодализирую-щейся знати, обеспечивали значительную сплоченность в рамках племени, но мешали политическому объединению славянских земель. Попытки образования государств делались в пределах обособленных территорий.

Словенцы и хорваты в VII — XII вв. В особенно тяжелых условиях оказались словенцы и хорваты, которым приходилось обороняться от лангобардов, аваров, франков, немцев, венецианцев, венгров, играя роль северо-западного аванпоста южного славянства. Положение их крайне ухудшилось после падения государства Само.

В конце VIII в. словенцы и хорваты попали под франкское господство. В середине IX в. власть франков над словенцами сменилась господством германских маркграфов. Словенцы так и не создали независимого государства.

Борьба хорватов против франков в середине IX в. увенчалась успехом. Хорватские племена объединились в государство, власть которого признали и Далматинские города от полуострова Истрия до острова Брача.

В конце IX в. в Хорватии распространилось христианство. Ученики Кирилла и Мефодия ввели в стране богослужение на славянском языке. Однако с Х в., с усилением западного влияния, утвердилось латинское богослужение.

Объединение хорватов в IX — Х вв. оказалось непрочным. В конце Х — XI в. племенные князья вступили в борьбу за престол. Воспользовавшись этим, Венеция захватила почти все хорватское побережье, отняв богатейшие районы страны. Внутренние смуты сопровождались обострением классовой борьбы в середине XI в. Народные массы требовали перехода на славянское богослужение. Движение было подавлено.

В начале XII в. Хорватия объединилась с Венгрией на правах внутренней автономии, которая, однако, все более и более сужалась. В XII — XIII вв. бан — глава хорватской знати и вассал венгерского короля — широко раздавал земли служилой знати (властелям). Свободные до того крестьяне становились феодально зависимыми кмётами.

Города Далматинского побережья. Древние города Далмации во время вторжения славян находились в упадке. Но в конце VIII и особенно в IX в. начался их быстрый подъем. Росли Задар, Шибеник, Сплит, Дубровник, Котор и др. Основные доходы давала торговля продуктами земледелия и скотоводства, вывозимыми из Хорватии и Сербии. Города Далмации становились опасными конкурентами Венеции.

В конце IX — Х в. многие из этих городов признавали власть Хорватии, а южнодалматинские города входили в IX и XI вв. в византийскую фему Далмация, но зависимость и тех и других была номинальной. Города оставались в сущности самоуправляющимися республиками, в которых господствовал патрициат (нобили). Их совет избирал приора (ректора, князя) города и прочих представителей власти.

В самом конце Х — начале XI в. Венеция распространила свой протекторат на все побережье Далмации. В 1205 г. ее верховенство признал и остававшийся до того независимым Дубровник. Однако окончательной победы в борьбе за Далмацию Венеция добилась лишь к началу османского завоевания, в XV в.

Сербия в раннее средневековье. Первые государственные объединения у сербов возникли в IX в. одновременно в нескольких областях: в Рашке, Дукле (с XI в.-Зете), Травунии, Хуме (Захлумье). С конца IX до начала XI в. крупнейшим среди них была Рашка. Ее жупаны, стоявшие во главе межплеменных объединений (жуп), признавали власть Болгарии. В 931 г. жупан Чеслав освободился от болгарского господства. Он подчинил себе Дуклю, часть Боснии и Травунию. В конце Х в. это государство распалось. Сербские земли были поглощены Западно-Болгарским государством. После его завоевания Византией сербские жупаны стали вассалами империи.

В 1035 г. от византийской зависимости освободилась Зета. Ее положение укрепилось после восстания Петра Деляна, в котором сербы приняли участие. Лишь в начале XII в. Византия, пользуясь соперничеством Зеты и вновь возвысившейся Рашки, подчинила и ту и другую. В Боснии же вскоре утвердили свое влияние венгры. При великом жупане Стефане Немане (1167- 1196) Рашка добилась освобождения от власти Византии. Неманя подчинил Зету, Травунию, Хум. Сын Немани Стефан Первовен-чанный получил от папы королевский венец (стал кралем), а через три года добился от патриарха Никейской империи учреждения в Сербии независимой архиепископии.

Ход исторического развития сербского народа и его отношений с соседними странами обусловил отсутствие церковного единства Сербии, что отразилось на развитии культуры. Приморские земли (Зета, Травуния, Хум) находились в сфере влияния католичества и подчинялись епископам далматинских городов. Рашка осталась православной и до создания своей автономной (автокефальной) церкви находилась в зависимости от Охридской архиепископии.

 

ГЛАВА 5 ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА В IX — XI ВВ.

Набеги арабов, венгров и норманнов. В IX — XI вв. западноевропейские страны подвергались нападениям арабов с юга, норманнов — с севера и венгров — с востока.

Захватившие Северную Африку и Испанию арабы, или, как их тогда называли, сарацины, устраивали постоянные пиратские набеги на средиземноморские страны. В IX в. они утвердились на Кипре, в Сицилии, Сардинии, на Корсике, захватили Апулию, грабили Неаполь и Рим. Создав базу в Провансе, арабы проникали вверх по Роне в Альпы и грабили торговые караваны в альпийских проходах. Постоянным арабским нападениям подвергалось также население южнофранцузских областей.

С востока наступали кочевники венгры (мадьяры). Теснимые печенегами, они продвинулись за Карпаты и заняли земли между Тисой и Дунаем. В 906 г. венгры нанесли поражение Великоморавскому государству, захватив Паннонию, населенную славянами, и восточную часть Моравии. В первой половине Х в. венгры устраивали опустошительные набеги на страны Западной и Южной Европы. Их легкая конница проникала на Балканы и вторгалась в глубь Византии, устраивала походы за Рейн и Рону, появлялась у Парижа. Много раз они грабили Италию, достигая даже юга страны. Чаще всего венгры нападали на Германию, захватывали огромную добычу и уводили в неволю пленников. Только после поражения в битве на Лехе (955 г.) венгерские вторжения стали повторяться реже и с переходом венгров к прочной оседлости в конце Х в. совсем прекратились.

Наиболее угрожающими были пиратские экспедиции норманнов, которые начались с конца VIII в. и продолжались до середины XI в. Норманны («северные люди») — это германские народности: датчане, норвежцы, шведы. В те времена они еще значительно отставали в своем общественном развитии от западноевропейских народов. Основными их занятиями были скотоводство, охота, морские промыслы, рыболовство. Земледелие развивалось слабо. Избыточное население уходило в морские экспедиции. Воинственная знать — викинги — со своими дружинниками отправлялась в далекие морские походы на больших беспалубных ладьях, украшенных изображениями дракона. Захваченную добычу, в том числе и невольников, морские разбойники сбывали, нередко в тех же местах, где грабили.

Западные норманны — норвежцы и датчане — проникали в страны североморского и атлантического побережий. Норвежцы опустошали берега Шотландии и Ирландии, основали колонии в Исландии и Гренландии. Около 1000 г. они достигли побережья Северной Америки. Датчане захватили значительную часть Англии, грабили побережья Франции и Германии.

Норманны от грабежей переходили к захвату земель. В начале Х в. они обосновались в устье Сены и создали там герцогство Нормандию. В XI в. норманны захватили большую часть Южной Италии и Сицилию, вытеснив арабов. В XII в. норманнский герцог принял титул короля, основав «Сицилийское королевство». Под его властью находились вся [Южная Италия и Сицилия.

Шведы, известные в византийских и русских источниках как варяги, совершали торгово-грабительские экспедиции в восточноевропейские страны. Они проникали в верховья рек Волги и Днепра, стремясь к Каспию и Черному морю, вели грабительскую торговлю с арабскими купцами и Византией. Славяне отражали варяжские вторжения, нередко прогоняли варягов за море. Варяги иногда нанимались в дружины киевских князей, частично оседали и ассимилировались древнерусской народностью.

Следует отметить, что набеги и вторжения всех этих завоевателей, особенно норманнов, сопровождавшиеся грабежами и уводом людей в рабство, тяжело отражались на социально-экономическом и политическом развитии европейских народов.

 

Франция в IX—XI вв.

Территория и население. Западнофранкское королевство, как называли Францию до Х в., занимало далеко не всю территорию современной Франции. На западе независимым оставалось кельтское герцогство Бретань, на востоке граница проходила по Шельде, Маасу, Соне и несколько западнее Роны. Но и в этих пределах оно не являлось этнически однородным. Север с центром в Париже отличался в этническом отношении от юга, население прилегающей к Пиренеям Гаскони было этнически близким к пиренейским баскам.

Во Франции раньше, чем в других странах, воцарилась феодальная раздробленность. Существовавшая во времена Карла Великого территориальная организация государственной власти распалась уже при Карле Лысом. Согласно Кьерсийскому капитулярию от 877 г., полученные от короля бенефиции, равно кар и должность графа, беспрепятственно наследовались. Государство уже к концу IX в. раздробилось на ряд крупных и множество мелких феодальных владений. Побережье Ла-Манша и земли, расположенные вверх по Сене, занимало герцогство Нормандия, образовавшееся в результате захвата норманнами французской территории. Завоеватели ассимилировались в северофранцузской народности, восприняв ее язык и заимствовав феодальные порядки. По среднему и нижнему течению Луары располагались более мелкие феодальные владения — графства Блуа, Турень, Анжу, южнее Луары — Пуату. На юго-западе находилось большое герцогство Аквитания и у самых Пиренеев — Гасконь. За Пиренеями на территории бывшей Испанской марки было расположено графство Барселонское. На юге у Средиземноморского побережья простиралось большое графство Тулузское. Северо-восточнее его находились графство Овернь и герцогство Бургундия. На восток от Парижа до границы с Германией располагалось графство Шампань. На северо-западе — графство Фландрия, находившееся в двойной вассальной зависимости — от французского и германского королей. Каждое из этих больших владений превосходило по своим размерам домен Каролингов и только формально подчинялось королевской власти. Однако все эти герцогства и графства были не менее раздроблены, чем само Французское королевство. Они состояли из множества отдельных шателенств, ви-конств, баронств и разных других сеньорий, в которых полными господами являлись их непосредственные владетели. В конечном счете власть над населением осуществлял тот феодал, который его непосредственно эксплуатировал.

Королевская власть. В этих условиях королевская власть потеряла значение центрального государственного органа, располагающего юрисдикцией над всей страной, и превратилась в ограниченный сюзеренитет в многоступенчатой вассально-ленной иерархии. Реальную власть король, как и всякий феодальный владетель, сохранил только в пределах своих домениальных владений. На остальной территории, где властвовали королевские вассалы — герцоги, графы, архиепископы, епископы и аббаты, король пользовался только формальным правом предоставлять инвеституру (вручать символический знак на владение) и требовать выполнения вассальных повинностей — военной службы в установленный обычаем срок и денежного взноса (рельеф) при вступлении в наследство. Однако при слабости королевской власти выполнение этих повинностей всецело зависело от воли могущественных князей. Если дело касалось обороны их владений от внешних завоевателей, они обычно соглашались на совместные военные предприятия, в которых король выступал в качестве верховного предводителя. Крупные феодалы нуждались также в короле как верховном арбитре для улаживания постоянных конфликтов между ними.

Таким образом, несмотря на упадок королевской власти и потерю ею многих прежних прерогатив, она и в условиях феодальной раздробленности оставалась необходимым верховным органом государственной организации в стране. С появлением предпосылок для политического сплочения ее роль непреклонно возрастала.

Реальная сила королевской власти зависела в тех условиях прежде всего от домениальных владений. Царствовавшая во Франции династия Каролингов располагала лишь незначительными фамильными владениями, которые непрестанно сокращались. Последние Каролинги, как когда-то их предшественники Меровинги, теряли власть над могущественными магнатами и с трудом сохраняли номинальный королевский титул, оспариваемый соперничавшим с ними семейством Робертинов. Последние владели Парижем и окружавшим его графством Парижским. Они проводили энергичную политику по сколачиванию своих фамильных владений и пользовались в стране значительным авторитетом в связи с успешным отражением норманнских нашествий. Несколько раз им удавалось (при формально царствовавших Каролингах) присвоить королевский титул. Современники наделили их такими возвышенными эпитетами, как Роберт Сильный, Гуго Великий, в то время как царствовавших Каролингов унизительно прозывали — Людовик Заика, Карл Простой и т. п. Когда в 987 г. со смертью Людовика Ленивого окончилась династия Каролингов, магнаты Франции без колебаний избрали королем внука Гуго Великого — Гуго Капета, основавшего династию Ка-петингов, которая царствовала вместе с ее боковыми линиями вплоть до французской революции.

Смена династии не сказалась сразу на положении французской монархии. Первые Капетинги располагали такой же призрачной властью, как и их предшественники. Но в дальнейшем, когда появились предпосылки для политического сплочения страны, Капетинги смогли укрепить положение королевской власти. Важную роль играл тот факт, что Капетинги владели солидным доменом — герцогством Иль-де-Франс, занимавшим выгодное положение по течению двух больших рек — Сены и Луары — и включавшим города Париж и Орлеан. Проводя удачную домениальную политику, они смогли увеличить свои фамильные владения и сплотить их. Капетинги умело пользовались своими верховными прерогативами, в частности сюзеренитетом над коронными вассалами, который они смогли превратить в конце концов в реальную власть над всей территорией страны.

Положение крестьянства. Подавляющая часть крестьянства уже к концу IX в. находилась в поземельной и личной зависимости от феодалов. Согласно капитулярию Карла Лысого от 847 г., каждый человек обязан был подчиняться власти сеньора, а те, кто не имел сеньора, должны были коммендироваться тому или другому господину, иначе они не пользовались защитой закона.

В Х в. крестьянство делилось на две основные группы — сер-вов и вилланов. Вилланы («жители села») были потомками колонов, прекаристов и свободных общинников; они держали господскую землю и находились под судебной властью своих сеньоров и были обязаны нести разные поземельные повинности — барщинные, оброчные, денежные. Кроме того, сеньор получал с вилланов дополнительные платежи как судебный господин. Как лично свободные люди, вилланы могли уйти от своих господ, отказавшись от держаний или продав эти держания другим крестьянам, обязанным выполнять за них установленные повинности. Это позволяло вилланам переселяться в города или уходить на вновь колонизуемые земли. Однако и на этих землях были фео-дальные господа, которые со временем требовали.таких же повинностей.

Сервы, составлявшие в те времена значительную часть французского крестьянства, были совершенно бесправны. Это потомки рабов, вольноотпущенников и литов. Сервами становились и закабалившие себя свободные. Повинности сервов были связаны не только с земельным держанием, но и с личной зависимостью. Они подвергались поголовному обложению, как регулярному, так и нерегулярному (произвольная талья), платили брачный побор в случае вступления в брак на стороне или с лицом свободного звания, должны были выкупать наследуемое имущество (посмертный побор обычно в виде лучшей головы скота). В качестве поземельных повинностей сервы больше, чем вилланы, несли барщину и были заняты на самых тяжелых работах. Сервы без наделов эксплуатировались как рабы, выполняя разные службы и получая скудное содержание. На сервов еще в большей степени, чем на вилланов, распространялись баналитетные поборы — рыночные, дорожные, мостовые, паромные пошлины, сборы за помол, за пользование прессом для давки винограда и т. д.

Феодалы усиливали эксплуатацию крестьян, вводили новые повинности, лишали крестьян их прежних прав, в частности безвозмездного пользования общинными угодьями и лесами. Жизнь крестьян была очень тяжелой. Частыми явлениями были голодовки и эпидемии.

Бедствия, связанные с закрепощением крестьян и усилением эксплуатации, вызывали массовые народные восстания. В 997 г. вспыхнуло восстание в Нормандии. Крестьяне требовали возврата им общинных угодий, бесплатного пользования лесами и водами. Нормандские феодалы жестоко подавили восстание, перебив и покалечив множество крестьян. В 1024 г. восстали крестьяне во всей Бретани, не имея, по словам хроники, «ни вождей, ни оружия». Крестьян поддержали и некоторые города. Рыцарское войско, посланное против крестьян, с трудом подавило это восстание.

Сопротивление крестьян вынуждало феодалов смягчать эксплуатацию и нормировать повинности. Составлялись записи местного сеньориального права, регулировавшие отношения между крестьянами и их сеньором и устанавливавшие определенную норму крестьянских повинностей. Боясь новых восстаний, феодалы соблюдали записанный «обычай». Для крестьян эти меры имели положительное значение. Появлялся стимул развития их хозяйственной инициативы, что способствовало росту производительности труда и укреплению крестьянского хозяйства.

Италия в IX — XI вв.

Политическая раздробленность. Италия — единственная страна Европы, остававшаяся в течение всего средневековья политически раздробленной. Ее государственному сплочению препятствовали различные причины: экономические, внутриполитические и внешнеполитические. Чужеземное порабощение разделило страну на разные сферы господства. Северная и Средняя Италия находилась в течение двух столетий (VI—VIII вв.) под властью лангобардов, а затем вошла в состав Каролингской империи. Апулия, Калабрия и Сицилия долгое время были под господством Византии. В IX в. Сицилию завоевали арабы, которые укрепились на некоторое время и на побережье Южной Италии. В XI в. Южная Италия и Сицилия попали под господство норманнов. Большая часть Средней Италии по реке Тибр с центром в Риме принадлежала папской курии («Патримония св. Петра»). В Северной, Средней и Южной Италии находились крупные феодальные владения, соперничавшие в захватах соседних территорий и попадавшие под иноземную зависимость: на северо-западе — маркграфство Иврея, владетель которого пытался в середине Х в. захватить итальянскую корону, на северо-востоке — маркграфство Фриуль, в Средней Италии — маркграфство Тоскана, южнее Папской области — «лангобардские» герцогства — Сполето и Беневент, являвшиеся объектом соперничества папы, Византии и германских императоров. Кроме этих крупных светских княжеств, было множество церковных владений, в которых епископы и аббаты располагали полной властью над местным населением.

Развитие феодальных отношений. Феодализм формировался по-разному в отдельных областях Италии, но в целом здесь он сложился раньше, чем в ряде других стран Западной Европы.

В Северной и Средней Италии в результате лангобардского завоевания укрепилось общинное землевладение. Однако уже в VII в. у лангобардов появился аллод, что ускорило развитие феодальной собственности на землю. Свободные общинники теряли наделы и попадали в зависимость к магнатам. Завоевание Лангобардского королевства франками во второй половине VIII в. значительно ускорило этот процесс. Попадавшие в поземельную и личную зависимость крестьяне-общинники постепенно сливались с бывшими римскими колонами и рабами, а также с полусвободными лангобардами в единый класс зависимого крестьянства.

Феодальные отношения формировались в Италии в условиях значительного развития товарно-денежного хозяйства. Земля становилась объектом купли-продажи, что способствовало интенсивному перемещению земельной собственности. Землю приобретали разбогатевшие горожане, которые заводили более прибыльное хозяйство или сдавали участки в краткосрочную аренду. Барская запашка в условиях Италии не играла большой роли. Мелкое крестьянское хозяйство было более производительным, чем барское, и феодалы предпочитали эксплуатировать крестьян, взимая оброчные повинности. Но в Северной и Средней Италии встречались и крупные барские хозяйства (особенно в монастырских вотчинах), в которых эксплуатировалась масса крепостных и сервов.

Наиболее распространенной формой крестьянского держания была либеллярная аренда на срок до 29 лет или пожизненно. Либеллярий обязан был построить дом на арендуемом участке, посадить фруктовые деревья или виноградники и уплачивать ежегодный чинш в размере примерно от 1/4 до 1/3 урожая. В Средней Италии многие либеллярии превратились в крепостных.

Близким к либеллярной форме держаний был эмфитевзис, предоставляемый обычно наследственно, но в отдельных случаях и на ограниченный срок — 10, 20, 30 лет. В отдельных областях Италии существовали прекарные держания, немногим отличавшиеся от либеллярных. Впоследствии прекаристы большей частью превратились в крепостных.

В Италии уже в раннее средневековье широко была распространена денежная рента. Во многих феодальных владениях Средней Италии она составляла более половины всех крестьянских повинностей. Однако крепостные большей частью несли барщинные повинности. В некоторых монастырских хозяйствах полевая барщина в страдную пору достигала 3—5 дней в неделю. Кроме того, крепостные выполняли еще разные другие работы и платили денежные и натуральные оброки.

Наряду с крепостным и зависимым населением, составлявшим подавляющую часть сельских жителей в Северной и Средней Италии, еще и в XI в. оставалась значительная прослойка свободных крестьян-аллодистов.

В Южной Италии, находившейся под властью Византии, долгое время сохранялся рабовладельческий уклад. Значительную часть эксплуатируемого населения в период всего раннего средневековья составляли рабы и сервы. Наряду с этим широко была распространена мелкая крестьянская аренда. Сохранялась еще значительная прослойка свободных крестьян-аллодистов.

Раннее развитие итальянских городов. В Италии больше, чем в других странах Западной Европы, сохранились античные города. Некоторые из них и в раннее средневековье не утратили своего значения центров ремесла и торговли. Крупные портовые города имели торговые связи с Востоком. Однако многие города превратились в обычные административные пункты и резиденции епископов. Но уже в IX в. наблюдается оживление городской жизни в стране. За городскими стенами сосредоточивалось ремесло, развивалась торговля. Предпосылками раннего расцвета городов являлись рост производительных сил в сельском хозяйстве, а также развитие ремесла и торговли, особенно внешней.

Раньше всего начался подъем городов в Северной и Средней Италии. Павия, находившаяся на пересечении торговых путей в бассейне реки По и являвшаяся королевской резиденцией, в IX — Х вв. стала крупнейшим ремесленным и торговым центром. Здесь появились различные ремесленные корпорации. Ежегодно собирались ярмарки, имевшие международное значение. Самым крупным ремесленным центром Средней Италии была Лукка. Здесь производились тонкие сукна и находился монетный двор. Сюда приезжали купцы из других стран — Франции и Германии. Бурный рост переживали города, занятые посреднической торговлей между Востоком и Западом. Венеция, возникшая в VI в. на лагунах побережья Адриатики, уже в IX в. стала центром торговли с греческими городами, Египтом и Сирией. В Х в. возвысились Генуя и Пиза, которые были заняты посреднической торговлей в бассейне Средиземноморья (преимущественно западного). В Генуе развивалось производство тонких сукон. В Ломбардии в IX — Х вв. переживали подъем города Милан, Пьяченца, Верона. В Милане расцвело ткачество и оружейное дело, Пьяченца славилась своим ткацким ремеслом и ярмарками.

Не меньший подъем в это время переживали и южноитальянские приморские города — Бари, Амальфи и др. Принадлежавший Византии Бари являлся центром торговли с Константинополем и с городами адриатического побережья Балкан. Амальфи вел оживленную торговлю с североитальянскими городами, Египтом, Тунисом и Испанией.

Развитие торговли и ремесла в итальянских городах, однако, ни в какой мере не способствовало росту экономического и тем более политического единства страны. Наоборот, города конкурировали друг с другом и враждовали из-за торговых и политических интересов. Они были больше связаны с внешними, чем с местными рынками. Следует иметь в виду, что самые богатые города были больше всего заняты внешней посреднической торговлей.

Внутренние столкновения и внешняя агрессия. Северная и Средняя Италия (без Папской области) во второй половине IX — начале Х в. формально считалась королевством. После Верденского раздела некоторое время королевский престол занимали Каролинги — потомки Лотаря I. Позже его оспаривали крупные итальянские владетели — маркграф Ивреи и герцог Спо-лето, прованский и бургундский короли и южногерманские герцоги. В Италии происходили постоянные военные столкновения из-за владений. В то же время развернулась освободительная борьба городов. К концу XI в. в ряде городов образовались независимые коммуны (Милан, Пьяченца, Пиза, Генуя и др.).

В борьбу итальянских владетелей вмешался германский король Оттон I. В 951 г. по просьбе находившейся в плену у одного из претендентов на итальянский престол — Беренгария Иврейскогс итальянской королевы Адельгейды Оттон I предпринял поход в Ломбардию и короновался «лангобардской короной». А в 962 г. он совершил поход на Рим (по приглашению папы Иоанна XII) и короновался там «короной римских императоров». Таким образом, в Северной и Средней Италии установилось немецкое господство. Тем самым была окончательно пресечена возможность объединения Италии в самостоятельное государство. Германские короли устраивали постоянные грабительские походы в Италию, что причиняло большой урон ее экономике и бедствия ее населению.

В значительной степени виновником иностранного порабощения Италии было папство, находившееся в то время в состоянии глубокого упадка. Германский король, присвоив титул «римского императора», подчинил папство своему контролю и сделал его орудием своей международной политики. В конце XI в. папство освободилось от этой зависимости, однако оно продолжало играть прежнюю реакционную роль в политическом развитии Италии, препятствуя ее политической консолидации.

Вопреки политической раздробленности и раздиравшим страну военным конфликтам, шел процесс этнического сплочения. Уже в IX — Х вв. начала формироваться итальянская народность, ассимилировавшая в себе многочисленные пришлые, в основном германские, этнические элементы. Унаследовав народную латынь и высокую древнюю культуру, она продолжала их развивать, несмотря на чужеземное порабощение и внутренние раздоры.

 

Германия в IX — XI вв.

Германское государство образовалось в результате распада Франкской империи. Завоеванные в разное время германские герцогства были объединены под властью франкских королей и по Верденскому договору 843 г. вошли в состав Восточно-Франкского государства, доставшегося одному из сыновей Людовика Благочестивого — Людовику Немецкому. Это были Алеманния (Швабия), Бавария, Франкония и Саксония (включавшая также большую часть Тюрингии). В конце IX-первой половине Х в. были присоединены еще две области, входившие ранее в удел Лотаря, — фризия (Фрисландия) и Лотарингия.

Каждая из этих областей представляла собой обособленное этническое целое, со своими языковыми различиями и местной политической автономией. Наряду с германским населением в состав Восточно-Франкского государства вошло значительное количество романского и славянского населения. Целиком романской была Лотарингия. Славянское население проживало по Эльбе и Сале, а также местами по течению реки Майн. В Х — XII вв. с захватом Северной Италии и Бургундии, а позже заэльбских славянских областей количество романского и славянского населения намного увеличилось. Славяне со временем были ассимилированы (большей частью насильственно), а романское население сохранило свою этническую самобытность.

Развитие феодальных отношений. Феодализм сложился в Германии позднее, чем в западной части Франкской империи. Это объясняется тем, что в Германии переход к феодализму совершался на базе разложения патриархально-общинных отношений. Класс непосредственных производителей феодального общества формировался по преимуществу из свободных крестьян-общинников.

Основная масса крестьянства в Германии подвергалась феодальной эксплуатации уже в период франкского господства. Многие крестьяне были вовлечены в поземельную и личную зависимость; сохранявшие личную свободу несли повинности в пользу государства и платили церковную десятину. В IX — XI вв. личная свобода постепенно исчезла. Крестьяне теряли свои свободные наделы (гуфы) и превращались в держателей господской земли. Их прибавочный продукт присваивался феодальными землевладельцами в виде ренты.

Формирование феодальных отношений происходило в разных районахТермании неравномерно. Раньше всего они утвердились в областях Верхнего и Среднего Рейна, где сказывалось влияние римского рабовладельческого строя и более длительного франкского господства. Значительно позже феодальные отношения сложились в Саксонии и Фризии. Свободное крестьянство оказывало здесь упорное сопротивление феодальному подчинению. В Саксонии дважды — в IX и XI вв. — вспыхивали крестьянские восстания. Только к концу XI в. сопротивление крестьян было сломлено и с их свободой было покончено.

Изменился характер общины-марки. Хотя в деревне по-прежнему сохранялись старинные распорядки с делением всей земли на пахотную надельную и альменду (угодья общего пользования), крестьяне не имели права свободно пользоваться этими угодьями, а должны были нести за это дополнительные повинности. Вотчинники стали монопольными собственниками земли. Они захватили леса и пустоши и лишили крестьян возможности свободной заимки и хотя бы временного избавления от феодальной зависимости.

Классы феодального общества. Антагонистические классы — феодальных собственников и зависимых крестьян — сложились в Германии только к концу XI в. Феодальное право с конца XI в. уже не признавало свободных, находящихся вне всякой зависимости, людей. Каждый крестьянин-поселенец должен был подчиняться власти местного землевладельца и нести установленные повинности или, если он сидел на земле короля, подчиняться юрисдикции графа и платить положенный ежегодный налог.

Поземельно зависимые крестьяне обязаны были за свои-наделы нести барщинные и оброчные повинности, а лично зависимые облагались, кроме того, поголовным побором, от которого они не могли избавиться, даже если не владели господской землей. Кроме того, на крепостных распространялись посмертный и брачный поборы. Наиболее эксплуатируемой категорией были холопы без наделов, находившиеся большей частью в составе дворовой челяди.

Господствующий класс состоял из крупных феодальных собственников — герцогов, маркграфов, графов, архиепископов, епископов, аббатов, средних землевладельцев и многочисленного рыцарства. Среди германских феодалов было еще немало вот-чинников-аллодистов, не втянутых в вассально-ленную зависимость и не обязанных никому, кроме короля, военной службой. Класс феодальных собственников пополнялся за счет министе-риалов несвободного происхождения, составлявших аппарат хозяйственного управления и несших рыцарскую и охранную службу у короля и магнатов. Как и свободные вассалы, министериалы владели ленами и жили за счет эксплуатации крепостных и зависимых крестьян. С течением времени они «облагораживались» и уравнивались в правах и привилегиях с родовитыми феодалами.

Особенности государственного развития Германии. По сравнению с Францией, где уже в IX в. наступила феодальная раздробленность, Германия в Х — XI вв. политически была более сплочена. Это объяснялось тем, что в Германии еще сохранилась значительная прослойка мелких аллодистов крестьянского и мелковотчинного типа и поэтому королевская власть располагала необходимыми фискальными и военными средствами, чтобы проводить активную политику как внутри государства, так и в отношении других стран. Кроме доходов с домена, король получал налоги со свободных крестьян и пользовался другими натуральными повинностями населения. Жалуя земли и доходы феодалам, королевская власть создавала себе опору в среде эксплуататорского класса. Поддержку королю оказывали средние и мелкие феодальные землевладельцы, нуждавшиеся в земельных пожалованиях и королевском покровительстве.

В Х — XI вв. в Германии сохранялись еще некоторые элементы государственной судебно-административной организации, унаследованной от Франкской империи, — деление на графства и сотни. Но графства становились постепенно ленами, а графы — наследственными владетелями. Крупные феодалы приобретали графские права и именовались «господами земли».

Король постепенно терял верховную государственную власть и превращался в главу феодальной иерархии. Однако окончательно система вассалитета в Германии оформилась только в XII в.. В отличив от Франции она имела более централизованный характер: каждый феодал обязан был, кроме службы своему сеньору, нести военную службу непосредственно королю.

Политика королей Саксонской династии. Династия Каролингов прекратилась в Германии в 911 г. На короткое время королем стал герцог Франконии Конрад I. Но ему не удалось подчинить своей власти других герцогов и закрепить престол за своей династией. В 919 г. магнаты избрали королем Генриха I Птицелова, положившего начало Саксонской династии (919—1024). Первые два представителя этой династии — Генрих I и Оттон I- упрочили положение королевской власти в стране и начали проводить агрессивную политику против соседних народов.

Главным препятствием на пути сплочения Германского государства была в то время герцогская власть, возродившаяся в конце IX в., после того как она была упразднена Карлом Великим. Герцоги, стоявшие во главе племенных областей, стремились к независимости и смотрели на короля как на первого среди равных. Они располагали самостоятельной военной силой и высшей судебно-административной властью в своих областях. В начале Х в. герцоги стали фактически независимыми от короля. Оттон I (936—973) повел решительную борьбу с сепаратизмом герцогов, смещал непокорных и ставил во главе герцогств своих ближайших родственников. Однако и это не сломило сопротивления герцогов королевской власти. Тогда Оттон I начал дробить герцогства и отнимать у герцогов верховные права.

В борьбе с герцогами Оттон I опирался на епископов, которые в отличие от светских феодалов не обладали наследственными правами на свои владения. Церковная собственность находилась под охраной короля, дававшего епископам и аббатам инвеституру на их лены. Королевская власть пользовалась доходами от земельных владений церкви все то время, когда церковные должности оставались вакантными. Церкви, расположенные на земле короля, были его собственностью. Контроль над церковным землевладением королевская власть осуществляла с помощью фогтов, ведавших имущественными и судебными делами в епископствах и аббатствах и получавших свои судебные полномочия непосредственно от короля.

Королевская власть стремилась расширить права епископов и аббатов за счет светских магнатов. Она раздавала прелатам широкие иммунитетные привилегии, освобождая их владения от герцогской юрисдикции и наделяя их герцогской властью («Оттоно-вы привилегии»). Опора на епископат усилила на время королевскую власть.

Агрессия против полабских славян. Борьба с венграми. Германское феодальное государство, обладавшее в то время значительной военной силой, начало подчинять соседние народы, в частности живших за Эльбой (Лабой) славян. Разрозненные племенные объединения славян оказывали упорное сопротивление захватчикам, но не могли противостоять их превосходящим силам. Генрих I подчинил лужицких сербов и обложил их данью. В результате ряда грабительских походов в земли лютичей было захвачено главное укрепление одного из племен (гаволян) — Бранибор (нем.

<Бранденбург) и подчинены области радариев и укрян. Ободриты (бодричи) вынуждены были признать зависимость от германского короля и платить ему дань. Оттон I продолжал насаждать немецкое господство за Эльбой. В славянских областях насильственно распространялось христианство, земля раздавалась епископам и светским магнатам и заселялась колонистами из Германии. В захваченных областях были созданы пограничные марки во главе с маркграфами, которые огнем и мечом насаждали господство "иноземных поработителей. Неимоверными жестокостями и вероломством отличился «железный маркграф» Герон, изменнически умертвивший 30 славянских князей, приглашенных им на пир.

Славяне не прекращали борьбы с поработителями и ждали удобного случая, чтобы очистить от них свою землю.

До середины Х в. продолжались вторжения в Германию венгров, которые чаще всего нападали на соседнюю с Венгрией Баварию. Но нередко мадьярская конница появлялась и западнее Эльбы, в Саксонии. Генрих I стремился организовать оборону прежде всего в Саксонии, где были расположены его владенияС этой целью он провел военную реформу: население должно было выстроить крепости и снабжать их гарнизоны конных воинов продовольствием и фуражом. В 955 г. в битве на реке Лехе, близ Аугс-бурга, была одержана победа над венграми. Прижатое к реке мадьярское войско было частично перебито, частично потоплено. В плен попали три венгерских вождя, которых Оттон I приказал повесить. Большую помощь в победе над венграми оказали чехи, сражавшиеся под командованием своего князя. После этой победы венгерские набеги в Германию стали реже и вскоре прекратились.

Вторжения в Италию и образование империи. Укрепив власть внутри страны и добившись значительных внешнеполитических успехов в результате победы над венграми, Оттон I начал осуществлять свои агрессивные замыслы в отношении Италии — самой богатой и развитой страны того времени. Борьба между итальянскими магнатами за королевский престол как нельзя лучше благоприятствовала успеху его предприятий. В 951 г. Оттон I, организовав поход в Северную Италию, занял Павию и короновался «лангобардской короной».

Это было только началом проникновения в Италию. Целью Оттона I было господство над Римом и возрождение Римской империи. В расчеты германского короля входило и намерение подчинить своей власти главу католической церкви — папу, что должно было упрочить его господство над немецким и итальянским епископатом и обеспечить внешнеполитическую гегемонию в западно-христианском мире. Для реализации захватнических планов в Средней Италии складывалась весьма благоприятная обстановка. Папство переживало глубокий упадок, в Римской области происходили смуты. Сам папа Иоанн XII взывал о помощи против теснившего его «итальянского короля» Адальберта. Оттон I предпринял второй поход в Италию и, не встретив сопротивления, занял Рим. В 962 г. он короновался из рук Иоанна XII императорской короной, пообещав папе строго блюсти его права в отношении Рима.

Так была создана средневековая Германская империя (впоследствии она получила наименование «Священной Римской империи германской нации»). В ее состав, кроме Германии, формально входили Северная и Средняя Италия, в XI в. была присоединена Бургундия. Но по существу власть над Италией удерживалась только тогда, когда там находились войска императора. Германские короли систематически предпринимали походы в Италию с целью утвердить над ней свое господство и получить в Риме императорскую корону. Не последнюю роль при этом играли чисто грабительские стремления — выкачать деньги из богатых итальянских городов. Естественно, что эти походы встречали возрастающее сопротивление населения страны.

Папство было поставлено в зависимость от императорской власти, хотя формально папа ведал короной «вечного города» и возлагал ее на голову императора. Когда папа Иоанн XII попытался освободиться от опеки Оттона I, он был предан по приказу последнего суду церковного собора и лишен власти по обвинению в убийстве, клятвопреступлении, святотатстве и безнравственном поведении. Следующий папа был избран по указке императора.

Оттон I стремился завладеть и Южной Италией, принадлежавшей Византии. Потерпев неудачу в попытке захватить ее силой оружия, он постарался добиться этого с помощью династического брака, женив своего сына Оттона II на племяннице византийского императора Иоанна Цимисхия Феофано. Однако Отто-ну II (973—983) так и не удалось подчинить Южную Италию, там хозяйничали византийцы и арабы. Его сын и преемник Оттон III (983—1002) носился с планами создания всекатоли-ческой империи с двуединой властью императора и папы. Между тем в самой Германии королевская власть потеряла свое былое значение, и герцоги снова стали всевластны.

Начались смуты. Против германского ига восстали полабские славяне. Воинственные лютичи освободили Гану и Бранибор и вторглись на западное побережье Эльбы. Ободриты захватили и разрушили Гамбург. Саксонской знати с большим трудом удалось отбить вторжение славян. Но земли лютичей и ободритов были для немецких феодалов потеряны. Славяне изгнали захватчиков, истребили католическое духовенство и на долгие десятилетия освободились от немецкого ига. Только в сербо-лужицких землях немецкие феодалы сохранили свое господство.

Политика королей Франконской династии. В XI в. в Германии вершилось формирование феодальных отношений. В связи? тим изменилась внутриполитическая обстановка. Значительно репили свои позиции крупные феодалы; они стремились создать тономные владения и поставить в полную зависимость от себя...ролевскую власть. В этих условиях королям новой Франконской династии (1024—1125) приходилось искать опору в лице низших прослоек класса феодальных землевладельцев. В то же время они пытались использовать созданную Оттонами церковно-государственную систему в целях укрепления своей власти внутри Германии и в особенности для подчинения Италии. Однако эта система неудержимо разлагалась. Епископы, как и светские феодалы, превращались в самостоятельных владетелей, чему немало способствовали полученные ими от королей широкие иммунитетные привилегии.

Чтобы привлечь на свою сторону мелких феодалов, Конрад II (1024—1039) закрепил за ними наследственные права на их лены. Короли Франконской династии пытались создать постоянное войско из рыцарей и министериалов (служилых людей), строили в своем домене бурги и помещали в них гарнизоны из министериалов, чтобы быть в состоянии подавлять заговоры и мятежи. Вместе с тем королевская власть пыталась привлечь на свою сторону служилых людей, церковных и светских магнатов, что нередко ей удавалось. Эта политика обеспечила в первой половине XI в. не только временное усиление королевской власти, но и способствовала возвышению министериалитета, добившегося в скором времени уравнения в правах с благородными феодалами.

Значительного могущества королевская власть достигла при Генрихе III (1039—1056). Этот король всячески поддерживал движение за церковную реформу (см. гл..24), надеясь ослабить таким образом епископат и сохранить господство над церковью. В действительности получилось наоборот, реформа укрепила церковную иерархию и ослабила ее зависимость от императорской власти. При Генрихе III папство оставалось еще в зависимости от императора. Король бесцеремонно вмешивался в дела римской курии, смещал и назначал пап. Однако в католической церкви поднимались новые силы, готовые покончить с господством германских императоров и начать борьбу за папскую теократию.

Не меньшая опасность для королевской власти скрывалась и в самой Германии. Преемник Генриха III Генрих IV (1056- 1106) унаследовал престол в шестилетнем возрасте. Феодальная знать воспользовалась опекунством, чтобы захватить фактическую власть в государстве и присвоить домениальные земли. Достигнув совершеннолетия, Генрих IV попытался возвратить расхищенное государственное имущество и обуздать своеволие знати, опираясь на мелких вассалов и министериалов.

Саксонское восстание 1073-1075 гг. Прежде всего, король стремился усилить свою власть над Саксонией и Тюрингией, где находились основные коронные владения с центром в городе Госларе. Здесь он сооружал бурги. Население, в том числе и свободные аллодисты, привлекалось к давно уже забытым трудовым повинностям на строительстве крепостей. С крестьян, сидевших на домениальной земле, королевские министериалы безжалостно взыскивали натуральные поборы. В то же время у саксонских феодалов начали отнимать незаконно присвоенные королевские земли. Все это вызвало массовое восстание в Саксонии и Северной Тюрингии.

Основную массу восставших составляли крестьяне, боровшиеся против феодального порабощения, исходившего от короля и его министериалов-швабов. Руководили восстанием феодалы, которые отстаивали местную автономию и стремились сохранить свои владения.

Первое время все эти силы объединялись под общим лозунгом: освободить Саксонию от короля и его министериалов-швабов и снести «незаконно построенные бурги». Эта цель была достигнута. Король бежал из осажденной крепости Гарцбург и оставил Саксонию. Эта крепость, а вслед за ней и другие были до основания разрушены восставшими. Но позже наступил разлад в лагере противников короля. Саксонская знать, боясь размаха крестьянского восстания, начавшего угрожать ее интересам (на борьбу поднимались и зависимые крестьяне), перешла на сторону короля. В решающей битве при Гомбурге, на реке Унштрут (9 июня 1075 г.), саксонские крестьяне потерпели жестокое поражение. Тем самым был нанесен окончательный удар и по их свободе. К концу XI в. крестьянская свобода в Саксонии, как и повсюду в Германии, исчезла.

Генриху IV не удалось до конца усмирить Саксонию. Этому помешали выступления феодалов в других областях Германии и начавшаяся борьба с папством.

Борьба за инвеституру. Воспользовавшись смутами в Германии, папство окончательно избавилось от императорской опеки. Постановлением Латеранского собора 1059 г. император лишался возможности оказывать давление на замещение папского престола. Избрание папы должно было происходить на закрытом заседании кардиналов. Императора только ставили в известность о новоизбранном папе, испрашивая его формального одобрения.

К середине XI в. в результате клюнийской реформы католическая церковь значительно усилилась; духовенство укрепило свои позиции и оградило церковную собственность от посягательств светских феодалов. Теперь уже церковная иерархия могла претендовать на руководящее положение в политической жизни западноевропейских государств, а папство заявлять свои притязания на установление верховенства над светскими властями. Именно такие цели и поставил перед собой папа Григорий VII, избранный на римский престол в 1073 г. Он запретил от имени церковного собора так называемую симонию и духовную инвеституру (см. гл. 24) епископов светскими властями.

Для императора потеря власти над немецким и итальянским епископатом означала развал созданный еще при Оттоне I цер-ковно-государственной системы, служившей опорой его власти в Германии и Италии. Вот почему борьба за инвеституру приобрела в империи такой затяжной и упорный характер.

Упрочив на время свою власть в Германии, Генрих IV начал действовать более решительно в отношении римской курии. В ответ на угрозу Григория VII отлучить его от церкви, если не будет покончено с симонией и самовольным назначением на церковные должности, король собрал в Вормсе синод немецких епископов, на котором было принято решение лишить Григория VII, как «незаконно добившегося апостольского престола», папского достоинства. Многие немецкие епископы являлись симонистами, они, получили свои кафедры из рук короля и поэтому решительно поддерживали его в столкновении с папой, в то время как большинство светской знати было настроено в пользу противника короля — папы.

В Рим было направлено посольство, чтобы огласить и провести в жизнь решение немецких епископов. В специальном королевском послании к папе говорилось: «Оставь апостольский престол... уйди, уйди и будь проклят на веки веков!» В то же время Генрих IV направил послание римлянам, предлагая им изгнать Григория VII, чтобы на его место поставить папу, «достойного апостольского престола». Когда послы доложили о своей миссии на созванном Григорием VII синоде, это вызвало бурю негодования и папа в выступлении перед синодом проклял и отлучил Генриха IV от церкви, лишив его королевского сана.

Этим воспользовалась недовольная королем немецкая знать. На съезде в Вормсе было принято решение, что, если Генрих IV не добьется в течение года и дня снятия церковного отлучения, он навсегда лишится королевского достоинства. Королю не оставалось другого выхода, как направиться с поклоном к папе.

Каносса. Зимой 1076/77 г. Генрих IV отправился в Италию, но без войск, как обычно шли в походы римские императоры, а как кающийся грешник в сопровождении лишь своих близких, и притом не прямым, а окольным путем, так как альпийские проходы были заняты его противниками. Папа в это время был на пути в Германию, куда он спешил по приглашению немецких князей, чтобы вместе с ними избрать нового короля. Узнав о появлении Генриха IV в Италии, он укрылся в замке Каносса, принадлежавшем его союзнице — маркграфине тосканской. Генриху IV пришлось долго добиваться аудиенции у папы и, как утверждает хроника, трое суток стоять у закрытых ворот замка в виде кающегося грешника — босым, с непокрытой головой, в рубище (январь 1077 г.).

Папа снял с него отлучение, но не восстановил на престоле, считая это делом немецких князей. А немецкая знать не стала дожидаться возвращения Генриха IV в страну и избрала антикороля Рудольфа Швабского. Началась междоусобная война, в которой Генрих IV добился победы. Поддерживавшие его немецкие и ломбардские епископы избрали антипапу Клемента III. В 1083 г. Генрих IV предпринял поход в Рим, чтобы изгнать Григория VII и посадить на папский престол антипапу Клемента III, который должен был возложить на его голову императорскую корону. Григорий VII укрылся в римской цитадели — замке св. Ангела и призвал на помощь своих союзников — южноитальянских норманнов. Немцы были выбиты из Рима, но папа не мог там оставаться из-за враждебного отношения населения, пострадавшего от грабежей и насилий немцев и норманнов. Он отправился со своими союзниками в Салерно, где вскоре и умер (1085 г.).

Завершение борьбы за инвеституру. Вормский конкордат. Генриху IV так и не удалось укрепить свою власть в Германии. Против него подняли мятеж его сыновья — Конрад, а затем Генрих, поддерживаемые немецкой знатью. В разгар этой междоусобной войны Генрих IV умер. Королем стал Генрих V (1106—1125). Борьба за инвеституру возобновилась с новой силой. В 1111 г. была сделана попытка заключить компромиссное соглашение между Генрихом V и папой Пасхалием II на условиях отказа императора от инвеституры епископов, но при этом епископы должны были возвратить все полученные от короля регалии, земельные владения и прочие блага. Однако епископы сорвали это соглашение, объявив, что они не будут признавать Пасхалия II папой, так как он позволил «ограбить церковь божью».

Только в 1122 г. было достигнуто окончательное соглашение в Вормсе (Вормский конкордат) на следующих условиях: епископы и аббаты должны избираться по каноническим правилам на собраниях духовенства. В Германии император сохранял за собой право участвовать в этих собраниях, и при наличии разногласий его голос был решающим. Сразу же после избрания император предоставлял прелату светскую инвеституру — вручал скипетр и жаловал лен (земельное владение). Духовная инвеститура — вручение кольца и посоха — осуществлялась папой или его легатом. В Италии и Бургундии император вовсе лишался права вмешиваться в избрание прелатов и давал им светскую инвеституру только спустя полгода после избрания на церковную должность и получения от папы духовной инвеституры.

Вормский конкордат был компромиссом, но с явным преимуществом для папы, который укрепил свое верховенство над епископатом. Император потерял прежнюю власть над церковью. Ранее он бесконтрольно распоряжался немецкими епископствами и возводил своих ставленников на епископские кафедры в Италии. Теперь за ним оставалась только светская инвеститура. В Италии император вовсе терял контроль над замещением церковных должностей. На эти столь невыгодные условия Вормско-го конкордата Генрих V вынужден был согласиться под нажимом немецких князей, которые стремились использовать сложившуюся ситуацию, чтобы ослабить позиции королевской власти. Лишившись одной из своих основных опор, император попадал в полную зависимость от знати, вступившей на путь создания, территориальных владений.

 

Англия до середины XI в.

В 407 г. римские войска покинули пределы Британии, и страна на короткое время обрела независимость. Но уже в середине V в. в Британию вторглись германские племена, которые в течение столетия заселили большую часть ее территории.

Кельты под руководством своих вождей упорно сопротивлялись (об этом свидетельствует легенда о короле Артуре), но потерпели поражение. Римские виллы были разрушены, кельтское население изгнано, уничтожено или поставлено в зависимость, некоторая часть его переселилась на континент в район современной Бретани (Франция). Таким образом, и без того слабая романизация Британии была уничтожена завоевателями.

В результате англосаксонского завоевания на территории Британии через некоторое время образовался ряд мелких королевств: саксы заселили юг и образовали три королевства — Уэс-секс, Сессекс и Эссекс; юты заселили юго-восток и создали королевство Кент; англы заселили восток Британии и образовали королевство англов; на севере появились два смешанных королевства — Мерсия и Нортумбрия. Этот период носит в истории название гептархии (семикоролевье).

Преобладающим занятием англосаксов в V—VI вв. было земледелие, но они занимались также скотоводством, рыболовством и охотой. К моменту переселения на территорию Британии они пахали землю тяжелым плугом, запряженным чаще всего четырьмя волами; возделывали зерновые культуры — пшеницу, рожь, ячмень и овес. Выращивали и огородные культуры. Уже применяли двуполье и систему открытых полей: после сбора урожая снимали изгороди и все поля превращали в общий выпас для скота всей деревни. Общественный строй англосаксов в этот период характеризовался наличием родовых и общинных отношений. Основную массу англосаксов составляли свободные общинники (кер-лы), жившие большими семьями и владевшие участками пахотной земли размером 50 га (гайда), а также пользовавшиеся общинными угодьями. Земля, которой владели общинники, не могла отчуждаться, передаваться по женской линии, завещаться; она носила название фолкленд (народная земля); отсутствие частной собственности на землю (типа аллода) способствовало сохранению общинных порядков, препятствовало исчезновению свободного крестьянства и образованию крупного землевладения.

В течение VI—VII вв. возвышалось то одно, то другое государство, пока в 829 г. не произошло первое объединение всех семи королевств под властью короля Экберта, принявшего титул брет-вальда, т.е. верховного короля. К этому времени в основном произошло слияние англосаксов и кельтов, сохранившихся после завоевания, в одну этническую общность.

С конца VI в. в Британию проникли миссионеры из Рима, присланные папой для внедрения христианства по римскому обряду. В кельтской Британии с V в. уже распространилась христианская религия, находившаяся, однако, под влиянием греческой, а не римской церкви. Церковь у кельтов была простой, тесно связанной с жизнью кельтской общины; священник выбирался общиной и находился на ее содержании. Первое время шла борьба между двумя христианскими церквами. Победила римская церковь. Папа и епископы поддерживали королей, принимавших католическую религию по римскому образцу. Тем самым англосаксонские королевства включались в ту христианскую организацию, которая объединяла в VII—VIII вв. весь западный мир под главенством папы.

Но простые англосаксы и особенно кельты поддерживали ирландскую церковь. В некоторых англосаксонских королевствах в первой половине VIII в. еще сохранялось язычество (Мерсия и Нортумбрия).

Общественный строй англосаксов (VII—VIII вв.). В первые столетия после поселения англосаксов в Британии основу англосаксонского общества составляли свободные крестьяне-общинники, жившие большими семьями (керлы). Вергельд свободного керла составлял 200 шиллингов, что было примерно равно вергельду свободного франка.

Наряду с ними существовала родовая знать — эрлы; вергельд эрла был более высоким — сначала 400 шиллингов, потом 600 шиллингов. Позднее вергельд эрла поднялся до 1200 шиллингов. Низший слой общества состоял из полусвободного населения, лэтов и уилей (покоренное кельтское население Уэльса), которые не имели своей земли, а сидели на земле эрлов и платили им оброк, в основном натурой. Вергельд лэтов и уилей составлял 80 шиллингов, что позволяет сравнивать их с франкскими литами. В VIII в. вергельд уиля шел его господину и родовому союзу (Закон короля Инэ VIII в.). Рабы использовались как дворовые;

иногда их сажали на землю и превращали в рабов-оброчников; рабы вергельда не имели.

В VII в. среди свободных англосаксов (керлов) началось расслоение, что привело к разложению общинного землевладения. Рядом с общинной земельной собственностью (фолкленд) появилась безусловная земельная собственность (бокленд), земля, пожалованная по грамоте королем; такую землю можно было передавать по наследству, продавать, отдавать в залог, завещать. Мобильность этой земли, приближение ее к частной земельной собственности послужили основой для развития крупного землевладения. С появлением бокленда в Англии начало складываться крупное феодальное землевладение, так как короли раздавали не только пустующие земли, но и земли, заселенные керлами; последние попадали в зависимость от новых владельцев земли, как правило, военно-служилой знати.

Формирование феодальных отношений. На положении крестьян в VIII—IX вв. тяжело отражались датские набеги, сопровождавшиеся страшными опустошениями. Крестьяне выполняли государственные повинности по постройке крепостей и мостов, несли сторожевую и военную службу. С каждого крестьянского надела взимались «датские деньги». Все это приводило к разорению многих керлов, которые вынуждены были вступать в зависимость от крупных землевладельцев, называвшихся у англосаксов глафордами. Иногда разорявшиеся керлы, а порою и целые общины отдавали себя под покровительство знати (коммендация). Процесс разорения особенно интенсивно шел в IX-Х вв; гайда дробилась на мелкие наделы — виргаты ('Д гай-ды). Немалую роль в процессе феодализации сыграло формирование рыцарства, обязанного военной службой только королю. Рыцари (тэны) эксплуатировали крестьян, сидевших на их земле и попавших к ним в зависимость. Тэны постепенно превращались в военно-служивую знать.

Но до IX в. основная масса крестьян была еще свободной, а земли новой феодальной знати обрабатывали полусвободные и рабы. Сохранялась и свободная община с правом общинников на пользование лесами, лугами и другими общинными угодьями. В IX-Х вв. процесс феодализации значительно усилился. Одним из указов короля Этельстана (930 г.) предписывалось каждому свободному человеку найти себе лорда (сеньора). Государство в лице короля часто передавало знати иммунитетные права с полной юрисдикцией над населением, живущим в ее владениях. Крестьян судили в частных судах лордов. Право частного суда называлось сокой, а крестьяне, судившиеся таким судом, именовались сокменами; эти люди были лично свободными. Крупные поместья феодального типа назывались майорами. В манорах эксплуатировался труд рабов и крестьян. В источниках Х в. упоминаются различные категории крестьян: гениты — свободные крестьяне, собственники своей земли, платившие налоги королю и соседнему лорду; гебуры — крестьяне, сидевшие на земле помещика, они выполняли тяжелую барщину и уплачивали лорду поборы зерном и скотом. Были и малоземельные крестьяне, имевшие клочок земли для огорода и хижину (коттеры).

Но даже и в этот период по сравнению с континентом в Англии сохранялось большое количество свободного крестьянства (около 50%), не втянутого в феодальную зависимость. Свободная крестьянская община не потеряла своего значения. Особенно много свободных крестьян было на востоке Англии в «полосе датского права» (Денло), что было связано с общинным строем датских и скандинавских переселенцев, оседавших в этой области. Процесс феодализации у англосаксов к середине XI в. оставался незавершенным.

Государственное устройство. Королевская власть в англосаксонских государствах была ограничена высшим советом, так называемым «советом мудрых» (уитенагемот), состоящим из представителей знати. «Совет мудрых» утверждал законы и был верховным судом королевства. Он избирал короля и мог его сместить; любое пожалование короля утверждалось Советом. Представители короля в графствах, именуемые шерифами, также зависели от «Совета мудрых» и местной знати графства.

Вместе с тем в государствах англосаксов была еще сильна роль общинных организаций и местного самоуправления. Сельская община (тун) распоряжалась общинными угодьями, собиралась на сельские сходы (галимот), на которых председательствовали сельские старосты. Представители сельских общин раз в месяц собирались на сотенные собрания, где разбирались судебные дела и конфликты, возникавшие между жителями сел.

В VI—VII вв. собирались еще народные собрания всех свободных англосаксов. С IX в. они созывались только по крупным округам каждого королевства-графствам (шайр). Сначала решающая роль на этих собраниях принадлежала представителю родо-племенной знати (элдормен); позднее его заменил королевский чиновник (шериф).

В англосаксонских государствах долго сохранялись общинные формы управления. Наличие общин и местных органов самоуправления тормозило процесс феодализации в Англии. В дальнейшем, когда сельские свободные общины постепенно попали в зависимость от крупных землевладельцев, сельский сход стал подчиняться управляющему лорда. Но процесс исчезновения свободного крестьянства в Англии шел медленнее, чем на континенте. Сельская община — марка — давала крестьянам организацию для сопротивления надвигавшемуся закрепощению. Замедленное развитие процесса феодализации — особенность феодального развития Англии.

Образование единого английского государства и борьба с датчанами. В конце VIII в. в Британию начали вторгаться датчане. Почти 200 лет (с конца VIII в. до середины Х в.) северо-восточная часть Англии подвергалась разорению и опустошению. Недаром в это время сложилась молитва: «от ярости норманнов избави нас, боже!» Но постепенно завоеватели стали оседать на северо-востоке Англии, создав там так называемую полосу «датского права». Население Британии сопротивлялось завоевателям, но безуспешно; силы англосаксов были разрозненны.

Один из наиболее ярких моментов борьбы с датчанами приходится на правление англосаксонского короля Альфреда Великого (871—899). Альфред вначале был вынужден бежать от датчан на юг. Позднее, перейдя к регулярной войне, он смог отбросить дат-ан за Темзу. Около 886 г. был заключен договор о разделе страны: юго-западная часть оставалась у англосаксов, северо-восточная отходила к датчанам.

Но мир был непрочным: еще много раз англосаксам приходилось отбивать нападения датчан и викингов. Король Альфред. укрепил военные силы страны. Раньше для войн обычно собиралось народное пешее ополчение из свободных крестьян, но оно было плохо вооружено и не обучено. Альфред перешел к созданию конных, тяжеловооруженных отрядов, составленных из королевских дружинников, хорошо снаряженных и обученных. Каждый тэн должен был явиться по вызову короля в кольчуге, шлеме, на коне, т.е. вооруженным, и привести с собою по нескольку пеших легковооруженных воинов. Сохранялась и пехота —1 воин с 4- 5 гайд. Таким образом, появилось войско, которое быстро собиралось, легко передвигалось и было способно выдержать натиск норманнов в открытом поле. Каждый тэн получал земельный надел в 5 гайд (250 га) и обязан был за это нести военную службу. Так появилось войско феодального типа, составленное из землевладельцев — тэнов, т.е. рыцарей. Был построен морской флот из длинных судов, которые должны были следить за морскими разбойниками и не давать им высаживаться на берег. Для обороны от датчан сооружались бурги — крепости, в которых постоянно находились сторожевые отряды.

Альфред ввел в Англии постоянный налог — «датские деньги», предназначавшиеся для обороны от датчан. В период правления Альфреда англосаксам удалось вернуть Лондон и оттеснить датчан к северо-востоку. Но в начале XI в. Англия вновь была подчинена датским королем Канутом (1017—1035), который создал огромное государство, куда входили Дания, Норвегия, часть Швеции, Англия. Население Англии обязано было платить датскому королю налог под старым названием «датские деньги». Много земель на юге было отдано датской знати. Но созданное Канутом государство было непрочным, оно распалось, и Англия снова приобрела независимость. Королем Англии стал представитель англосаксонской знати Эдуард Исповедник (1042- 1066).

 

Основные черты феодального строя в Европе к концу XI в.

Феодализм сложился в большинстве стран Европы к концу XI в. На территории Италии и Франции, где феодальные отношения складывались на базе разложения рабовладельческого строя, процесс формирования феодализма завершился уже в Х в. В Англии и Германии, а также в странах Центральной, Восточной Европы и Скандинавии феодальные отношения утвердились на полтора-два столетия позже.

Феодальный строй был, несомненно, прогрессивнее первобытнообщинного и рабовладельческого. Мелкое крестьянское хозяйство, служившее основой феодальной экономики, несмотря на жестокую эксплуатацию крестьян, было производительнее хозяйства примитивной домашней общины и даже рабовладельческой латифундии. Феодальная экономика, оставаясь в своей основе натуральной, предполагала наличие общественного разделения труда. По мере развития феодализма все более распространялись товарно-денежные отношения и создавались предпосылки для перехода к развитому товарному хозяйству. Совершенствовалась обработка земли, и повышалась ее урожайность, улучшались породы скота, развивались различные виды ремесла, превратившегося в отдельную отрасль экономики.

Основой феодального способа производства являлось наличие у феодалов собственности на землю и в известной степени на личность самого непосредственного производителя — крепостного и зависимого крестьянина, наделенного землей. Феодальная собственность приобретала разные формы. В одних случаях она принадлежала учреждению или значительной группе лиц (государственная, церковно-монастырская собственность), в других- отдельным или нескольким лицам (вотчинно-аллодиальная и условно-ленная собственность). Крестьяне, в своей массе лишенные земельной собственности и личной свободы, эксплуатировались феодалами или государством в форме взимания ренты или налога. В отличие от капитализма, где господствует экономическое принуждение, при феодализме непосредственный производитель, наделенный землей, эксплуатируется с помощью внеэкономического принуждения. Этим объясняется органическая связь земельной собственности с политической властью при феодализме. Каждый крупный земельный собственник располагал судебно-администра-тивной властью и осуществлял ее с помощью собственного аппарата принуждения. Феодальная вотчина являлась не только хозяйственной единицей, но и автономной политической организацией, государством в государстве. Политическая власть в стране в целом осуществлялась иерархией феодальных собственников и совладетелей во главе с королем.

Классы феодального общества. Зависимые и крепостные крестьяне. С оформлением феодализма общество распалось на два антагонистических класса — крупных землевладельцев и феодально зависимых крестьян. Феодальное право в это время уже не признавало наличия свободных людей. Согласно законам и обычаям, установившимся в отдельных западноевропейских государствах в IX—XI вв., каждый человек должен был подчиняться власти того или иного господина или короля. Стало общим правилом известное положение: «Нет человека без господина». «Безгосподные» люди не пользовались охраной закона, их можно было обратить в рабство и даже безнаказанно убить.

Крестьяне делились в это время на две основные группы: крепостных и поземельно зависимых. Наиболее эксплуатируемыми и бесправными были крепостные (сервы), находившиеся в личной и в большинстве случаев в поземельной зависимости от своих господ. Часть сервов вовсе не имела наделов и постоянно работала на господина (дворовые). Сервы были в полной собственности своих хозяев, которые свободно ими распоряжались и отчуждали их как с землей, так и без земли. Имущество сервов считалось собственностью феодалов, и за его наследование платился особый «посмертный» побор. Сервов обременяли разными унизительными повинностями, связанными с личной зависимостью. В состав крепостных вошли бывшие рабы и попавшие в кабалу свободные. В западных странах крепостничество просуществовало до XIII- XIV вв., в Восточной Европе — до конца феодализма.

Лично свободные крестьяне были более самостоятельны и правомочны в юридическом и хозяйственном отношении. Они могли распоряжаться своим имуществом, имели наследственное право на свой надел. Их зависимость выражалась в судебном подчинении господину и выполнении в его пользу некоторых повинностей. Державшие господскую землю обязаны были выполнять за нее установленные обычаем оброчные и барщинные повинности. Феодалы стремились усилить зависимость и эксплуатацию крестьян, ущемить их личную свободу, распространить на них крепостнические повинности (баналитеты и др.). Крестьяне боролись за сохранение прежних прав. Большую роль при этом играла община, которая не была разрушена с подчинением крестьянства феодалами, а только попала под их власть. Общинная организация давала крестьянам «даже в условиях жесточайших крепостнических порядков средневековья, локальную сплоченность и средство сопротивления»'. Община не утратила и своего хозяйственного значения. Сохранялись прежние хозяйственные распорядки в отношении севооборота, выпаса скота, использования общинных угодий, хотя теперь крестьяне должны были платить за них дополнительные поборы. В крестьянских выступлениях обычно фигурировали требования свободного пользования этими угодьями.

Классовая борьба крестьян, проходившая красной нитью через всю историю феодального общества, была направлена прежде всего против усиления эксплуатации. Крестьяне добивались уменьшения повинностей и установления гарантий от феодального произвола. Формы борьбы крестьян были разные: побеги, отказ от выполнения повинностей и поборов, порча помещичьего имущества, поджоги господских усадеб, убийство господ и их служащих, сожжение податных списков, создание тайных союзов, восстания. Крестьянские восстания неизбежно терпели поражение, но они не проходили бесследно. Феодалы вынуждены были идти на частичные уступки, отказываться от чрезмерных требований, устанавливать норму повинностей. Крестьяне добивались, таким образом, уменьшения той доли прибавочного продукта, которую отнимали у них феодалы в виде ренты, что создавало условия для расширения крестьянского хозяйства и способствовало развитию производительных сил феодального общества. В этом проявлялось прогрессивное значение классовой борьбы крестьянства. Не имея возможности избавиться от феодального гнета, крестьяне в рамках существующего строя добивались большей свободы и хозяйственной самостоятельности.

Класс феодалов. Феодальная иерархия. Господствующий класс феодалов существовал за счет эксплуатации крестьян и других групп трудящегося населения. Он выполнял в феодальном обществе важные функции — политические, идеологические, военные, без чего это общество не могло существовать. Феодалы, каждый в отдельности и все вместе, осуществляли политическую власть — держали в повиновении эксплуатируемые массы и подавляли их сопротивление.

Основным занятием светских феодалов были войны, и поэтому они все считались «людьми рыцарского звания». Крестьяне исключались из рыцарского войска. Однако они не были избавлены от военных тягот: их облагали военными налогами и использовали в качестве вспомогательной военной силы. В оборонительных войнах участвовали все, вплоть до рабов.

Другая группа феодалов — высшее и среднее духовенство — осуществляла идеологическое руководство. Это были обычно образованные люди, знавшие не только обряды церковной службы, но нередко и средневековую схоластическую науку. До расцвета городов в XIII в. духовенство сохраняло монополию на образование. Связанное органически со светскими феодалами (высший клир происходил преимущественно из именитых феодальных семейств), духовенство в сословном отношении возвышалось над ними и имело свои особые интересы.

Структура класса феодалов основывалась на отношениях земельной собственности, с которой было непосредственно связано обладание политической властью. На стадии сложившегося феодализма эти отношения выражались в форме феодальной иерархии. Во главе ее стоял король — верховный сюзерен и номинальный глава государства. Кроме собственного домена, он пользовался некоторыми верховными правами в пределах всего государства (военное командование, судебный банн и др.). На второй ступени стояли крупные феодалы — непосредственные вассалы короля — архиепископы, епископы, герцоги, графы и др., владевшие княжествами и областями. Они располагали в своих владениях высшими государственными прерогативами-судебно-администра-тивной властью, правом чеканки монеты, сбора пошлин и налогов и др. Третью ступень занимали бароны — вассалы королевских вассалов, имевшие крупные владения и пользовавшиеся в них фактической автономией. Последнюю ступень занимали рыцари. Однощитные рыцари не имели вассалов, у них были только зависимые крестьяне, стоявшие уже за пределами иерархии и лишенные права владеть феодами.

Вышестоящий феодал был сеньором по отношению к нижестоящему, державшему у него феод и находившемуся в его вассальной зависимости. В то же время сеньор являлся вассалом вышестоящего сеньора, если держал у него феод. Только король не имел над собой сеньора в своей стране (он мог быть вассалом другого короля или папы).

Основой вассальной зависимости было условное владение (бенефиции, феод, лен — немецк., фьеф — франц.). Обычно это была земля, нередко разные феодальные поступления — рента, должность, дававшая право на получение ренты и других поступлений. Феод формально оставался в верховной собственности сеньора, но распоряжался им непосредственно вассал, получавший всю сумму ренты или подавляющую ее часть. Сеньор пользовался только установленной обычаем службой вассала и получал от него в отдельных случаях денежный взнос — рельеф. Обязательная военная служба вассала не превышала 40 дней в году. Невыполнение вассальных обязанностей влекло за собой потерю лена. Однако на деле это бывало далеко не всегда. Вассал мог оказать военное сопротивление (на что он имел почти законное право) и отстоять свой лен. В IX—XI вв. бенефиции (феоды) стали наследственными, и лишить вассала владения было еще труднее.

По феодальному обычаю передача сеньором феода во владение вассала (инвеститура-лат.) происходила в торжественной обстановке в присутствии большого количества вассалов. Сеньор вручал вассалу дерн и ветку лесного дерева, символизировавшие право на владение землей и лесом. До акта инвеституры или одновременно с ним совершался обряд вступления в вассальную зависимость. Вассал становился на одно колено перед восседавшим на возвышении сеньором и объявлял, что он становится «его человеком» (оммаж-франц.), и, вложив свои руки в руку сеньора, клялся ему в верности (фуа-франц.). Тем самым вассал принимал на себя обязанности в отношении сеньора — нести положенную службу, защищать владения и честь господина, участвовать в его совете, предоставлять ему следуемую по обычаю денежную помощь и др. Сеньор обязан был отвечать на верность вассала своей верностью — оказывать покровительство, не причинять обид и ущерба вассалу. Нарушение вассально-ленного соглашения той или другой стороной влекло за собой разрыв отношений. Причем если это случалось по вине господина, то согласно решению ленной курии вассал мог оставить сеньора, сохранив за собой феод.

Вассально-ленные отношения были крайне запутаны. Обычай позволял вступать в вассальную зависимость к нескольким сеньорам, и даже в разных государствах. Это вызывало постоянные конфликты и военные столкновения. При этом внутренние смуты переплетались с внешними войнами.

Иерархическая организация господствующего класса в феодальном обществе в условиях экономической и государственной раздробленности сплачивала его политически и помогала господствовать над крестьянством: «Иерархическая структура землевладения и связанная с ней система вооруженных дружин давали дворянству власть над крепостными».

Быт и нравы феодалов. Феодалы не занимались производительным трудом. Руководство хозяйством они перекладывали на своих служащих — управляющих, старост и др. Сами же господа только воевали, охотились и пировали. Их быт и нравы были тесно связаны с этими занятиями.

Начиная с Х в. жилищем феодалов служили замки — укрепленные дворцы-убежища, в которых они могли спасаться от своих врагов. Замок обеспечивал феодалу господство над прилегающей сельской округой. Массовое сооружение замков было вызвано вторжениями сарацин, венгров и норманнов. Обычно замок строился на холме или высоком отвесном берегу, откуда хорошо обозревались окрестности. Сначала это было деревянное сооружение в виде двухэтажной башни; верхний этаж предназначался для семьи феодала, нижний — для дружины и прислуги. В XI в. начали строить каменные замки, окружая их двумя или даже тремя толстыми стенами с бойницами и дозорными башнями, а также рвами, заполненными водой. В центре возвышалась главная цитадель, служившая убежищем для феодала и его семьи. Подземелья замка использовались не только для хозяйственных надобностей, но служили также местом заключения, где томились закованные в цепи узники. Каменный замок с большим запасом продовольствия мог выдержать длительную осаду. Под его стенами селился простой люд, чтобы найти убежище при вторжении неприятеля. Для штурма замков применялись осадные сооружения — тараны и передвижные башни.

В Х-XI вв. войско состояло из тяжелой конницы. Каждый феодал был конным воином — рыцарем (нем. Ritter — всадник, лат. miles-воин). Звание рыцаря присваивалось особым актом посвящения после обязательного прохождения физической и военной подготовки. Опоясанный мечом рыцарь не должен был расставаться со своим оружием. Это оружие состояло, кроме тяжелого меча с крестообразной рукояткой, из длинного копья, палицы и секиры. В качестве защитного вооружения использовался большой продолговатый щит, прикрывавший почти всю фигуру воина. В боевой обстановке рыцарь был весь покрыт металлическим одеянием: на голове он носил шлем с забралом и защитной пластинкой для носа, на руках металлические перчатки, на ногах кольчатые чулки, тело вплоть до колен покрывалось кольчугой. Лошадь рыцаря тоже была покрыта броней. Убить или ранить рыцаря было весьма трудно. Искусство боя заключалось в том, чтобы сбить рыцаря с лошади или ранить лошадь, тогда тяжеловооруженный воин оказывался беспомощным и его легко можно было захватить в плен. К этому сводилась цель сражения. За пленных получали богатый выкуп. Не случайно одной из главных обязанностей вассала был выкуп сеньора из плена.

В свободное от войны время рыцари искали приключений, занимаясь разбоем. Они презирали труд, были грубы и жестоки, выше всего ценили удаль и физическую силу. Позже — в XII- XIII вв. — сложился кодекс «рыцарской чести», изображавший рыцаря как поборника справедливости, защитника слабых и обиженных. Но этот образ был скорее идеалом, а не отражением реальной действительности.

Феодализм в буржуазной и советской историографии. Представление о феодализме как общественно-политическом строе средневековья возникло в эпоху Просвещения. Идеологи поднимавшейся буржуазии отрицательно оценивали этот строй, видя в нем политический хаос, господство католицизма и папской теократии. В это время были заложены основы той концепции, которая господствует в буржуазной историографии до сих пор. Ш. Монтескье считал основным признаком феодального строя условный характер землевладения, систему феодов и выросшую на ее основе феодальную военно-ленную иерархию. В плане конкретного исторического исследования эта юридическая концепция наиболее последовательно была обоснована немецким историком П. Ротом (середина XIX в.). Феодализм, по Роту, это политическое и военное устройство, введенное Каролингами взамен старогерманской системы общего государственного подданства, разложившейся в результате упадка свободного крестьянства. Главным элементом феодализма он считал сеньориальную власть, которая пришла на смену территориальным органам государственного управления. Переход к феодализму, по этой концепции, заключался в том, что между высшей государственной властью и населением встал сеньор (феодальный господин), через посредство которого население выполняло теперь свои государственные повинности. Феодализм оценивался Ротом сугубо отрицательно, как нарушение «нормального» политического и общественного устройства, как анархия, сменившая публичный порядок.

Современник Рота, известный немецкий историк Г. Вайц, разделяя взгляды на феодализм как на особую политико-юридическую систему, отмечал вместе с тем и некоторые особенности социального строя в феодальном обществе: преобладание личной и поземельной зависимости населения, сословную структуру общества и связь политической власти с землевладением. Еще более полное политико-юридическое определение феодализма дал французский историк Ф. Гизо (XIX в.). Главными признаками феодального строя он считал условный характер земельной собственности и ее соединение с верховной политической властью, а также иерархическую структуру государственной власти.

Буржуазная историография XIX в. по существу не пошла дальше этих представлений. Под феодализмом понимали существовавшее в странах Западной Европы в эпоху классического средневековья политическое устройство, для которого характерны отсутствие прямого государственного подданства, наличие частной власти, политическая раздробленность, иерархическая структура земельной собственности и политической власти. Происхождение феодализма историки этого времени связывали с военными и политическими мероприятиями правителей из династии Каролингов, в частности с военной реформой Карла Мартелла.

В конце XIX- начале XX в. это представление было в значительной степени пересмотрено. Историки отказались от прежней негативной оценки феодализма и начали усматривать в нем некие «конструктивные» черты. В частности, по-иному стали оценивать вассально-ленную систему, которая в какой-то степени сплачивала феодалов под эгидой королевской власти и послужила в ее руках рычагом для упразднения политической раздробленности.

Сторонники вотчинной теории, не отказавшись в принципе от политико-юридической концепции феодализма, искали его предпосылки в крупном землевладении, натуральном хозяйстве и отношениях между вотчинником и зависимым населением. Историки-позитивисты пошли еще дальше. Они характеризовали феодализм как совокупность равных по значению факторов — политических, юридических, социальных, экономических. Такого взгляда, в частности, придерживались известные русские буржуазные медиевисты — П. Г. Виноградов и Н. И. Кареев. Некоторые западные и русские буржуазные историки выдвинули теорию «двух феодализмов». Считая определяющим фактором феодализм «политический», они в то же время говорили о феодализме «социальном», подготовившем для него почву и существовавшем в его недрах (Д. М. Петрушевский, А. Н. Савин). Однако ни одна из этих концепций не пришла к признанию определяющей роли социально-экономических отношений в системе феодализма.

В XX в. в буржуазной историографии сложилось представление о феодализме как о всемирно-историческом явлении. Изучение всемирной истории показало, что схожий с западноевропейским феодализмом общественно-политический строй существовал и в других странах. Русский историк Н. П. Павлов-Сильванский доказал существование феодализма на Руси. Причем он считал, что условное землевладение не является непременным признаком феодального строя, как это утверждали на Западе. Западные историки и социологи — О. Гинтце и др. — начали рассматривать феодализм во всемирно-историческом плане, однако его появление связывали не с внутренними, а с внешними причинами — столкновением разных цивилизаций и завоеванием.

Рассмотрение феодализма во всемирно-историческом масштабе должно было бы привести к пересмотру самого его понятия. Однако буржуазная историография этого не сделала, применяя к восточному феодализму западноевропейский эталон; главной сутью феодального строя по-прежнему считали ленную иерархию, политическую раздробленность, «рассеяние суверенитета» и т. п.

В последнее время в буржуазной историографии заметна тенденция к созданию общесоциологических схем феодализма в отрыве от конкретной исторической действительности. Такую схему, например, предлагают американский историк Р. Кулборн и др., которые считают, что феодализм как форма организации политической власти существовал в разные исторические эпохи на стыке разных цивилизаций при наличии сходных предпосылок, а именно: когда народ подвергался внешнему порабощению, когда власть захватывала узкая группа лиц или когда наступали глубокая хозяйственная анархия и политический распад.

Наряду с этим в современной буржуазной историографии на основе конкретных исследований развивается комплексное изучение феодализма. Во Франции оно представлено М. Блоком и его последователями, группирующимися вокруг журнала «Анналы экономической и социальной истории». Историки этого направления трактуют феодализм как единую систему социальных, политических, идеологических и социально-психологических связей. Функционирование этой системы, по их мнению, в огромной степени зависело от вотчинно-крестьянских отношений. Хотя эти историки считают типичным феодализмом западноевропейский, они рассматривают этот строй как универсальный, который проходили все народы мира.

Несмотря на различие взглядов о сущности феодализма в современной буржуазной историографии, в одном она остается на общих традиционных позициях — в отрицании решающей роли экономических отношений в системе феодального строя. В лучшем случае эти отношения квалифицируются как равнозначные наряду с политическими, юридическими и иными факторами.

Совсем по-иному к изучению феодализма подходит марк-систско-ленинская историография, строящая свои научные понятия на основе исторического материализма.

Феодализм — это одна из классово-антагонистических формаций, пришедшая на смену рабовладельческому или в других исторических условиях первобытнообщинному строю и уступившая свое место капиталистическому строю. То, что буржуазная историография обычно понимает под феодализмом, представляет на самом деле только юридическую и политическую надстройку феодального общества на определенной стадии его развития (в эпоху сложившихся феодальных отношений до начала их разложения). Базисом феодального строя служат феодальные производственные отношения, закрепленные юридически в отношениях собственности.

Изучение феодализма во всемирно-историческом плане обнаруживает многообразие хозяйственных, юридических и политических форм, в которых он развивался в конкретных исторических и естественно-географических условиях. Однако непременными чертами феодального строя всегда оставались: наличие земельной собственности в руках господствующего класса феодалов; наделение землей непосредственных производителей — зависимых и крепостных крестьян, которые вели мелкое самостоятельное хозяйство, создававшее основу феодального производства; эксплуатация крестьян феодалами, государством и церковью в форме ренты, налога, десятины; внеэкономическое принуждение крепостных и зависимых крестьян, которое осуществлялось разными способами — от прямого насилия и судебно-административного преследования до установления обязательных фиксированных норм повинностей.

Важнейшие проблемы истории западноевропейского феодализма исследованы в трудах видных советских медиевистов — Е. А. Косминского, А. Д. Удальцова, Н. П. Грацианского, А. И. Неусыхина, С. Д. Сказкина. Первостепенное внимание в их исследованиях отводится истории крестьянства и феодальной вотчины, развитию производительных сил в сельском хозяйстве, выяснению исторических закономерностей развития феодальной экономики, изменению форм феодальной ренты. В отличие от буржуазной историографии, идеализирующей феодальную сеньорию, советские историки раскрывают острые социальные конфликты, непримиримость интересов крестьян и феодалов, постоянную борьбу между ними. В их трудах показывается прогрессивная роль крестьянского хозяйства в развитии производительных сил феодального общества и значение классовой борьбы крестьян против феодалов в эволюции феодального строя.

Одной из наиболее сложных проблем истории феодализма является проблема его генезиса. Это объясняется тем, что феодальный строй складывался на разной исторической основе — рабовладельческой, патриархальной — и в разных первоначальных формах.

Буржуазная историография, представляющая феодализм как систему юридических и политических институтов, которые не только не обусловливаются существующими социально-экономическими отношениями, но сами их создают, пытается прежде всего установить преемственность этих институтов, найти их истоки и прецеденты. Уже в XVIII в. во Франции появились две концепции происхождения «старого» (феодального) порядка, против которого началась тогда революционная, сперва идеологическая, а потом политическая борьба. Сторонники реакционных сил в лице графа Буленвилье и его последователей доказывали, что этот строй был создан в результате завоевания германцами римской Галлии и зиждется на незыблемой основе — праве завоевания. Средневековые феодальные порядки, согласно этой концепции, были введены завоевателями-германцами, превратившимися в господствующую аристократию. Так появилась германистская теория происхождения феодализма. Противоположная ей романистская теория в лице аббата Дюбо и его сторонников опровергала взгляды своих противников ссылками на то, что германского завоевания Галлии якобы вовсе не было; варвары-германцы проникали в Римскую империю как наемники и, будучи отсталыми, рабски воспринимали римскую цивилизацию, подражали во всем, а не насаждали свои варварские порядки. Феодальный строй, по их утверждению, возник позже, при Каролингах, в результате узурпации королевских прерогатив земельной аристократией.

В последующее время романисты фактически восприняли выдвинутую их противниками теорию «двух рас», придав ей новое содержание. О. Тьерри и Ф. Гизо, признавая факт завоевания римской Галлии германцами, делали из него далеко идущие выводы. Завоеватели превратились, по их мнению, в господствующий класс — дворянство, а завоеванные — в эксплуатируемую массу крестьян и горожан — предшественников третьего сословия. По словам Тьерри, германцы ничего положительного не принесли в завоеванную Галлию. Весь последующий прогресс в истории средневековой Франции он связывает с пробуждением третьего сословия и его вековой борьбой против угнетателей-дворян. Гизо признает значительное влияние германских порядков на формирование феодальной системы во Франции. Дружинные отношения и вассалитет, институт королевской власти, дух свободы и индивидуализма определили, по его мнению, важнейшие черты этой системы.

Несомненной заслугой этих историков было открытие классов и классовой борьбы в феодальном обществе, хотя социально-экономической основы этих явлений они выяснить не смогли. Причины появления классов-сословий Гизо и Тьерри видели во внешнем завоевании, а классовые различия смешивали с этническими различиями. К тому же они ограничивали классовую борьбу только рамками «старого порядка», полагая, что в буржуазном обществе уже нет ни классов, ни классовой борьбы.

Со второй половины XIX в. споры романистов и германистов приобрели более ярко выраженную националистическую окраску. Шовинистически настроенные французские историки-романисты Н. Д. Фюстель де Куланж и др. пытались принизить историческую роль германцев — немцев, а немецкие историки-националисты, придерживающиеся германистской концепции, умаляли значение галлов — французов.

Научная значимость споров германистов с романистами невелика. Ни та, ни другая сторона не права в вопросах генезиса феодализма. Феодализм сложился во Франкском государстве и входивших в его состав странах не в результате эволюции римских или германских юридических и политических институтов, а вследствие появления новых экономических отношений, для которых эти институты послужили только формой выражения, придав им некоторые специфические черты.

Проблема генезиса феодализма решается в другой плоскости. Феодальные отношения возникают закономерно у всех народов на той стадии их общественного развития, когда производится уже значительный прибавочный продукт и непосредственный производитель может использовать большую или меньшую его часть для ведения самостоятельного хозяйства. Это мелкое крестьянское хозяйство и стало основой феодального производства. Установление личной и поземельной зависимости крестьян, ведущих мелкое хозяйство, и обременение их повинностями в пользу земельных собственников или раннефеодального государства служили началом феодального строя.

Генезис феодализма в Западной Европе исследован в трудах видных советских медиевистов — А. Д. Удальцова, Н. П. Грацианского, А. И. Неусыхина. Советские историки подвергли критике вотчинную теорию и показали огромное значение свободной общины — марки а аграрном развитии в раннее средневековье. В работе А. И. Неусыхина «Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI—VIII вв.» прослеживается процесс превращения свободных общинников в зависимых крестьян у германских народов и выясняются общие закономерности этого процесса. Советские медиевисты доказали, что феодализм формировался не на основе эволюции правовых норм и юридических институтов, как утверждают буржуазные историки, а в результате коренного именения экономических отношений, в результате перемещения земельной собственности из рук свободных крестьян-общинников в руки крупных землевладельцев.

 

ГЛАВА 6

 

АРАБЫ В VIX1 вв.

Образование арабо-мусульманского государства

Домусульманская Аравия. Огромный полуостров Аравия, площадь которого равна 3 млн. кв. км, т.е. примерно четвертой части Европы, и примыкающие к нему районы Сирийской пустыни с древнейших времен были заселены арабами. Социально-экономический и культурный уровень развития различных областей этого региона был неодинаковым.

Основная территория Аравии — сухие степи, пустыни и полупустыни. Лишь незначительная часть ее была пригодна для земледелия. Природные условия Аравии определили деление ее населения на оседлых земледельцев и кочевников-скотоводов.

На юге, в Йемене, где были значительные водные ресурсы, еще в I тысячелетии до н. э. сложилась развитая земледельческая культура, опирающаяся на сложную систему ирригации. Арабы-земледельцы выращивали здесь ячмень, финиковую пальму, виноград, плодовые деревья. В земледелии применяли довольно разнообразный металлический инвентарь, в том числе плуг с железным лемехом. Вплоть до VI в. здесь существовало Химьяритское государство. Наряду с земледелием получили развитие ремесло и торговля. Йемен славился производством оружия, обработкой кож. В Южной Аравии добывали золото, собирали ладан и другие ароматические смолы. Более раннее, по сравнению с остальной Аравией, развитие Йемена стимулировалось отчасти посреднической торговлей Средиземноморья с Индией и Эфиопией, в которой Йемен играл значительную роль. Еще в древности сложились также отношения обмена с кочевыми племенами Аравии.

Кочевники-скотоводы составляли большинство населения полуострова. Их называли бедуины (степняки). Бедуины занимались преимущественно разведением верблюдов, разводили также коней, овец, коз, крупный рогатый скот. Племена бедуинов в VI—VII вв. переживали процесс разложения первобытнообщинного строя. У них выделилась племенная знать, владевшая крупными стадами и пытавшаяся присвоить общинные пастбища. Появились также и зависимые люди, считавшиеся юридически свободными, но вынужденные работать на своих богатых сородичей. Хотя связь с родом и племенем оставалась еще достаточно крепкой, социальное расслоение порождало рост противоречий внутри племен. Уровень развития и имущественное положение отдельных племен также были различными.

Значительное распространение у арабов получило рабство. Рабами, как правило, были чужеземцы, преимущественно из Африки. Рабы использовались и в скотоводческом хозяйстве, и у оседлого населения. Однако рабский труд не был в этот период основой экономического строя. Даже на юге, в государстве Химьяритов, где рабовладельческие отношения имели длительную историю, существовали значительные пережитки первобытнообщинного строя.

Кризис рабовладельческого общества Йемена и разложение первобытнообщинного строя у бедуинов происходили в период, когда Аравия стала объектом внешних завоеваний.

В VI в. Византия и Иран вели борьбу за торговые пути, которые шли через Йемен и Западную Аравию. Византийские императоры использовали в этой борьбе христианское государство Аксум (Эфиопия) и содействовали проникновению в Йемен христианства. В это время в государстве Химьяритов обострились внутренние политические противоречия, вылившиеся в форму религиозной борьбы христианства с иудаизмом (имевшим в Йемене значительное распространение) и старыми языческими верованиями. Воспользовавшись внутренней смутой, аксумские правители превратили Йемен в наместничество Эфиопии (525 г.). Продвинуться дальше в Западную Аравию им, однако, не удалось. В дальнейшем эфиопов изгнали персы, сделавшие Йемен сатрапией Сасанидского Ирана (572—628). Иранские власти стремились подорвать позиции Йемена в транзитной торговле между Индией и Средиземноморьем, направив торговлю через Персидский залив и далее по территории Ирана. Йемен переживал экономический упадок. Ряд южноарабских племен переселилась на Север. Значительный ущерб был нанесен и другим районам Аравии, в частности Хид-жазу, через который из Йемена шел караванный путь в Сирию.

Возникновение ислама и объединение Аравии. Разложение первобытнообщинных отношений, стремление племенной верхушки закрепить за собой право на земельную собственность, скот и значительные доходы, поступавшие от караванной торговли, являлись основной предпосылкой политического объединения Аравии. Этому же способствовали упадок рабовладельческих государств на юге Аравии и необходимость противостоять внешним завоеваниям. Центром объединения стал Хиджаз, район сравнительно развитого земледелия, ремесла и торговли. Такие города Хиджаза, как Мекка, Ясриб (Медина) и Таиф, имели прочные связи с кочевыми племенами. Мекка находилась в засушливой местности, на перекрестке караванных путей из Йемена в Сирию, Палестину, Ирак и Египет. Земледелие здесь было невозможно. Население занималось ремеслом и оседлым скотоводством. Помимо обслуживания транзитной торговли, жители Мекки сами торговали и снаряжали караваны, вывозившие сырые и обработанные кожи, серебро в слитках из рудников Аравии, изюм из соседнего оазиса Таиф. Многие богатые мекканцы владели в Таифе и других оазисах участками обрабатываемой земли.

Большая часть населения Мекки принадлежала к племени Курейш. Город состоял из кварталов, заселенных отдельными ку-рейшитскими родами. В результате оживленной торговли в городе накопились огромные богатства, но существовало и значительное имущественное неравенство. Правил городом род Омейядов.

Постоянные торгово-экономические связи мекканцев с другими аравийскими племенами способствовали распространению их влияния на эти племена. Мекканский храм — Кааба (и его святыня — «Черный Камень» (метеорит), который был вделан в стену храма) стал местом паломничества и почитания для многих, в том числе и кочевых племен.

Стремление преодолеть племенную разобщенность и создать единое арабское государство идеологически выражалось в тот период в проповеди поклонения единому богу, в преодолении староарабского политеизма. В различных районах Аравии начали появляться проповедники единобожия. В Мекке таким проповедником был Мухаммед (570—632), происходивший из бедного рода Хашимитов племени Курейш. Новая религия — ислам, или мусульманство, возникла, по преданию, около 610 г. Однако в Мекке она не встретила широкой поддержки. Мекканская знать опасалась, что новая религия приведет к падению культа святилищ Каабы, а это могло бы повредить политическому влиянию Мекки и ее торговым связям с арабскими племенами. Последователи Мухаммеда подвергались преследованиям, что вынудило их переселиться в оазис Ясриб (Медину). Переселение, по преданию, произошло в 622 г. Год переселения (по-арабски «хиджра») был принят впоследствии за начальную дату мусульманского летосчисления. В Медине Мухаммед нашел благоприятную почву для распространения новой религии и своего политического влияния. Арабские племена Медины были враждебно настроены по отношению к верхушке мекканских курейшитов, у которых многие мединцы были в долгу. Поэтому мединские арабы были готовы поддержать проповедника единобожия, который враждовал с правителями Мекки. (Во главе с Мухаммедом они начали вооруженную борьбу с Меккой, нападая на ее торговые караваны. В ходе этой борьбы многие племена Аравии, враждебно настроенные по отношению к мек-канским ростовщикам и купцам, стали действовать совместно с мусульманами.

Борьба продолжалась до 630 г., когда после долгих переговоров Мухаммед заключил с мекканской верхушкой соглашение, по которому мекканцы обязались признать религиозную и политическую власть Мухаммеда и принять его учение — ислам; для себя [они добились признания Мекки религиозным центром, а Каабы главным святилищем ислама. Причина подобного отношения ку — рейшитов Мекки к новой религии и ее пророку заключалась в том, что ислам к этому времени стал политической силой, способной объединить Аравию. Мекканская купеческая верхушка решила использовать эту силу в своих интересах и возглавить объединение Аравии под лозунгом обращения всех арабов в ислам.

Полное объединение Аравии и обращение (во многих случаях чисто внешнее) ее населения в ислам произошло уже после смерти Мухаммеда, в правление его ближайших преемников — первых двух халифов.

Мухаммед и его учение. Основы идеологии раннего ислама.

Объединение Аравии и создание общеарабского государства было Г обусловлено складыванием классового общества. Фактором, уско—1 рившим это объединение, явился ислам.

Древнее многобожие (политеизм) с его культами племенных и местных богов соотвествовало первобытнообщинному строю, при котором не было общепризнанной верховной власти. С развитием классовых отношений появились стремления к политическому ^объединению и начали распространяться различные монотеистические учения, наиболее популярным из которых в доисламской | Аравии был ханифизм. Были там известны, особенно в Южной |Аравии, и проникавшие извне монотеистические христианская и ^иудейская религии. Возникла необходимость в собственной [последовательно монотеистической религии.

Ислам возник на арабской почве из соединения элементов t-иудейства, христианства, ханифизма и некоторых обрядовых | традиций староарабских домусульманских культов природы. He—127

смотря на свой синкретизм, ислам представлял собой принципиально новую религию, отражавшую потребности местного общества. Основатель ислама Мухаммед считался пророком, призванным передать волю Аллаха людям. Таких пророков в истории человечества, по учению ислама, было шесть: Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус Христос и Мухаммед.

После переселения Мухаммеда и его сторонников в Медину там сложилась мусульманская община, которая принципиально отличалась от родо-племенных объединений. Члены ее (кочевники, земледельцы, горожане) объединялись по признаку принадлежности к исламу, а их кровнородственные и иные связи имели второстепенное значение. Создание такой организации способствовало начавшемуся разложению родо-племенного строя. Ислам дал этому идеологическое обоснование, а мусульманская община стала организационной основой арабского государства.

Мухаммед, считавшийся пророком, «посланцем бога» на земле, высказывал свои суждения как «откровения», полученные им от бога. Речи его записывались учениками на пальмовых листьях, камнях, плоских костях и т. п., заучивались наизусть и затем декламировались речитативом, наподобие старой арабской фольклорной поэзии. Впоследствии, уже после смерти пророка, эти записи были отредактированы и составили священную книгу мусульман — Коран.

Основой вероучения была идея единобожия и признания пророческой миссии Мухаммеда. Верующим предписывалось совершать ежедневно пятикратную молитву, платить очистительный налог — закат, в размере 1/40 доли дохода от всего недвижимого имущества, стад, торговых прибылей, ремесла и др. (формально считалось, что налог шел в пользу бедных, фактически же — в распоряжение государства); соблюдать пост в месяце рамадане и совершить паломничество в Мекку, хотя бы раз в жизни.

Мухаммед располагал как религиозной, так и светской властью. Поэтому для начального ислама не существовало разницы между духовными лицами и мирянами, между мусульманской общиной и государственной организацией, между религией и правом. Коран давал предписания, касающиеся различных областей жизни. Незыблемой и священной объявлялась частная собственность, детально было разработано право наследования, заключения браков и разводов, опекунства. Существовали различные запрещения — пить вино, играть в азартные игры, есть свинину, заниматься ростовщичеством, колдовством и т. п. Мусульманам предписывалось участвовать в «священной» войне (джихад) с «неверными». Это предписание, родившееся в период войн Медины и Мекки, стало позднее идеологическим обоснованием арабских завоеваний.

Мусульманская религия и новое мусульманское государство придавали большое значение собственности на землю. Закрепляя ее за представителями родо-племенной верхушки, государство вводило поземельный налог — ушр (1/ю часть урожая). От этого налога первоначально не освобождался никто, даже вновь складывавшаяся мусульманская знать. Однако неосвоенные и вновь завоеванные земли не подлежали разделу и должны были поступать во владение мусульманской общины. Складывалась официальная догма ислама о государственной собственности на землю. Никто без ведома государства не имел права занять эти земли. Мухаммед широко практиковал наделение своих приближенных земельными участками. Владелец участка был обязан платить государству налог, но он мог передать его по наследству, продать и т. д. В арабском государстве уже на первом этапе его существования сложилось четыре категории земель: 1) земли племен, находящиеся в их общей собственности; 2 частнособственнические земли — мюльк; 3) земли государства; 4) земли, пожалованные государством мусульманской знати.

Арабские завоевания при первых халифах. После смерти Мухаммеда правители государства выбирались из его сподвижников и родственников, которые получали титул халифов («заместителей» пророка). Таких выборных правителей-халифов-было четыре: Абу Бекр (632—634), Омар (634—644), Осман (644- 656), Али (656—661).

Первым халифам пришлось подавлять вооруженным путем вспыхнувшие во многих районах Аравии сепаратистские мятежи, возглавлявшиеся лжепророками. Эти восстания отражали социальные противоречия в арабском обществе между рядовыми членами племен и феодализирующей знатью. Восстания были подавлены, но острые социальные противоречия оставались. Наилучшим средством примирить массы арабов, особенно бедуинов, с новым государством и исламом была политика широких завоеваний, сулившая новые земли к богатую военную добычу. Международная обстановка благоприятствовала арабским завоеваниям. Длительная война между Византией и Ираном (602- 628) истощила силы этих двух крупнейших держав того времени.

Собрав огромное войско, арабы сумели начать войну одновременно с Ираном и Византией. К 640 г. они завоевали Палестину и Сирию, затем Египет (640—642) и, продолжая наступление далее на запад по Северной Африке, к 649 г. дошли до Карфагена. В 634—651 гг. был полностью подчинен Иран, некогда могучая Сасанидская держава перестала существовать. В результате неоднократных военных вторжений в середине VII в. в вассальную зависимость от арабов были поставлены Армения и часть Грузии. За Кавказом арабские войска доходили до земель хазар.

До начала VIII в. арабские завоеватели оставляли в покоренных странах местные порядки. В халифате сохранялась широкая веротерпимость по отношению к христианам, иудеям, зороастрий-Цам. Арабы, еще только переходившие к классовому обществу, не могли сразу овладеть сравнительно сложным феодальным аппаратом управления и на первых порах сравнительно умеренно эксплуатировали покоренное население бывших иранских и византийских владений. Поэтому местное население смотрело на арабов как на своих избавителей. Именно этим, а также сепаратистскими тенденциями владетельных феодалов Ирана и недовольством восточных провинций экономической и религиозной политикой Византии объясняются быстрые успехи арабских завоеваний.

В ходе завоеваний значительная масса арабов переселилась на новые места. Часть из них переходила к оседлости, другие оставались кочевниками. В ряде мест активно шла арабизация местного населения. Так было, например, в Ираке и Сирии, где еще до завоеваний жило много арабов и местное население говорило на языке семитской группы, близком к арабскому. Сложнее и медленнее шел подобный процесс в Египте и Северной Африке. В Закавказье, Иране и Средней Азии, напротив, поселившиеся здесь арабы позже были ассимилированы местным населением и восприняли их культуру.

Кризис в халифате и гражданская война VII в. Огромные завоевания и богатая военная добыча способствовали еще большей имущественной дифференциации и росту социальных противоречий в арабском обществе. Особенно это стало ощущаться при третьем халифе — Османе, который вместе со своим окружением, принадлежащим к мекканскому роду Омейядов, порвал с прежними военно-демократическими порядками и стал проводить политику в интересах арабской аристократии. При Османе поощрялись захваты земель и накопление богатств в руках знати. Это вызывало недовольство низов арабского общества. В оппозицию к Омейядам встали также многие враждебные им феодальные семейства. Недовольные группировались вокруг Али, двоюродного брата и зятя Мухаммеда, женатого на его дочери Фатиме. Сторон-' ников Али стали называть шиитами (шиа — по-арабски группа, партия). Первоначально шииты были лишь политической группировкой и только позднее превратились в особое религиозное течение в исламе. Главное требование шиитов сводилось к тому, что титул халифа должен перейти к зятю пророка Али и затем наследоваться его потомками Алидами. К шиитам примкнули арабские крестьяне, бедуины, надеявшиеся на освобождение от феодального гнета по милости «справедливого халифа». Приверженцы Али были и в завоеванных областях. В 656 г. восставшими шиитами был убит халиф Осман. Четвертым халифом по их требованию был избран Али. Аристократическая верхушка, в том числе род Омейядов, отказалась признать Али. Началась гражданская война (656—661). Али поддерживали низы арабского народа. Однако сам он действовал очень нерешительно, и, разочаровавшись в своем вожде, часть его бывших сторонников покинула его. Отошедшая от Али группировка получила название хариджиты («ушедшие»). Хариджиты выступали за возвращение к «первоначальному исламу», под которым понимали строй социального равенства, общее владение землей, равный раздел военной добычи. Они требовали, чтобы халиф выбирался всеми мусульманами. Хариджи-ты представляли демократическое течение в исламе. Впоследствии они тоже составили особую секту.

В середине VII в. оформилось три течения в исламе: сторонники официального «правоверного» ислама-сунниты, которых представляли Омейяды во главе с Муавией, шииты и хариджиты. Шиитские и хариджитские лозунги впоследствии были восприняты многими народными движениями.

В 661 г. Али был убит одним из хариджитов. Арабская знать Сирии и Египта провозгласила халифом Муавию. Это означало, что победу в гражданской войне одержала арабская феодальная знать. С этого времени и до 750 г. арабским государством управляли халифы из рода Омейядов. Столицей халифата стал Дамаск.

Халифат Омейядов (661—750)

При Омейядах центральной областью халифата стала Сирия. В ней расселились те арабские племена, на которые опирались омейядские халифы. Сирия стала опорной базой для возобновления завоеваний, прерванных гражданской войной. В конце VII- первом десятилетии VIII в. арабы прочно обосновались в Северной Африке. В 711 г. они вторглись в Испанию и завоевали почти всю ее территорию.

Войска дамасских халифов совершали постоянные вторжения в византийскую Малую Азию. Они доходили до Босфора и Мраморного моря, дважды блокировали Константинополь. Однако закрепиться в этом районе они не смогли. К первой четверти VIII в. арабо-византийская граница установилась по горам Киликийского Тавра и верховьям Евфрата.

В начале VIII в. были окончательно покорены Армения, Картли и Албания. Граница халифата проходила в этом районе по Главному Кавказскому хребту до города Дербент. Арабские наместники этих двух районов совершали периодические набеги на земли хазар. В Средней Азии в 705—715 гг. были завоеваны Хорезм и области за Амударьей (по-арабски Мавераннахр — «то, что за рекой»). За обладание среднеазиатскими областями арабам пришлось вести борьбу с тюрками-кочевниками и Китаем, пытавшимися установить свою власть над этими районами. Победа арабов над китайскими войсками в 751 г. закрепила позиции халифата в Средней Азии. В 712 г. арабы вторглись в Индию и завоевали Синд.

Социально-экономические отношения в халифате. Африканские и азиатские провинции Византии, Иран, страны Закавказья, Средняя Азия и Испания ко времени арабского завоевания находились на стадии раннего феодализма. Шел процесс феодализации и у самих арабов. В халифате утверждались феодальные отношения, но сохранялись еще патриархальный и рабовладельческий уклады, особенно среди арабов бедуинов и других скотоводческих племен.

Верховным собственником всех земель по-прежнему считалось государство, которое облагало население налогами и имело право наделять земельными участками отдельных лиц.

Основной формой земельной собственности при Омейядах оставался мюльк — частновладельческие земли, соответствующие западноевропейскому аллоду. Ими владела арабская знать, а также многие прежние византийские, армянские, иранские феодалы, признавшие власть арабов и сохранившие свои владения. Земли феодалов обрабатывались трудом зависимых крестьян-издольщиков.

Огромный фонд составляли земли, принадлежащие непосредственно халифу (земли савафи). Эти земли также обрабатывались издольщиками, а весь доход шел в казну. Налоги собирали государственные чиновники. Из халифских земель производились пожалования частным лицам — икта. Они были наследственными, могли быть предметом купли, продажи. Условием владения была уплата соответствующего налога в пользу государства.

В халифате существовала четко разработанная налоговая система, которая складывалась из следующих видов обложения: налог закат, который платили мусульмане с ремесла, торговли и скотоводства; подушная подать — джизья, взимаемая с немусульман; поземельный налог (мусульмане платили ушр, немусульмане — харадж).

Сначала сумма обложения была ниже, чем в Византии, Иране и других завоеванных странах. Налог был заранее фиксирован, что ставило пределы в эксплуатации покоренного населения. Однако при Омейядах были пересмотрены нормы налогообложения, проведена перепись земель и налогоплательщиков. Крестьянам запрещалось покидать свои земли. При налогообложении стали учитывать не только площадь земли, но и выращиваемые культуры, близость к городу и т. п.

Поземельную подать харадж первоначально взимали только с немусульман либо натурой в виде доли урожая, либо в деньгах по твердым ставкам с площади земли независимо от урожая. Поземельное обложение мусульман было ниже. После 700 г. произошли изменения в практике поземельного обложения. Теперь принятие ислама не освобождало земледельцев от уплаты харад-жа; земли, ранее обложенные хараджем, оставались хараджными навсегда независимо от того, владели ли ими немусульмане или мусульмане.

Мусульман-неарабов власти нередко обязывали платить и джизью, что вызывало массовое возмущение и даже мятежи.

Подобная практика отменялась, но через какой-то срок восстанавливалась снова. Налоговый гнет особенно усилился при последних Омейядах.

Политическое устройство. Система государственного аппарата была унаследована арабо-мусульманскими завоевателями от са-санидского Ирана и отчасти от Византии. До Омейядов главную роль в государственном аппарате играли чиновники неарабского происхождения — греки, персы. Омейяды стали брать на службу главным образом арабов. Все делопроизводство теперь велось на арабском языке. Арабский язык стал международным языком для всего огромного региона Западной Азии, Северной Африки и арабской Испании.

Омейяды начали чеканить собственную монету. Для наилучшей организации управления государством на всех главных дорогах создавались почтовые станции, налаживалась постоянная почтовая связь.

Халифы, как и прежде, обладали гражданской и духовной властью. Власть халифа передавалась по наследству. Для управления огромным государством были учреждены наместничества. Их главы — эмиры — осуществляли на местах военную, административную и фискальную власть. Они имели двух заместителей:

один отвечал за финансы, другой — кади — был главным судьей и представителем духовной власти халифа. Таких наместничеств при Омейядах было пять. Произошли изменения в системе комплектования армии. Наряду с племенными ополчениями были созданы военные округа. Войска формировались из арабского населения городов, специально определенных для этого. Наибольшими привилегиями пользовалась сирийская армия.

Важным последствием арабского завоевания было распространение ислама на территории халифата. В течение первых двух веков после хиджры завоеватели проводили политику веротерпимости, которая опиралась на зафиксированное в Коране отношение к иудеям и христианам как к «людям писания», получившим «откровение» от пророков — Моисея и Иисуса, а также на экономическую и политическую целесообразность. За немусульманским населением сохранялось самоуправление в рамках их религиозных общин. Ислам распространялся постепенно, но в Х в. мусульмане уже стали составлять большинство населения халифата.

Вторая гражданская война и падение халифата Омейядов. Омейяды опирались лишь на ту часть арабской знати, которая была связана с Сирией и Египтом. В оппозиции к ним находились отстраненные от власти Алиды и Аббасиды (потомки дяди «пророка» — Аббаса) и многие сподвижники пророка в Мекке и Медине. Недовольство проявляли также неарабские феодалы и мусульмане-неарабы. Усиление налогового гнета в связи с огромными расходами на содержание армии и двора вызывало широкое недовольство народных масс. Это недовольство, как правило, выражалось в форме различных религиозных движений.

Еще в 680 г., после смерти первого омейядского халифа Муа-вийи, шииты во главе с Хусейном, сыном Али и дочери пророка Фатимы, подняли восстание, которое было жестоко подавлено. Было также несколько выступлений хариджитов. Во второй четверти VIII в. отдельные разрозненные восстания прокатились по всему халифату. В 728—737 гг. восстали согдийцы в Мавераннах-ре, в 734—743 гг. — берберы в Магрибе и Испании, в 740 г. — шииты в Куфе, в 744—747 гг. — хариджиты в Двуречье, Западном Иране и Южной Аравии. Все эти восстания имели разный социальный состав участников и различную идеологическую оболочку. Кульминацией всех выступлений явилось восстание в Харасане, ^возглавляемое бывшим рабом Абу Муслимом, которое началось в;, 747 г. и вылилось в настоящую гражданскую войну, охватившую Цвесь Иран и Ирак. Основную массу восставших составляли иранские крестьяне, к которым присоединились иранские землевладельцы-дикхане, осевшие в Харасане арабские племена, много | беглых рабов. Столь же пестрым был состав участников восстания Ии в религиозном отношении: мусульмане различных толков — сунниты, шииты, хариджиты и немусульманское население. Войска | Омейядов были разбиты восставшими. В результате гражданской войны к власти пришла новая династия — Аббасиды (потомки дяди «пророка»). В 749 г. Аббасид Абу-ль-Аббас-ас-Саффах был провозглашен халифом. Утвердившись на престоле халифата, Аббасиды расправились с восставшими. Абу Муслим был казнен.

Халифат Аббасидов (750—1258)

Халифы из рода Аббасидов пришли к власти при поддержке иранской землевладельческой знати дикхан, которой они предоставили ряд важных постов в государстве. С этого времени правящая верхушка халифата приобрела полуиранский облик. Столи-цей-Аббасидов стал новый город — Багдад (762 г), построенный недалеко от бывшей сасанидской столицы Ктесифона.

В отличие от Омейядов Аббасиды не проводили активной завоевательной политики. Более того, при них были потеряны некоторые территории, ранее входившие в состав халифата: Испания, где утвердилась собственная династия, созданная последним представителем Омейядов Абдар-Рахманом, и ряд областей Магриба, но войны с Византией продолжались почти непрерывно. На рубеже VIII и IX вв. Византия была даже вынуждена платить дань халифату. Продолжались военные действия на Кавказе и в Средней Азии.

Развитие феодальных отношений. В халифате Аббасидов получили дальнейшее развитие феодальные отношения. Верховная собственность на землю, как и раньше, принадлежала государству. В то же время сохранялось частное (мюльк) и условное (икта) землевладение, часть земли была в собственности племен и общин. Государственное землевладение было особенно широко распространено в тех областях халифата, где имелись крупные оросительные системы, прежде всего в Ираке и Египте. Крупными землевладельцами были халиф и его родственники. При Аббасидах произошли изменения в формах пожалований земли. Земли икта ранее жаловались на условиях уплаты налога государству. Теперь владелец икта должен был нести военную или гражданскую службу, за что получал право собирать в свою пользу государственные налоги с предоставленного ему икта.

В IX в. появился новый вид феодального владения — вакф — земли, пожалованные государством или частным собственником различным мусульманским учреждениям — мечетям, школам, богадельням, больницам, отдельным духовным лицам. Вакуфные земли не облагались государственными налогами. Поэтому многие земельные собственники начали жертвовать в вакф свои земли, чтобы избавиться от уплаты налогов государству. Для себя и своих наследников они оговаривали право получать определенные отчисления от доходов с земли, передаваемой в вакф.

Рост вакуфного и условного (икта) землевладения привел к сокращению доходов казны. Постоянно нуждаясь в средствах, халифы отдавали сбор налогов на откуп. Это привело к неограниченному грабежу налогоплательщиков откупщиками.

Крестьяне, сидевшие на государственных, частновладельческих или вакуфных землях, юридически считались свободными, но фактически были феодально зависимыми. Однако в правление Аббасидов оставалась еще и прослойка свободных крестьян — собственников земли. Феодалы, особенно владельцы икта, часто незаконно захватывали земли крестьян и присоединяли их к своим владениям.

Крестьянская община в ряде районов быстро разлагалась, превращаясь в тяглую. Так, в Египте, Сирии, Палестине, Южном Иране община стала чисто административным объединением крестьян, отвечавшим перед государством за поступление налогов.

В VII—IX вв. в халифате все еще было много рабов, которых использовали не только в услужении, но и в производстве, главным образом, на оросительных работах, в садоводстве, в ремесле, на рудниках, в качестве пастухов и т. п. Широко была распространена работорговля, множество рабов привозили из-за границ халифата, особенно из Африки.

В странах халифата была значительно развита торговля. Через его территорию проходили важнейшие караванные пути, соединявшие Средиземноморье с Дальним Востоком. Развивалась морская торговля с Индией, Индонезией, Китаем, поддерживались традиционные торговые связи с Африкой. Арабы торговали также с хазарами, тюркскими кочевниками, Русью. Огромное централизованное государство с единой системой управления, налогообложения, таможенных тарифов обеспечивало безопасность для перевозки товаров по своей территории.

В халифате было много крупных городов, в Которых сосредоточивались ремесла и торговля. Наиболее развито было текстильное производство, вырабатывались шелковые, льняные, хлопчатобумажные, шерстяные ткани. Повсеместно славились иранские ковры. Большого мастерства достигло ювелирное ремесло. Производство писчей бумаги, известное в Самарканде уже в начале VIII в., к концу VIII в. существовало в Багдаде, затем Триполи сирийском, а к концу IX в. в Египте. Увеличилась добыча золота, серебра, драгоценных и полудрагоценных камней. Особым спросом пользовалось оружие из знаменитой дамасской стали. Многие города халифата насчитывали сотни тысяч жителей. Крупнейшим городом была столица государства Багдад. Города в халифате не имели самоуправления. Управляли ими хакимы-чиновники, назначаемые центральной властью из представителей феодальной аристократии. Большинство ремесленников зависело от светских или духовных феодалов. К XI в. наметилось некоторое ослабление личной зависимости от феодалов. Укрепились корпорации ремесленников.

Государственное устройство халифата Аббасидов. Халифат Аббасидов представлял централизованное государство с развитым бюрократическим аппаратом. Верховным правителем был халиф, располагавший светской и духовной властью. Его главным помощником в светских делах был великий везир. Значение везиров возросло. Они решали многие государственные дела, командовали войсками. По духовным делам помощником халифата был главный кадий (судья), в ведении которого находились также суд и просвещение. Судопроизводство в халифате вершилось на основе мусульманского религиозного права — шариата. Немусульманское население находилось под юрисдикцией своих религиозных глав — епископов, раввинов и т. п. Отдельные области страны управлялись наместниками-эмирами, власть которых стала наследственной. К IX в. в некоторых наместничествах сложились самостоятельные эмирские династии.

Армия халифата состояла из нескольких категорий войск: ополчения арабских племен, наемников и так называемых гу-лямов. Гулямы были рабами из тюрков, славян, африканцев, которых с юношеского возраста воспитывали и соответствующим образом обучали вдали от родной среды, чтобы сделать из них безропотных преданных слуг халифа. Однако очень скоро гулямы превратились в силу, которая стала диктовать свою волю халифам.

Народные движения в халифате Аббасидов. Аббасиды пришли к власти, использовав победоносное народное восстание, но они не оправдали народных надежд. Выступления народных масс продолжались. В 751 г. вспыхнуло восстание в Бухаре, в 755 г. — в районе Нишапура и Рейа, в 776—778 гг. — грандиозное восстание под руководством Муканны в Мавераннахре, в 778—779 гг. — в Гургане (юго-восточное побережье Каспийского моря). Особенно грандиозной была крестьянская война 815—837 гг. под предводительством Бабека, которая началась в Южном Азербайджане и распространилась затем на Западный Иран вплоть до Исфахана и Кермана. Борьба шла под лозунгами секты хуррамитов, проповедовавшей социальное равенство, равное право всех людей на землю и другое имущество. Их идеалом была свободная сельская община с коллективным землевладением. Восставшие несколько раз одерживали победу над войсками халифата. Лишь в 837 г., мобилизовав огромные военные силы и средства, а также использовав предательство примкнувших к восстанию феодалов, халифату удалось подавить это движение.

Крупным потрясением для страны было восстание зинджей. Зинджи — чернокожие рабы, труд которых широко применялся в халифате. Восставшие в течение четырнадцати лет (869—883) удерживали в своих руках большой район Южного Ирана и Хузис-тана. Они взяли приступом крупнейший город и порт Басру. К восстанию рабов присоединились крестьяне и бедуины, на сторону восставших перешло наемное войско халифата, набранное из тюркских племен. В 879 г. предводитель зинджей Али ибн-Му-хаммед объявил себя халифом и стал чеканить монету со своим именем. Созданное рабами государство копировало халифат Абба-сидов. Вожди зинджей стали превращаться в феодальных правителей. Не было даже отменено рабство. Значительная часть восставших начала отходить от восстания. Воспользовавшись этим, правительственные войска разгромили зинджей. Восстание зинджей имело значительные последствия для социальной истории халифата. Главное из них — отмирание рабовладельческого уклада. Значительно сократился импорт рабов из Африки. Начиная с IX-Х вв. землевладельцы предоставляли рабам земельные участки, превращали их в феодально зависимых крестьян.

Другим крупным потрясением для халифата явилось движение карматов. В конце IX-Х в. оно охватило бедуинов, ремесленников и крестьян Сирии, Ирака, Бахрейна, Йемена и Хорасана. В начале Х в. на Бахрейне карматам удалось даже создать свое государство, которое просуществовало более полутора столетий. Многие области халифата, например Сирия, Египет, платили им дань.

Карматы представляли собой одно из ответвлений шиитской секты исмаилитов. Они выступали за социальное равенство всех людей (кроме рабов). В своем государстве карматы попытались восстановить общинное рабство. На Бахрейне было ликвидировано крупное землевладение и феодальная эксплуатация, но сохранялось рабство как база благосостояния всей общины.

Государство карматов насчитывало около 30 тыс. негритянских и эфиопских рабов, которых они предоставляли земледельцам для работы в поле и садах. Нуждающимся земледельцам и ремесленникам выдавались ссуды из общественной казны, которая составлялась из военной добычи.

Как и государство зинджей, государство карматов со временем переродилось в обыкновенное феодальное государство.

Крестьянские восстания не проходили бесследно. Они расшатывали устои Аббасидского государства, способствовали временному ограничению феодальной эксплуатации.

Распад халифата Аббасидов. В течение IX — первой половине X в. Аббасидский халифат распался на отдельные эмираты. Это было обусловлено рядом причин: различным уровнем экономического развития отдельных областей халифата, отличавшихся также по этническому составу населения, культуре, языку, религии, степени исламизации; ростом крупной земельной собственности за счет государственного землевладения, что привело к усилению сепаратизма крупных феодалов и созданию наследственных эмиратов; подъемом освободительной борьбы покоренных народов. Бывшие халифские наместники превращались в самостоятельных правителей. Так было с Тахиридами в Хорасане, Саманидами в Мавераннахре, Тулунидами в Египте, Багратидами в Армении. Первоначально они посылали часть собираемых ими налоговых сумм центральному правительству, а затем отказались и от этого. В некоторых провинциях власть захватили крупные местные феодалы. Возросла роль предводителей гулямов, которые неоднократно устраивали дворцовые перевороты, свергали халифов и ставили новых по собственному усмотрению. Начиная с 60-х гг. IX в. халифы стали марионетками в руках собственной гвардии. К началу Х в. в руках Аббасидов оставался только Арабский Ирак и Западный Иран. В 945 г. эти области были захвачены Иранской династией Буидов. Аббасидские халифы потеряли политическую власть. За ними сохранялось лишь духовное руководство.

Культура в странах халифата. В VII-Х вв. для всего огромного региона от Мавераннахра до Испании языком международного общения стал арабский язык.

Культуру этого региона условно называют арабской или мусульманской. Однако следует иметь в виду, что в странах с неарабским населением, вошедших в состав халифата, продолжали развиваться местные культуры, лишь вступавшие во взаимодействие с культурами других стран и народов, включенных в халифат. Помимо арабского элемента, арабо-мусульманская культура впитала в себя многое от культурного наследства персов, сирийцев (арамейев), коптов, иудеев, народов Средней Азии и др. Усвоено и переработано было наследие эллинистическо-римской культуры.

Наибольший расцвет арабской культуры приходится на VIII-XI вв. В VIII—IX вв. были записаны многие произведения доислам-ской арабской устной поэзии. На базе староарабской поэзии, а также Корана сложился классический арабский язык средневековья. Поэзия VII—VIII вв. во многом продолжила старые традиции, сохраняя свой жизнерадостный тон и воспевая воинские подвиги, любовь, веселье, вино. В прозе был популярен жанр любовно-приключенческих рассказов и анекдотов из быта разных слоев населения. В Х-XV вв. сложился знаменитый сборник сказок «Тысяча и одна ночь», в который вошли переработанные и перенесенные в арабскую среду сюжеты персидских, индийских, греческих и иных сказок. Наиболее известны в это время были поэт Абу Нувас (756- 810), обличитель распущенности, царившей при дворе халифа Ха-руна ар-Рашида, Абу-ль-Атахия (конец VIII-начало IX в.), и великий сирийский поэт-философ Абу-ль-Ала аль-Маарри, живший во второй половине XI в., и др.

Начиная с середины VIII в. было сделано много переводов с греческого и сирийского языков на арабский. Прежде всего, переводились труды по философии, математике, медицине, астрономии. Многое было переведено также с персидского языка. Через персов арабы познакомились с достижениями индийцев в области математики и астрономии. От индийцев они заимствовали цифры, которые европейцы назвали арабскими.

Архитектура в странах халифата развивалась на основе переработки арабами эллинистическо-римских и иранских художественных традиций. Наибольшей известностью пользуются культовые и дворцовые здания. Это мечеть Амра в Фустате (VII в.), соборная мечеть в Куфе (VII в.), знаменитый храм «Купол скалы» в Дамаске. Уже при Омейядах начали возводить купола и минареты. С Х в. здания стали украшать арабесками — тончайшим растительным или геометрическим орнаментом с включением стилизованных надписей. Из-за враждебности ислама к изображению живых существ, якобы ведущему к идолопоклонству, живопись в странах ислама не получила значительного развития и ограничивалась орнаментами. Высоко ценилось искусство каллиграфии. С XII в. начало развиваться искусство миниатюры.

Центрами науки были Куфа, Басра, Харрон, Багдад. В Багдаде был создан «Дом науки», представляющий собой соединение своего рода академии, библиотеки, обсерватории с коллегией переводчиков.

Больших успехов достигла медицина. Наиболее известными в этой области были: в Сирии семья Бахтишо, давшая семь поколений знаменитых врачей, известный багдадский хирург IX-Х вв. Абу Бекр Мухаммед ар-Рази, а также знаменитый Ибн Сина (Авиценна, 980—1037 гг.), прославившийся своими трудами «Книга исцеления» и «Канон врачебной науки», где были обобщены достижения медицины того времени.

Математика, география и астрономия у арабов развивались на базе эллинистического и индийского наследия.

В IX в. во многих городах халифата появились публичные библиотеки и обсерватории. В Х в. сложился тип средней и высшей мусульманской школы-Мадраса (медресе).

В IX в. начала развиваться светская историография. Крупнейшими ее представителями были историк арабских завоеваний ал-Белазури (IX в.), историк Багдада Ибн Абу Тахар Тейфур (IX в.), авторы всеобщих историй ал-Иакуби (IX в.), ат-Табари (IX в.), ал-Масуди (X в.).

Значительных успехов достигла философия, воспринявшая эллинистическое наследство, в частности идеи Платона, Аристотеля, неопифагорийцев. Наиболее известными философами являлись ал-Кинди (IX в.), ал-Фараби (X в.), Ибн Сина. Близкий к карматам философский кружок в Басре («Братья чистоты») составил энциклопедию философских научных достижений своего времени (конец IX в.). Многие из философов и ученых были энциклопедистами. Так, Ибн Сина известен как философ, медик и поэт, ал-Бируни — филолог, историк, математик, астроном.

К XI—XII вв. завершилась разработка ортодоксальной системы исламской теологии, появился культ святых.

На рубеже VII—VIII вв. сложилось аскетически-мистическое течение в исламе — суфизм. Аскеты-суфии, иначе называемые факирами или дервишами, стали играть в исламском мире роль, подобную нищенствующим монахам в христианстве. Суфии осуждали богатство, призывали отказаться от всех благ мира, провозглашали культ бедности и самоотречения для спасения души и слияния с богом. В этом учении отразился протест социальных низов против феодального гнета, хотя и в пассивной форме.

 

ГЛАВА 7 ИНДИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Утверждение феодальных отношений. Государство Гуптов.

Предпосылки феодализма в Индии появились еще в древности. Период вызревания феодальных отношений относится примерно к I—V вв. н. э. В VI—VII вв. феодальные отношения стали господствующими.

На огромном индийском субконтиненте в первые века нашей эры проживало, по приблизительным подсчетам, около 50 млн. человек. Население Индии состояло из многочисленных племен и народов, находившихся на разном уровне социально-экономического развития. У некоторых из этих племен еще сохранялся первобытнообщинный строй, другие находились на стадии зарождения классового общества. В то же время в долинах Ганга, Инда, ряда других рек и в приморских районах Декана жили народы, у которых уже в древности возникли классовые отношения и развилась государственность. Центрами порой могущественных, хотя и относительно недолговечных государственных образований неизменно оказывались районы, наиболее благоприятные для земледелия. Географическая и этническая разобщенность индийских народов, особенно севера страны, где проживали народности, говорящие преимущественно на индоарийских языках, и юга, где преобладали дравидские народы, приводила к тому, что Южная и Северная Индия, как правило, входили в разные политические объединения. Но в то же время на протяжении всего средневекового периода существовало и понятие единства всей Индии, основой которого служило единое культурное наследие древности, базирующееся прежде всего на индуизме и санскрите. Санскрит был для средневековой Индии всеиндийским средством общения, как латынь для Европы. Значительный вклад в единую индийскую культуру внесли и дравидские народы Южной Индии.

В Северной Индии районом, вокруг которого складывались крупные государственные образования, неоднократно становилась Магадха (современный южный Бихар). В источниках сохранились свидетельства о плодородии магадхских земель и несколько избыточном количестве осадков, что позволяло выращивать такую урожайную и влаголюбивую культуру, как рис. Кроме того, здесь были богатые залежи полезных ископаемых, в частности, металлов. В начале IV в. Магадха стала центром крупного политического объединения — империи Гуптов. В период своего наивысшего расцвета империя включала значительную часть Северной Индии от современной западной Бенгалии до Пенджаба и земли на юге до реки Нарбадда. Известны походы Гуптов в Декан, хотя прочной власти в этом районе им установить не удалось. В Декане и Южной Индии в первые века нашей эры также проходили активные процессы классообразования, создавались крупные государства. Укреплялись связи юга с севером. Южные государства (Чера, Пандья, Чола и др.) имели непосредственные сношения с Римом, основавшим на юге Индии свои торговые фактории.

В IV—VI вв. был достигнут значительный прогресс в земледелии. Расчищались новые земельные участки, осушались болота. Государство поощряло освоение необработанных земель, лесных массивов. Широкое распространение получили железные земледельческие орудия, в частности плуг с железным лемехом. Развивалась ирригация: проводились отводные оросительные каналы на малых реках, появилось так называемое «персидское колесо» (водоподъемная машина, приводимая в действие быками), строились водоемы, колодцы для орошения. В Индии было распространено как суходольное, так и орошаемое земледелие. Орошение осуществлялось, как правило, за счет мелких ирригационных сооружений. В крупных оросительных системах, сооружение которых требовало бы мобилизации сил в масштабах всей страны, как в Египте, Месопотамии, Китае, здесь надобности не было. Строительство небольших оросительных сооружений было под силу отдельным сельским общинам.

Государства Индии распоряжались всеми землями подвластных им территорий, облагая проживающее на них население налогами в свою пользу. Отдельные земельные участки жаловались государствами частным лицам. В первые века нашей эры число таких пожалований увеличилось. Право новых владельцев на эти пожалования объявлялось вечным, «пока светит солнце и луна». Дарственные записывались на специальных медных пластинах. Так начало складываться частное землевладение. В эпоху Гуптов появились грамоты, регистрирующие покупку и продажу земли, что свидетельствовало о дальнейшем развитии процесса сосредоточения земли в частных руках, хотя государство и продолжало еще держать основной земельный фонд под своим контролем.

В первые века нашей эры стала распространяться практика «дарения деревень». Земля при этом не переходила в другие руки. Она оставалась в распоряжении тех же крестьян, но налоги с подаренных деревень шли теперь не государству, а тем лицам, которые получали «дарения». Свободые общинники постепенно попадали в частную зависимость. Итак, если вначале в частные руки жаловалась только земля, то в IV—VI вв. стало обычным, что вместе с землей передавались и люди, обрабатывавшие ее.

Происходили изменения и в общине. Отдельные ее члены, особенно принадлежавшие к управленческой верхушке, собирали в своих руках значительные земельные владения. Ведая раскладкой податей в деревне, для себя лично они добивались от государей освобождения от налогов и иммунитетных привилегий.

Изменялось положение рабов. Были введены ограничения для обращения в рабство свободного населения страны, практиковался выкуп рабов. Получило распространение наделение рабов землей для ведения ими собственного хозяйства. Источники сообщают об имуществе, принадлежащем рабам, о семьях рабов, что свидетельствовало о перерождении самого института рабства. Встречаются и рекомендации правителей о целесообразности передачи земли, которая находилась в личном распоряжении государя и оставалась необработанной из-за недостатка рабов, тем, кто соглашался обрабатывать ее на условиях уплаты доли урожая.

Все эти факты свидетельствуют о распространении в стране феодального уклада, который к VI—VII вв. стал господствующим.

Нашествие эфталитов. Государство Харши. Внешние вторжения VII—XI вв. Империя Гуптов, просуществовавшая около двух столетий, в VI в. распалась. Окончательный удар ей был нанесен нашествием эфталитов (белых гуннов). Союз эфталит-ских племен, возникший в V в. в Центральной Азии, нанес серьезные поражения Кушанским владетелям, Сасанидскому Ирану и обрушился на Северо-Западную Индию.

Первое нашествие в середине V в. Гупты отразили, но в начале VI в. эфталитам удалось завоевать не только Западную Индию, но и значительную часть Джамно-Гангской долины. Завоевание сопровождалось большими разрушениями и кровопролитием. Союз эфталитских племен был непрочным и не смог надолго сохранить господство над индийскими областями, но последствия этого завоевания были весьма важными.

В Северной Индии появилось множество соперничавших княжеств. Наибольшую силу в первой половине VII в. приобрело государство, которое возглавлял Харша (точнее, Харшавардхана). За шесть лет войны, когда, по словам хрониста, «со слонов не снимали сбрую, а с воинов шлем», он сумел овладеть фактически всей Северной Индией. Империя Харши просуществовала около 30 лет (616—647). После смерти Харши государство распалось, и в течение нескольких столетий территория Индии представляла собой конгломерат эфемерных политических объединений, которые непрерывно враждовали, заключали союзы и вновь нападали друг на друга.

Эфталиты и пришедшие одновременно с ними племена гуджа-ров слились с местным населением Северо-Западной и Западной Индии, образовав новую общность племен, так называемых рад-жпутов, которые создали свои княжества.

В Декане и Южной Индии также существовало несколько государств, иногда довольно крупных (государства Западных Ча-лукьев, Паллавов, Чолов и др.), которые возвышались, подчиняли себе значительные территории, но ни одно из них не было достаточно сильным, чтобы объединить весь юг страны.

Во второй половине VII- начале VIII в. в Северо-Западную Индию неоднократно вторгались войска Арабского халифата. Результатом этого явилось создание самостоятельного мусульманского государства в низовьях Инда (области Синд), которое, однако, в истории Индии последующих веков особой роли не играло.

Начиная с XI в. на индийскую территорию стали совершать набеги тюркские завоеватели-мусульмане. К этому времени обстановка на северо-западных границах Индии изменилась. Было создано государство Газневидов, подчинившее себе современный Афганистан, Пенджаб, Синд, часть Ирана и Средней Азии. Махмуд Газневид (998—1030) начал завоевательные походы в Северную Индию под лозунгом «священной войны» мусульман с неверными. Эту же политику продолжали преемники Газневидов Гу-риды.

Особенности социальной структуры индийского феодального общества в период раннего средневековья. Кастовый строй. Главной особенностью социальной организации индийского общества в период средневековья был кастовый строй. Еще в древности сложилось деление общества на четыре варны (сословия, — брахманы (жрецы), кшатрии (воины), вайшьи (земле-дельцш-общинники) и шудры (эта варна возникла позже других и включала в себя различные категории зависимого населения, вплоть до рабов). Уже в гуптский период и даже раньше наблюдались значительные изменения в сословном делении. Если раньше положение человека в обществе определялось его происхождением, то теперь все большее значение приобретало имущественное положение. Многие брахманские и кшатрийские роды разорялись. Среди вайшьев шел процесс расслоения. Положение варны шудров несколько улучшилось.

Традиционное сословное (варновое) деление общества теряло свое прежнее значение. Каждая варна стала делиться на множество каст (по-индийски «джати»). Происхождение многих из них связано с процессом разделения труда и специализацией. Другие же касты были по существу племенами, включенными в кастовую систему и обязанными выполнять определенные социальные функции. Касты существовали как отдельный от варн институт. Однако последние служили как бы ступенями классификации каст по социальному уровню. В раннее средневековье эта классификация не была столь жесткой, как в более позднее время. В ряде случаев касты меняли свои традиционные профессии и даже социальный статус.

В процессе формирования феодальных отношений изменялся социальный характер старых варн. Среди брахманов теперь появились землевладельцы, чиновники, военачальники. В состав кшатриев включались раджпуты, которые были не только воинами, но и землевладельцами. Сами раджпуты по традиции считали зазорным прикасаться к плугу и обработку земли поручали зависимым от них крестьянам (джатам).

На юге страны военно-земледельческие касты формировались из шудр. Вайшьями становились купцы и богатые ремесленники.

Начиная с гуптского периода развивались особые касты, стоящие вне варновой системы, — неприкасаемые, которые занимали самое низкое социальное положение и выполняли грязную, иногда считавшуюся позорной работу (мусорщики, уборщики на кладбищах, мясники и т. п.). К ним были отнесены и некоторые отсталые племена.

На определенном уровне экономического развития профессиональные касты играли положительную роль, так как, будучи наследственными организациями, помогали накоплению производственного опыта. Они являлись по сути дела своеобразной формой общественного разделения труда. Однако в дальнейшем касты превратились в тормоз общественного развития, поскольку их чрезмерно суровая регламентация и разобщенность групп производителей сковывали инициативу и мешали каким-либо дальнейшим усовершенствованиям производства. Касты изолировали отдельные группы людей друг от друга. Население городов и даже небольших деревень принадлежало к различным обособленным группам, привязанным уже своим происхождением к определенному роду занятий. Совершенно исключался переход из одной касты в другую, равно как и браки между представителями разных каст.

Кастовая система в целом соответствовала классовому делению общества. Она сглаживала социальные конфликты, утверждая взаимную необходимость каст друг для друга и неизбежность, «святость» неравенства. Все это способствовало замедлению социально-экономического развития Индии.

Община. Другой особенностью социальной структуры индийского общества являлось длительное сохранение замкнутых крестьянских общин, которые были унаследованы от древности, но в дальнейшем развивались под воздействием феодальных отношений. В раннее средневековье общины играли значительную политическую роль. На севере Индии они включали по нескольку деревень, а на юге отдельные общины иногда объединяли целые области. Общины вели ирригационные работы, организовывали необходимую взаимопомощь и оборону деревень. Постановления общин нередко высекались на каменных плитах, вмурованных в стены храмов.

Феодал в дела общины не вмешивался, он выступал лишь как получатель феодальной ренты с территории, занятой общиной.

Община базировалась на индивидуальном крестьянском хозяйстве. Общинник владел своим участком земли, передавал его по наследству, мог продавать и покупать землю, хотя община и сохраняла право контроля за отчуждением земли. Земля была обложена поземельным налогом в пользу государства. В деревне, кроме полноправных общинников, были также неполноправные земледельцы, которых, однако, в раннее средневековье было немного. Начиная с XI—XII вв. из общей массы деревенского населения начали выделяться сельские ремесленники, которые обслуживали общину и получали от нее содержание.

Большую роль в общине играли общинный совет и деревенский староста. Отдельные представители этой категории сельского населения фактически превратились в феодалов. Правящая династия одного из государств того времени, происходившая из сельской верхушки, сделала свой общинный титул — раштракуты названием династии.

Сельская община выполняла определенные организационные функции и использовалась государственной властью в качестве административной фискальной единицы.

Формы феодальной собственности на землю и феодальная рента. Природно-географические условия земледелия и преимущественное распространение децентрализованной системы орошения явилось причиной относительно раннего развития индивидуальных прав на землю. Земля как объект хозяйства находилась в собственности общины и отдельных общинников.

В то же время на землю как территорию с подвластным населением имели право собственности правители государства, собиравшие налоги с населения, и отдельные феодалы, которые получали от правителей государства право собирать в свою пользу государственные налоги с определенной территории. В этих случаях государственный налог выступал в виде ренты-налога.

В раннее средневековье государственная собственность на землю преобладала над частнофеодальной. В дальнейшем в результате дарений и пожалований, а также присвоения земли общинной верхушкой образовалась крупная феодальная собственность на землю. Значительные земельные угодья сосредоточились у индусских храмов и монастырей. Хотя в дарственных грамотах говорилось, что земли брахманам, храмам и другим феодальным владетелям передавались на «вечные времена», фактически эти дарения часто перераспределялись, конфисковывались, особенно при сменах династий и завоеваниях.

Землевладелец, как правило, не вел своего домениального хозяйства, и отработочная рента была поэтому мало распространена. Она встречалась лишь на строительстве оросительных сооружений, дорог, крепостей. Преобладала продуктовая рента. Норма ее была очень высока. В Индии, как и в других тропических странах, существовала возможность за счет незначительного личного потребления производителя свести необходимый продукт до минимума. Это лишало крестьянина возможности расширенного воспроизводства, а у феодалов не вызывало стимула к вложению средств в земледелие.

Торговля, ремесло, город. Особенностью Индии в раннее средневековье было также сравнительно высокое развитие городов и I торговли. Прибрежные районы Индии издавна вели морскую торговлю со странами Ближнего Востока (а через них с Европой) и с Юго-Восточной Азией.

Постоянные торговые пути, связывавшие отдельные части Индийского полуострова, существовали уже в древности. Наиболее удобной торговой артерией в Северной Индии был Ганг и его притоки. Из долины Ганга караванные пути вели к портам западного побережья и в Южную Индию. Значительное развитие имело каботажное и речное судоходство. Объектами караванной внутренней, межобластной торговли были металлические изделия, соль, лошади, предметы роскоши. Окрестные деревни снабжали города продуктами питания. Широко были распространены деревенские рынки и ярмарки.

В первые века новой эры велась оживленная торговля Индии со странами Средиземноморья. Особым спросом на Западе пользовались индийские пряности, благовония, редкие породы дерева, ткани, а также диковинные птицы и звери. Торговля велась как морскими, так и сухопутными караванными путями.

В VII в. большую роль в западной торговле Индии начали играть арабские купцы и мореходы.

Широкое развитие внешней торговли Индии способствовало развитию в земледелии товарного производства (пряности, красители, хлопок и т. д.). Уже тогда наметилась товарная специализация Малабарского побережья — одного из главных районов производства перца и других пряностей. Значительных успехов достигло ремесленное производство. Особенно славились ткачество, обработка железа, ювелирное производство.

В раннее средневековье города Южной Индии, особенно портовые, пользовались широкой автономией. Городское самоуправление находилось в руках городских собраний, в которые входили главы наиболее влиятельных и богатых каст, обычно купеческих, реже ремесленных. Это собрание следило за порядком в городе, разрешало тяжбы и даже собирало в свою пользу рыночные пошлины и налоги с ремесленников. Существовали в городах и мощные купеческие корпорации, контролировавшие целые торговые регионы. Такой, например, была купеческая организация с центром в нынешней Керале. Район ее действия охватывал не только Индию, но и индийские торговые фактории в Египте, Аравии и Юго-Восточной Азии. Купеческие гильдии и городские общины возникли на ранней ступени феодализма. Постепенно с развитием феодальных отношений город терял свою автономию. Пошлины стали собирать государственные чиновники, купеческие корпорации потеряли политическое значение. Правители стали жаловать города отдельным феодалам.

Религия и культура Индии в раннее средневековье. В первые века нашей эры в Индии наблюдается упадок буддизма. На юге Индии в VIII в., а на севере к XII в. буддизм сменился индуизмом.

Индуизм не представляет собой единой религии. Это совокупность религиозных, мифологических, философских, правовых и этических представлений, связанных с культами трех основных индийских богов — Брахмы, Вишну и Шивы. В индуизме существовало множество сект и направлений, различающихся как выбором бога, которому поклонялись верующие, так и религиозными обрядами и обычаями. Но все эти направления мирно уживались между собой, так как их объединяли некоторые общие представления: дхарма, карма и ахимса.

Дхарма (долг) означала неукоснительное соблюдение кастовых обязанностей и правил поведения, свойственных данной касте. Индуизм учит, что деление на касты является божественным установлением. Принадлежность человека к той или иной касте определяется его поведением в предшествующем рождении. По учению индуизма, душа не умирает, а после смерти переходит в какое-то другое существо. Какое это будет существо, зависит от кармы (дел, поступков, т.е. всего того, что человек совершил при жизни доброго и дурного). Если человек вел добродетельную жизнь, в следующем рождении его кастовый статус повысится, если порочную, то он может родиться неприкасаемым или какой-либо мерзкой тварью. Поэтому, проповедует индуизм, все в мире справедливо. Если даже хороший человек терпит всякие беды, то это ему наказание за дурное поведение в прошлом рождении. Ахимса — это непричинение вреда живому существу. Согласно этому догмату, нельзя причинять вреда живым существам, поскольку в них могут быть души умерших людей. С этим связано и поклонение некоторым животным, в первую очередь корове, почитаемой всеми индусами.

Итак, индуизм оправдывает кастовую систему и существующий социальный строй в целом, проповедует покорность, исключает стремление к насильственному изменению своего положения.

Победа феодализма в Индии знаменовалась в идеологической сфере укреплением позиций индуизма. Особенностью индийского феодализма на ранней стадии развития была его неразрывная связь с кастовой системой. Буддизм, не признававший деления людей на касты, к XI—XII вв. был вытеснен индуизмом.

В VI в. в Южной Индии начало распространяться учение бхакти, выдвигавшее на первый план всеобъемлющую любовь к богу, в сравнении с которой теряют значение обрядность, аскетизм, брахманская ортодоксия. В антибрахманских проповедях бхакти отражались настроения социального протеста.

С религиозными взглядами и представлениями была связана и философская мысль средневековой Индии. В V-Х вв. оформились классические брахманские системы философии — ньяса, вайше-шика, санкхья, йога, миманса, веданта. Этим ортодоксальным школам противостояли буддийские и материалистические школы. Появились первые обзоры философских систем. Развивалась логика.

Особых успехов достигли математика, астрономия и медицина. Средневековая Индия дала целую плеяду знаменитых математиков, открытия которых предвосхитили многие научные достижения нового времени. Так, Арьбхата вычислил значение л, равное 3,1416. Индийские математики знали теорему, называемую у нас теоремой Пифагора, предложили решение целой серии уравнений, оперировали понятиями синус и косинус. Применение тригонометрических функций и введение системы десятичного счета оказали влияние на все последующее развитие математической мысли. Высокого уровня достигла астрономическая наука. Были усовершенствованы методы вычисления положения планет, периода вращения звезд, измерения времени. Арьбхата высказал смелую по тем временам мысль о видимом вращении небесной сферы, являющемся результатом действительного вращения Земли.

Значительные знания были накоплены в области медицины. При лечении болезней большое значение придавалось водным процедурам, применению трав, диете. Источники свидетельствуют о таких сложных операциях, как трепанация черепа, удаление катаракты, камнесечение, наложение внутренних швов и др. В медицинских трактатах большое внимание уделялось описанию болезней и систематизации их симптомов.

В раннее средневековье параллельно с литературой на санскрите зародилась литература на новоиндийских языках. В период Гуптов жил и работал известный поэт и драматург, классик санскритской литературы Калидаса (конец IV — первая половина V в.). В основе всех его произведений — человек, его переживания, заботы, радости и печали. С конца XVIII в. переводы произведений Калидасы появились в Европе. В России перевод драмы Калидасы «Узнанная по кольцу Шакунтала» был сделан Н. М. Карамзиным.

В средние века санскритская литература продолжала развиваться, но она приобретала нарочито изысканный, придворный характер. Развивалась литература на местных языках, прежде всего поэзия. С санскрита на эти языки стали переводиться классические произведения эпического жанра.

В VIII—IX вв. получила распространение поэзия бхакти, воспевающая мистическое соединение человека с богом под видом любви юноши и девушки. Гимны проповедников бхакти отличались большой лиричностью и распевались как народные песни.

Значительного расцвета достигли архитектура и скульптура. В VI—VIII вв. строились пещерные храмы и храмы, высеченные из монолита (в Эллоре, Элефанте, Аджанте и др.), которые славились своими барельефами, скульптурой, росписью. С IX в. началось строительство культовых сооружений из тесаных камней. Внутренние помещения этих храмов были низкими и темными. Доступ туда был разрешен лишь служителям культа. Наибольший интерес представляет внешнее убранство. Во дворе храма и в нишах стен устанавливались скульптуры, изображающие бога, которому был посвящен храм, или сцены из эпоса. Таких скульптурных фигур было так много, что сам храм воспринимался лишь как постамент для них. В дальнейшем, однако, наблюдается упадок монументальной скульптуры, исчезли ее живость и разнообразие.

В IX—XII вв. в Тамиланде развивалось искусство мелкого бронзового литья. Одна из статуэток-танцующий Шива (Шива Натараджа) — получила известность во всей Индии.

Развивалось также искусство классического танца и пения, центрами которого были храмы. Классический театр Калидасы постепенно приходил в упадок и к IX в. почти исчез. Однако народный театр, представления мистериального типа и храмовый театр продолжали развиваться.

 

ГЛАВА 8

КИТАЙ В III-X вв.

Становление и развитие феодальных отношений в Китае в III-VI вв. В политической истории Китая начало средневековья знаменовалось крушением (в 220 г.) империи Хань, крупнейшего государства древнего мира, просуществовавшего более 400 лет. Империя Хань пала в результате мощного народного движения конца II — начала III в. Борьба крестьян, рабов, выступления отдельных некитайских племен и народов были ярким выражением глубокого социального кризиса Ханьской державы. Правительственные войска и центральная власть не смогли справиться с восстанием. Им на помощь пришли дружины так называемых «сильных домов», крупнейших собственников земли и рабов. После подавления крестьянской войны, в результате которой Ханьская династия была свергнута, между «сильными домами» началась борьба за власть. Эти события нанесли решительный удар устоям рабовладельческого общества: распалась сложная бюрократическая централизованная система государственной власти, стоявшей на страже прежнего способа производства. В новых условиях быстро развивались элементы феодального строя.

Феодальный уклад возник в Китае в первые века нашей эры. Хотя сфера применения рабского труда была довольно широка, в том числе и в сельском хозяйстве (у крупных землевладельцев сотни, а то и тысячи рабов трудились на полях), основными производителями материальных благ и налогоплательщиками государства оставались свободные общинники, владевшие небольшими земельными наделами. Феодальный уклад формировался в связи с экономическим и политическим усилением крупных частных земельных собственников и появлением частнозависимого мелкого крестьянского хозяйства. Зависимое крестьянство возникло в результате имущественной дифференциации в патронимической китайской общине. Крупные землевладельцы — главы патронимии — подчиняли себе малоимущих сородичей, добиваясь того, чтобы зависимые от них крестьяне не значились в государственных подворных списках. Общинники, попавшие в зависимость к богатым землевладельцам, переставали платить налоги государству и отбывать воинскую повинность. Долгое время труд зависимых крестьян использовался наряду с трудом рабов, которых все чаще стали отпускать на волю и сажать на землю. Огромные владения «сильных домов» превращались в самодовлеющие хозяйственные единицы, что явилось экономической причиной распада единого централизованного государства.

Уровень материальной и духовной культуры Китая в раннее средневековье был весьма высок. Успешно развивалось сельское хозяйство, которое во многих районах страны велось на основе искусственного орошения. Существовала сложная и разветвленная система ирригации, использовались удобрения, высока была культура обработки почвы. В Китае умели производить высокосортное железо. Китайский народ изобрел шелкоткачество, бумагу (в начале нашей эры). Значительны были успехи и в других видах ремесленного производства, особенно славились изделия из белой керамики, лака, бамбука, предметы роскоши. Высокого уровня достигли естественные науки, литература, искусство.

Однако в период междоусобиц III в., после падения Ханьской империи, наметился явный хозяйственный и культурный упадок. Страна обезлюдела, поля лежали невозделанными, нарушилась сложная ирригационная система, требовавшая постоянного внимания и труда. Источники сообщают о частых наводнениях и других стихийных бедствиях, голоде. Даже по тогдашним официальным данным, явно неполным, население страны сократилось с 56,5 млн. человек в 157 г. до 17 млн. в 280 г. В этих условиях затянувшиеся внутренние усобицы грозили подорвать экономику и вызвать вспышку новых социальных движений. Появилась потребность в воссоздании государственного единства.

Империя Цзинь. Введение государственной надельной системы. В ходе борьбы «сильных домов» выдвинулся род Сыма, основавший новую императорскую династию Цзинь (265—420), под руководством которой Китай вновь был объединен.

В III в. наблюдалась борьба двух тенденций в развитии феодальных отношений в Китае. С одной стороны, росло могущество «сильных домов», которые захватили огромные пространства пустовавшей земли. Соперничая между собой, «сильные дома» похищали земледельцев, устраивали охоту за людьми. Солдатам своих военных подразделений и домашней страже они предоставляли маленькие участки земли. Бездомных, разоренных и пришлых превращали в землепашцев. Эти люди попадали в личную зависимость от «сильных домов», а казна не получала от них никаких доходов.

С другой стороны, укреплялась государственная собственность на землю, что диктовалось необходимостью организовать в крупном масштабе общественные работы по ирригационному и дорожному строительству. В 280 г. был издан специальный указ цзинь-ского императора Сыма Яня, по которому все земли провозглашались принадлежащими государству в лице его верховного главы — императора, а население (и крестьяне, и феодалы) — держателями государственных наделов.

В III в. в стране было много заброшенных и пустующих земель. Это облегчало задачу создания общегосударственной собственности. По указу Сыма Яня полноправному крестьянину в возрасте от 16 до 60 лет предоставлялся участок земли в 120 му (му равен 6,6 а). С 70 му этого участка крестьянин собирал урожай в свою пользу, а с 50 му, которые он также обязан был обрабатывать своими орудиями труда, урожай шел государству. Кроме этого, крестьянин должен был вносить государству подати (обычно пряжей и тканью) и 20 дней в году отрабатывать на казенных работах. Эти заранее фиксированные повинности создавали стимул роста производительности крестьянского труда и способствовали заселению заброшенных земель и расширению посевных площадей.

Реформа была проведена в жизнь в крайне незначительных масштабах, но все же она способствовала тому, что к концу III в. количество государственных налогоплательщиков возросло вдвое.

Государственная надельная система стала определяющим фактором аграрного строя Китая в период всего раннего средневековья. Однако она никогда не господствовала безраздельно по всей стране. Так, одновременно с введением надельной системы было признано право «сильных домов» захватывать незанятые казенные земли и пустующие крестьянские участки, а также иметь лично зависимых людей. Тогда же цзиньское правительство начало раздавать чиновникам наделы земли с посаженными на них крестьянами как вознаграждение за службу. Чиновничество, получая условные владения типа бенефиция, включалось в феодальную систему землепользования.

Введение государственной собственности на землю вызвало сопротивление «сильных домов». В стране начались смуты.

Нашествие кочевников. Внутренние неурядицы ослабили охрану государственных границ империи и облегчили соседям-кочевникам вторжение в страну. Северные и северо-западные пограничные районы страны населяли различные некитайские этнические группы, переживавшие период разложения первобытнообщинного строя и начало становления классового общества. Первыми вторглись в Китай гунны, затем муюн, цян, жужане, тоба и тибетские племена. На протяжении IV—VI вв. Северный Китай был ареной непрерывных войн. Завоеватели создавали многочисленные государственные образования, которые быстро распадались под ударами новых завоевателей.

В этот период многие жители Северного Китая, древнейшего очага китайской культуры, где находились экономически наиболее развитые и густонаселенные районы страны, бежали на юг. Общее число северян, переместившихся на территории к югу от Янцзы, превысило 900 тыс., или /& всего населения севера. В некоторых провинциях юга на одного местного жителя приходился один переселенец. Это была одна из самых грандиозных миграций в истории феодального Китая. Переселенцы севера принесли с собой более совершенную земледельческую и ремесленную культуру, что ускорило хозяйственное освоение Южного Китая. Шли активные процессы этнического слияния. Местное население, так называемые горные юэ, смешалось с китайцами. В результате ассимиляции местных племен изменились и пришельцы, восприняв от коренного населения некоторые элементы физического облика и языка. На юг бежало значительное число представителей старой знати, «сильных домов», члены императорской семьи. Фонд государственных земель здесь был незначителен. В IV — VI вв. характер аграрного строя Южного Китая существенно изменился. Большинство крестьян находилось в личной зависимости от частных собственников земли. Использовался также труд рабов, хотя их роль и здесь была невелика.

На севере в это время тоже шли активные этнические и социальные процессы. Завоеватели перенимали и осваивали местные формы хозяйства, традиции материальной и духовной культуры Китая. К концу V в. основная масса завоевателей перешла от кочевого образа жизни к оседлости. Их государственный аппарат копировал китайскую администрацию времен Цзинь. Постепенно сложился политический союз иноземных пришельцев и китайских феодалов севера.

Восстановление надельной системы. В конце V в. на севере Китая в государстве Северное Вэй указами 477—485 гг. снова была введена государственная надельная система, причем в более совершенной форме, что свидетельствовало об укреплении феодальных производственных отношений. Теперь земледелец-крестьянин в возрасте от 15 до 70 лет получал надел, состоящий из пахотного, садово-огородного и приусадебного участков. Пахотную землю крестьянин не мог продать, сдать в аренду или на каких-либо условиях передать другому лицу. Земля садово-огородного и приусадебного участков считалась собственностью семьи. Ее можно было продавать и покупать, но под контролем администрации и в пределах определенной нормы. В китайских летописях эта надельная система называлась «системой равных полей» (цзюнь тянь фа). Площадь надела определялась обычно в 120 му. Надел считался достаточным для организации крестьянского хозяйства, которое обеспечило бы крестьянину прожиточный минимум и выполнение государственных налоговых повинностей. Однако полного равенства наделов в действительности не существовало. Владельцы рабов, рабочего скота и многосемейные могли получать дополнительные пахотные участки (на неженатого члена семьи добавлялась 1/4, на раба —1/8, на вола —1/ю часть надела). Такой порядок отвечал интересам феодализиру-ющейся знати и мог обеспечить ей довольно крупные владения. Зависимые, полурабы и рабы составляли значительную прослойку сельского населения. Они считались «подлым людом» в противовес свободному крестьянству — «доброму люду». Им не полагалось надела, но их хозяева получали дополнительные участки земли.

В отличие от аграрного проекта Сыма Яня основной формой ренты в конце V в. стала не барщина, а рента продуктами. Вводилась триада повинностей: зерновой налог, налог на продукцию домашней промышленности (главным образом ткань и пряжа) и, что существовало и раньше, отработки определенного числа дней в году на казенных работах. Надельная система законодательно закрепляла тяглых крестьян за казенной землей, которую им запрещалось покидать. В деревне вводилась новая система управления: пять дворов были объединены в низовую общинную организацию, пять пятидворок — в среднюю общину — ле. Пять ле, т. е. 125 дворов, составляли небольшую деревенскую общину. В основе объединений лежал принцип круговой поруки. Сельские общины управлялись старостами, семьи которых освобождались от повинностей и налогов. Эта система обеспечивала прикрепление крестьян к тяглу и стабильное поступление налога в казну, позволяла привлекать громадные массы населения для выполнения государственных работ, должна была сдерживать антифеодальную борьбу крестьянства.

Надельная система исключала существование частнофеодального землевладения. Владения феодалов также считались наделами. Неограниченными были лишь владения императора, членов его дома и высшей аристократии. Гражданские и военные чиновники имели должностные наделы, которые возвращались в казну при перемене чиновником должности или места службы. Как уже отмечалось, наличие рабов и рабочего скота давало возможность увеличивать и количество земли. В связи с этим в V в. наблюдается расширение рабовладельческого уклада. Рабовладение оставалось для феодалов важным экономическим резервом, обеспечивающим дополнительные источники земли, укрепляло их политическое влияние.

Во второй половине VI в. экономические и политические различия между севером и югом значительно смягчились. Северные кочевники ассимилировались в массе местного населения. Введение надельной системы способствовало подъему сельского хозяйства. Начался обратный отток населения из южных районов, где усиливались междоусобные войны и гнет феодалов.

Границам Китая угрожала новая опасность — союз тюркских племен — тюркский каганат, сложившийся в Центральной Азии в середине VI в. В этих условиях после трехвековой разобщенности сравнительно быстро было восстановлено государственное единство Китая. Объединение страны было осуществлено военным путем. Полководец Ян Цзянь был провозглашен императором, а основанная им династия получила название Суй.

Всекитайское ран нефеодальное государство Суй (581—618). Политическое объединение разрозненных государств и прекращение междоусобиц способствовали дальнейшему экономическому и культурному подъему страны. Расширилась площадь посевов, выросла численность населения. Оживилась торговля, начали заново отстраиваться разрушенные города (во время внутренних войн и нашествий кочевников в IV—V вв. почти все города Китая были разграблены или сожжены). В период правления династий Суй, в конце V- начале VII в., было предпринято грандиозное строительство так называемого Великого канала, соединившего бассейны крупных рек Хуанхэ и Янцзы. Частично он был построен на базе древних ирригационных сооружений, но четыре канала были прорыты заново, а течение нескольких рек было обращено вспять. Общая протяженность сооружения достигла 1 тыс. км. Обслуживало канал и его шлюзы 80 тыс. человек. Это строительство позволило расширить площадь орошаемых земель, облегчить перевозки зерна и других грузов, переброску войск и военного снаряжения.

Усилению централизованного государства содействовала и надельная система, которая с конца VI в. получила почти повсеместное распространение. Строго осуществлялся учет населения, в результате чего уже при Ян Цзяне было выявлено более 1,5 млн. крестьян, не внесенных ранее в податные списки. Наметилась тенденция уменьшения размера наделов и увеличения податей, а особенно трудовой повинности. Известно, что на строительство столицы империи Лояна было согнано 2 млн. человек, на строительство Великого канала, восстановление и строительство новых участков Великой китайской стены — по 1 млн. человек.

Центральная власть сумела покончить с сепаратизмом местных сил. Именно при Суйях сложилась та система государственного управления, которая в основных чертах сохранялась на протяжении всего средневековья. Император располагал неограниченной властью и правил страной с помощью бюрократического аппарата. Он считался «сыном неба», т.е. проводником воли высших небесных сил. При нем был совет из виднейших сановников и три палаты. Затем шли шесть ведомств (чинов, финансов, ритуалов, военное, судебных дел и наказаний, общественных работ). Далее следовали управления. Была осуществлена реформа административного деления страны, что позволило усилить централизацию империи.

Империя Суй существовала в сложной международной обстановке. На северо-западе грозной опасностью был тюркский каганат. Ни войска, ни Великая китайская стена не могли обеспечить надежную защиту от кочевников. Кроме того, Китай и тюрки соперничали из-за господства над Великим шелковым путем, который соединял Китай со странами Ближнего и Среднего Востока. Верная своей традиционной политике «руками варваров подавлять варваров», китайская дипломатия способствовала распаду каганата на две соперничающие между собой части, что дало империи некоторую передышку. Суйской державе удалось также с помощью тюрок разгромить другую сильную державу Центральной Азии — Тогон. Китай вел в это время длительную войну на юге с вьетнамцами. Но самой тяжелой для страны оказалась война с Когурё (одним из трех государств, существовавших в тот период на Корейском полуострове). Против Когурё было предпринято несколько походов, окончившихся бесславно.

Крестьянская война и падение династии Суй. Война с Когурё послужила толчком к взрыву массового недовольства в стране. Весь северо-восток Китая был охвачен восстанием. Особое возмущение населения вызывали государственная барщина, которая при Суйях намного превышала предусмотренные законом сроки, и повышение налогов. В районе Хэбэй — Шаньдун повстанцы пытались даже создать самостоятельное государство, провозгласив своего вождя (бывшего сельского старосту) Доу Цзяндэ государем. Имели место крестьянские выступления и в других районах. Крестьянское восстание подорвало могущество феодально-аристократических домов на севере Китая. В ходе его было освобождено значительное число рабов и лично зависимых крестьян. Династия Суй пала. Однако стремление к единству страны оставалось сильным. Этим воспользовался знатный шансийский феодал Ли Юань, который в 618 г. объявил себя императором, основав династию Тан, которая правила Китаем почти 300 лет (618—907).

Всекитайская империя Тан. Завершение процесса феодализации. Чтобы успокоить крестьянство, Таны отменили податную задолженность за прошлые годы и ограничили сроки государственной барщины. Заметно сократилось число рабов, которым стали предоставлять самостоятельные наделы и тем самым переводить их в разряд податных крестьян. Правда, эти мероприятия касались лишь государственных рабов. Наряду с этим, Таны применяли и репрессивные меры для подавления крестьянских восстаний.

В первой половине VII в., при императорах Ли Юане и Ли Шимине, была окончательно оформлена административная структура империи, которая начала создаваться еще при Суйях. Страна была разделена на провинции, области и «уезды». Низший административной единицей считалась сельская община с ее ядром — пятидворкой. На местах существовал огромный чиновничий аппарат, подчиненный центральным властям. В стране действовал строжайший принцип централизации управления. Начала формироваться наемная армия. Был составлен свод законов.

Аграрная политика Танов была направлена на укрепление государственной земельной собственности. Основой аграрного строя продолжала оставаться надельная система. Внедрение ее повсеместно на огромной территории означало завершение процесса утверждения феодализма в Китае.

В самой надельной системе происходили значительные изменения. Уменьшился средний надел крестьянина, сокращен был возраст, считавшийся трудоспособным, из числа тяглых были исключены женщины. Разрешалась и даже поощрялась уплата зернового и промыслового налога деньгами, что свидетельствовало об определенном росте товарно-денежных отношений. От трудовой повинности также разрешалось откупаться определенным количеством тканей или пряжи. Это свидетельствовало о падении роли отработочной ренты.

Значительно сократилось применение рабского труда. Рабы почти не использовались в земледелии. Главной сферой их использования стало домашнее хозяйство и услужение. Хозяину перестали давать на рабов дополнительные наделы земли.

Оживилась городская жизнь. Торговцы и ремесленники стали создавать своеобразные организации — ханы (цехи-гильдии), которые объединяли мастерские и лавки одного торгово-ремесленного профиля. Основателями ханов, как правило, были купцы, ремесленники играли подчиненную роль. Ханы имели внутреннее самоуправление, но в городском управлении участия не принимали. Городское ремесло рассчитано было преимущественно на обслуживание императорского двора, армии, знати. Оно было регламентировано и находилось под контролем феодального государственного аппарата. Торговые связи развивались слабо.

Важным мероприятием Танов было упорядочение денежной системы. По всей стране распространялись круглые медные монеты с отверстием посередине, чтобы их можно было нанизывать на шелковую нить. Были ликвидированы местные монетные дворы.

Во внешней политике страны главное внимание уделялось обеспечению контроля за Великим шелковым путем. Главными соперниками Китая были здесь тюркские государства. Танская империя одержала ряд побед, в результате которых современный Западный Китай был включен в состав империи. В 751 г. произошло столкновение китайских войск с армией Арабского халифата. Китайцы были разбиты, и это приостановило их дальнейшее продвижение на запад.

Продолжались попытки завоеваний в Корее и Юго-Восточной Азии, были установлены связи с Японией, развивались отношения с Тибетом, начались официальные контакты с Индией. Китай посещали посольства от арабских халифов и византийских императоров.

Усиление внешних контактов Китая в VII—VIII вв. имело большое значение для страны не только в военно-политическом отношении, но и в плане развития торговли и культурных контактов. Танская империя стала одним из наиболее мощных государств средневекового мира.

Социальная иерархия. В феодальном Китае сложилась строгая иерархическая система. Особенностью, отличающей ее от европейской феодальной иерархии, было то, что все считались подданными одного господина — императора. Никто не мог обратиться к вышестоящему лицу иначе, чем последовательно, через все ступени этой лестницы. В иерархическую систему были включены все социальные группы населения; Каждая иерархическая ступень имела свои правила поведения, этикета, свой тип одежды и т. д. Дробление на ступени было очень мелким.

В Китае существовала наследственная аристократия. Однако даже среди знати не было равенства. Она делилась на девять рангов — титулов. Каждый титул обеспечивался земельным наделом определенного размера.

Очень многочисленной социальной группой являлось чиновничество, которое называют своеобразным личным дворянством феодального Китая. Чиновники не могли передать по наследству свой социальный статус, должность или должностное землевладение. Для занятия должности и включения в эту социальную группу требовался определенный образовательный ценз. Только тот, кто сдал государственный экзамен, мог стать кандидатом на должность в государственном аппарате. Положение чиновника менялось только после сдачи экзамена, соответствующего более высокой должности. Система экзаменов возникла в Китае еще во II в. до н. э., но в окончательном виде она оформилась в танский период. Экзамены были трех ступеней. Процедурой руководил начальник местной администрации. На высшую ступень экзамены сдавались при императорском дворе. Наряду с общеобразовательной подготовкой проверялась и благонадежность. Могло быть и движение назад. Поэтому в среде чиновников царила неуверенность в будущем, и это было гарантией полной покорности начальству. Формально система экзаменов делала чиновничество «открытым классом», но на самом деле и здесь существовала преемственность, так как чиновнику было легче, чем представителям других категорий населения, подготовить своих детей и провести через экзаменационные трудности.

Занятие земледелием в Китае считалось почетным. В VII в. большинство крестьян были податными, т.е. принадлежали к так называемому «доброму люду» (лянминь). Формально каждый податной мог сдать экзамен и стать чиновником, а значит, и продвинуться выше по иерархической лестнице. Но на деле такие случаи были редки.

Для крестьянина, как и для чиновника, существовала строгая регламентация в одежде, манере поведения и даже хозяйственных делах. Например, особыми государственными рескриптами ему предписывалось, какие культуры он должен выращивать на своем наделе. Податной был приписан к наделу и не мог покинуть места приписки. В разряд податных зачислялись и главы родов, старосты, богатей, которые, по сути дела, были непривилегированными помещиками. В их руках скапливалось значительное количество земли, на них работали лично зависимые, «пришлые», рабы. Старосты были обязаны следить за возделыванием полей, уплатой налогов, выполнением трудовой повинности, обеспечением круговой поруки. По всем своим делам крестьянин мог обратиться только к старосте, прямое обращение к государственному чиновнику возбранялось. Ремесленники и купцы тоже облагались податями и повинностями, для них существовала регламентация жизни и деятельности.

Вне иерархической системы находились слуги, рабы, лично зависимые держатели земель у частных лиц, т.е. те, кто не платил налогов и считался бесправным. У них не было возможности рассчитывать на продвижение вверх.

Борьба феодалов за перераспределение земельной собственности. Утвердившаяся в раннее средневековье надельная система давала определенные гарантии обеспеченности мелкому индивидуальному производству, которое для того времени было наиболее прогрессивной формой хозяйства. В земледелии и ремесле широко применялись железные орудия. Уже к этому времени получил распространение земледельческий инвентарь — плуг с железным лемехом и отвалом, мотыги, сапки и т. п., который в основных чертах сохранялся на протяжении всего средневековья. Совершенствовалась обширная ирригационная система. Расширилась площадь пахотных земель. Стали применяться водонапорные машины, что позволило ввести поливное земледелие на возвышенностях. Получило дальнейшее распространение знаменитое грядковое полеводство, широко практиковалось черезбороздное засевание двух культур (например, проса и бобов), что позволяло получать два урожая в год. Распространялись новые культуры — чай, сахарный тростник, культивировался дубовый шелкопряд и т. д.

Дальнейшее развитие процесса разделения труда способствовало все большей концентрации ремесла в городе. Широкое распространение получило казенное ремесло, которое тормозило и подчиняло частное, хотя и не могло остановить его развитие.

Города в Китае находились в зависимости от феодального государства. Они не имели самоуправления. Государственная власть жестко регламентировала все стороны их жизни. В городах производились не столько предметы первой необходимости, сколько предметы роскоши и товары, предназначенные на экспорт.

В связи с развитием торговли увеличивалась роль денег, в том числе и доля денег в доходах феодалов. В конце Х — начале XI в. были введены в обращение так называемые «летающие деньги» — бумажные векселя, которые обменивались на металлическую монету. Это были первые предшественники бумажных денег.

Система государственного контроля и строгая социальная иерархия препятствовали росту крупного землевладения. Однако в самом аграрном законодательстве крылись возможности подрыва государственной надельной системы. В отдельных случаях крестьянский надел мог быть продан (в случае переезда, при недостаточности средств на обряд похорон и т. п.). Вновь освоенные земли считались собственностью тех, кто поднимал целину. Феодалы, стремившиеся, минуя государство, эксплуатировать крестьян, прибирали к рукам все эти земли. Чтобы захватить надельные земли, они прибегали к различным ухищрениям, а то и к прямому насилию — присваивали землю крестьян, а их самих брали под «покровительство», спасая от многолетних долгов по налогам. В иных случаях феодалы строили дамбы и отводили воду от крестьянских наделов, в результате чего крестьяне были вынуждены или оставлять землю, или становиться лично зависимыми.

Императоры вопреки установленным правилам жаловали земли своим родственникам и высшей знати на правах частной собственности. Подобные же пожалования делались буддийским монастырям.

Феодалы усиливали свои позиции, а слой надельных крестьян сокращался. Это приводило к уменьшению налоговых поступлений в казну. Императорские указы, запрещавшие «занимать поля без ограничений», «скрывать податных», успеха не имели. Сама надельная система к середине VIII в. стала пустым звуком. В стране начала развиваться система феодальных поместий.

Феодалы, захватив значительное количество государственной земли и создав крупные поместья, всеми силами стремились избавиться от опеки бюрократического аппарата. В это же время центральные власти вынуждены были ввести должности окружных военных наместников, что было связано с участившимися набегами кочевых племен. Среди крупных феодалов и особенно военных наместников усиливались сепаратистские настроения. В 50-60-е гг. VIII в. по стране прокатилась волна военно-феодальных мятежей.

Феодальные смуты ослабили Китайскую империю, в результате чего был потерян ряд принадлежавших ей ранее территорий. После битвы с арабами в 751 г. Китай лишился контроля над Великим шелковым путем. Была потеряна Корея. На северо-востоке, в Южной Маньчжурии, обосновались кидане, которые угрожали земледельческим районам Китая. На юго-западе (в Юньнани) было образовано государство Наньчжо, которое вместе с тибетскими племенами в VIII в. начало совершать набеги на китайскую территорию.

В этих условиях государство вынуждено было провести реформу налогообложения. Это было необходимо, так как доходы казны катастрофически упали. Из 53 млн. населения в Китае в 755 г. натуральные и трудовые повинности в пользу казны несли немногим более 8 млн. человек. Реформа, подготовленная рядом частных постановлений предшествовавшего двадцатилетия, была проведена по предложению первого министра Танского правительства Ян Яня в 780 г. Было введено повсеместное взимание налога два раза в год — с летнего и осеннего урожая. Закон допускал замену натурального налога денежным. Налогообложению подлежали все, кто имел земли, в том числе владельцы имений, чиновники и т. д., а также ремесленники и купцы. В результате расширился круг налогоплательщиков и усилилось налогообложение бывших надельных крестьян. Государство не производило больше ежегодных переделов полей, была узаконена свободная купля-продажа земли. Итак, реформа Ян Яня официально признала существование частно-феодальной земельной собственности и предоставила новые возможности для ее концентрации в руках отдельных лиц.

Крестьянская война 874—901 гг. Ломка аграрных отноше ний раннего средневековья происходила крайне болезненно для с крестьянства. Миллионы бывших держателей наделов лишались своей земли, не выдерживая новых тягот налогообложения. Именно они явились участниками антифеодальных разрозненных ^выступлений, которые в 874 г. вылились в крестьянскую войну. Шервоначальный очаг восстания находился в провинциях Хэнань, Хэбай и Шаньдун. Восставшие выдвинули вождей, из которых наиболее популярным стал Хуан Чао. К 876 г. армия восставших (насчитывала более 100 тыс. человек, а район действия охватывал |пять провинций междуречья Хуанхэ и Янцзы. Восставшие совершили грандиозный поход на юг Китая, взяли Гуанчжоу (Кантон), а затем вернулись на север. Они сумели захватить обе столицы империи — Чаньань и — Лоян (880—881). Император бежал Сычуань. В 880 г. Хуан Чао провозгласил себя императором. Никакой четкой программы у восставших не было. Повстанцы раздавали бедным людям сокровища и продовольствие из запасов фео—1далов. Самих феодалов и чиновников выше 4-го ранга убивали. дальнейшем в лагере восставших началось феодальное перерождение части повстанческой верхушки. В результате были потеряны доверие и поддержка населения, ослабла дисциплина. Совершив длительный поход и уничтожив на своем пути угнетателей, повстанцы не сохранили связей с населением этих территорий. Они не сумели также создать крестьянскую правительственную власть, способную защитить их завоевания и организовать взаимодействие разных районов страны.

В этих условиях господствующий класс, сознавая смертельную опасность, сумел сплотить свои силы. Для борьбы с повстанцами были привлечены конные отряды кочевников-степняков. Однако восстание продолжалось еще целое десятилетие. Лишь в 901 г. были окончательно рассеяны последние крестьянские отряды.

Крестьянская война потерпела поражение, но она сыграла значительную роль в истории Китая. Могущество феодалов было подорвано, государственный аппарат дезорганизован, династия Тан пала.

Феодальные смуты первой половины Х в. В течение длительного времени (907—960) в стране не удавалось восстановить общегосударственную власть. Шли войны между различными претендентами на трон, возникали и распадались мелкие государства. По китайской традиции, этот период носит название времени «пяти династий и десяти царств».

Кровопролитные междоусобные войны сопровождались большими разрушениями, особенно в Северном Китае. Были разграблены многие города. Оставленная без присмотра ирригационная система разрушалась. Вода затопляла поля, разрушала целые деревни. Активизировались соседи-кочевники, особенно кидани, жившие у северо-восточных окраин Китая и в 916 г. создавшие там свою империю-Ляо обрядность (кидани, или китаи, — от названия этого племени происходит русское наименование страны, которое было воспринято от монголов, — Китай). Правители киданей часто вмешивались в борьбу между китайскими феодалами. Их войско захватило значительные территории Китая к северу от Хуанхэ. В этих условиях в стране началось широкое движение за освобождение захваченных киданями земель и объединение Китая в единое государство. В 960 г. армия, воевавшая против киданей, провозгласила своего командующего Чжао Куаниня императором. С этого времени начался более чем трехсотлетний период правления династии Сун (960—1279). Сунам не удалось восстановить китайское государство в прежних границах. Часть территорий осталась за киданями, северо-западные области были заняты тангутами.

Религии и культура Китая в раннее средневековье. Переход к феодализму знаменовался в Китае распространением буддизма. Именно буддизм явился здесь орудием оформления и укрепления феодального строя. С VI в. он стал государственной религией. Была создана мощная церковная организация. Государственная власть видела в могущественной буддийской церкви помощницу в борьбе за общегосударственную централизацию. Раннее средневековье в Китае было временем наибольшего распространения буддизма, оказавшего влияние на развитие китайской философии, литературы и искусства. Буддизм способствовал знакомству Китая с культурой Индии, Юго-Восточной и Средней Азии. В Китае буддизм впитал местную религию и культ предков, включил в свой пантеон святых древнейших китайских мудрецов и героев.

Буддизм имел своих приверженцев главным образом в правящем классе. В народе же по-прежнему был распространен даосизм. Как учение, восходящее ко времени первобытнообщинного строя, даосизм сохранял лозунги равенства и осуждения богатства, что привлекало народные массы. С VII в. начала создаваться даосская церковная организация. К этому времени даосское вероучение было значительно пересмотрено в угоду классу феодалов, религия получила официальное признание. Однако отдельные даосские секты продолжали оставаться объединениями трудящихся, не удовлетворенных действительностью и выступающих против своих угнетателей. Даосизм нередко выступал также как идеологическая форма оппозиционных движений тех группировок господствующего класса, которые по той или иной причине оказывались отстраненными от власти.

Между даосизмом и буддизмом шла борьба за влияние на китайское общество. Однако обе эти религии не смогли вытеснить конфуцианство, продолжавшее сохраняться как основа образования, морали, государственного устройства, законодательства. Именно в духе конфуцианства была разработана система обязательных государственных экзаменов, которые сдавали чиновники для получения государственной должности.

Сосуществование нескольких религий — характерная черта раннефеодального Китая. Конфуцианство, являвшееся в древности господствующей официальной идеологией, постепенно трансформировалось благодаря включению в него ряда элементов даосизма и буддизма. Наметилась тенденция к философскому синкретизму, приведшему в XI—XII вв. к так называемому неоконфуцианству, ставшему мощной идеологической, культурной и политической силой в период развитого феодализма.

Социальные и политические потрясения первых веков средневековья вызвали некоторый упадок китайской культуры, хотя и не нарушили общей линии и преемственности ее развития. В III — VIII вв. в китайской культуре сильнее стало сказываться влияние культуры малых народов, населявших окраины страны, и соседних стран, что явилось благотворным для развития философской мысли, литературы и искусства.

Высокого развития достигла китайская поэзия. Одним из первых блестящих поэтов раннего средневековья был Тао Цянь (365—427), автор знаменитой социальной утопии «Персиковый источник». С VIII в. начался «золотой век» китайской поэзии. Антология поэзии танского периода насчитывает свыше 50 тыс. произведений. В это время творили такие замечательные поэты, как Ван Вэй (699—761), Ли Бо (699—762), Ду Фу (712—770). Являясь проникновенными лириками, они затрагивали и глубокие общественные мотивы, их волновали судьбы родины, раздираемой междоусобицами, страдания простого народа.

С VII в. зарождается жанр новеллы, описывающей быт и нравы горожан. В городских новеллах явно прослеживалось влияние индийских традиций.

Большое развитие получило историописание, причем занятие это было монополизировано государством. Назначались особые чиновники-историки, существовали историографические канцелярии, собирающие сведения о текущих событиях. В 710 г. Лю Чжицзи составил труд «Проникновение в историю», где критически проанализировал предшествующие исторические труды.

Паломничества к святым местам буддистов способствовали накоплению значительных географических знаний. Особенно интересны сведения, собранные Фа Сянем в 399—415 гг., Сюань Цзяном (606—661). Описания их путешествий являются одним из лучших источников для изучения народов Индии, Юго-Восточной и Средней Азии того времени.

С конца VI в. при императорском дворе возобновилось собирание книг. В VII в. дворцовая библиотека насчитывала около 90 тыс. свитков. Сохранялась традиция собирания частных книжных коллекций.

В распространении научных знаний немалую роль сыграло книгопечатание с резных досок — ксилография, применяемая с VII в. В XI в. был изобретен, хотя и не получил широкого распространения, наборный шрифт.

Развивались математика, астрономия, естествознание. Появились труды по различным отраслям медицины. Китайская медицина славилась знаниями целебных свойств растений. Инженерные и математические знания использовались для строительства городов, крепостных стен, сложных ирригационных сооружений. В Х в. в Китае стал применяться компас. В IX в. был изобретен порох.

В искусстве и архитектуре тесно переплеталось влияние буддизма и местных китайских традиций. Были построены многоэтажные каменные пагоды в Хэнани (VI в.), Шэньси (VII в.) и др. Расписывались монастырские пещеры, например, «Пещера тысячи будд» (близ Дуньхуана) имела фрески общей длиной свыше 25 км. Создавались скульптурные изображения будд. Большим достижением техники был знаменитый 37-метровый арочный мост в Шаньдуне (начало VII в.).

Широкое распространение получила живопись по шелку и бумаге. Изображались главным образом пейзажи, а также цветы и птицы.

Самостоятельной отраслью искусства стала иероглифическая каллиграфия. Знаменитого каллиграфа IV в. Ван Сичжи называли «богом каллиграфии».

Развивались такие отрасли прикладного искусства, как изготовление изделий из фарфора, лака, кости, металлов, художественных тканей и вышивки.

Большое распространение получил театр пантомимы.

 

ГЛАВА 9

ЯПОНИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Образование японского раннефеодального государства. В древности основными обитателями островов Японского архипелага были племена кумасо и эбису. Затем в течение нескольких веков до новой эры на Японские острова переселялись племена маньч-журо-тунгусского происхождения с северо-востока, а также другие племена из Индонезии, Кореи, с побережья Индокитая и островов Тихого океана. Религией большинства населения был синтоизм, основанный на почитании культа предков и сил природы, причем каждый род имел свое божество.

В IIIVII вв. шел процесс разложения первобытнообщинных отношений и формирования раннеклассового общества. В результате роста имущественного неравенства родовая община уступала место соседской. Наряду со свободными крестьянами-общинниками появились полусвободные члены общины (бэ, или бэмин) и рабы. Это были главным образом ремесленники, которые либо сами переселились из Кореи и Китая, либо были захвачены во время грабительских набегов японцев на Корею. Рабами становились и взятые в плен во время междоусобиц потомки местных аборигенов из племен эбису и кумасо. Однако рабов по сравнению с бэ было значительно меньше. Труд бэ и рабов в земледелии и ремесленном производстве использовали вожди и выделившаяся племенная знать, которые затем стали эксплуатировать и попавших к ним в кабалу соплеменников.

Ожесточенная борьба за господство велась между отдельными племенами и родами. Появились роды — победители. Впоследствии образовались союзы племен. Глава самого сильного рода, а затем и племенного союза получал титул сумэраги (царь, император) и сосредоточивал в своих руках огромную власть, являясь одновременно вождем, верховным военачальником, главным судьей и жрецом племенного религиозного культа.

Уже в IIIVI вв. на Японских островах были значительно развиты сельское хозяйство (особенно культура риса) и ремесла (ткацкое, гончарное, кузнечное и др.), расширялись торговые связи, в том числе и с другими странами — Китаем и Кореей. В V в. была построена первая гавань — Нанива (нынешняя Осака).

Родо-племенная аристократия была заинтересована в сильной централизованной власти, необходимой для подавления сопротивления эксплуатируемого населения — рабов, бэмин и рядовых членов племени. Прежняя религия японцев — синтоизм, способствовавшая консервации родового строя и родовой разобщенности, уже не отвечала интересам господствующей верхушки, которую больше удовлетворяло учение буддизма о непротивлении злу, отказе от борьбы против насилия и уравнении подданных перед лицом единого монарха.

Среди родов, претендовавших на руководящую роль, усилилась борьба. В конце VI в. род Сога, известный своей приверженностью буддийской религии, одержал победу над другими крупными родами. Бэмин, в основном исповедовавшие буддизм и стремившиеся получить равное положение с рядовыми членами рода, поддерживали Сога, так как старейшины этого рода обещали уравнять бэмин в правах со свободными общинниками. В начале VI в. принц Сётоку-тайси (572—621) из рода Сога издал иерархическую «Табель 12 рангов» и «Закон из 17 статей», основанный на буддийских и конфуцианских догмах о государстве и неограниченной власти монарха.

«Переворот Тайка». К середине VII в. род Сога утратил свое главенствующее положение. В результате заговора в 645 г. большая часть рода была физически уничтожена. Престол занял представитель рода Сумераги — Кару, который стал править под именем Котоку. Период его царствования известен под именем Тайка («Великая реформа»), а переворот, приведший его к власти, называют «переворотом Тайка».

Начался новый период в истории Японии. В стране шел процесс складывания раннефеодального государства при сохранении рабовладельческого уклада. Были проведены реформы, многие из которых были заимствованы из Китая. Во главе государства теперь стоял император — «сын неба», при котором был создан верховный государственный совет, возглавляемый канцлером. Страна была разделена на управляемые губернаторами провинции, состоявшие из уездов.

Земля была объявлена государственной собственностью и раздавалась в наделы крестьянам и другим лицам. Один раз в шесть лет земля подлежала перераспределению. Крестьяне (рё-мин — «добрый народ») получали от государства наделы и прикреплялись к земле, хотя формально считались свободными. За пользование землей они были обязаны платить государству поземельный налог натурой и изделиями ремесла, а также нести трудовую и военную повинности. Часть земли раздавалась в привилегированные наделы (от 0,7 до 300 га): должностные, ранговые, пожалованные за заслуги. Их получатели были представителями знатных домов или чиновниками, которые, кроме того, пользовались «кормовыми пожалованиями» — известным количеством крестьянских дворов, обязанных давать им оброки и отбывать трудовые повинности. Одним из средств увеличения земельных владений было приобретение рабов, на которых полагалась */з обычного надела. Феодалы и деревенские богатей расширяли свои владения и за счет освоения пустошей, целины; эти земли впоследствии становились их частной собственностью.

Крупные земельные владения вместе с прикрепленными к ним крестьянами нередко передавались императорским домом буддийским монастырям и синтоистским храмам. Эти владения не облагались налогом в пользу казны.

Эксплуатация крестьян настолько усилилась, что уже в конце VIII в., по данным японских хроник, крестьяне оставались после уплаты налога без семян и брали для посевов зерно из государственных фондов под высокий процент. Чтобы выплатить долги, они закладывали свои наделы деревенской верхушке, отдавали жен и детей в домашнее рабство.

Рост феодальной эксплуатации явился причиной почти непрекращавшихся крестьянских волнений и восстаний. Крестьяне совершали нападения на центры провинций и даже на столицу, громили правительственные учреждения, захватывали имущество феодалов и крупных чиновников. Власти в ряде случаев были вынуждены идти на уступки, снижать зафиксированные в долговых записках задолженности крестьян.

Внутриполитическая обстановка в стране обострялась междоусобной борьбой феодалов за земли и власть, а также сепаратистскими феодальными выступлениями. Наибольшим влиянием пользовался род Фудзивара, его представители в IX—XI вв. занимали все важнейшие посты в центральном правительственном аппарате, в том числе посты регентов и канцлеров. Практически императорский дом был отстранен от власти.

Разложение надельной системы. Развитие феодальных отношений привело к разложению государственной собственности на землю и распаду надельной системы. Были прекращены периодические переделы, и земля постепенно переходила в собственность знати, которая стремилась увеличить свои владения и за счет земель, не подлежавших по существующим законам налогообложению. Такими землями, в частности, были освоенные пустоши — «новые поля» — и многие угодья, розданные знати в собственность за заслуги и службу.

В это же время значительно выросло храмовое землевладение. Все шире практиковалась купля-продажа земли. Весьма важным обстоятельством, способствовавшим прекращению переделов полей, являлось повсеместное развитие культуры риса (в свое время завезенной из Кореи). Для его посевов была необходима тщательная обработка земли, а также специальное орошение, что требовало значительных материальных затрат.

Все это привело к развитию частного феодального землевладения, феодальных поместий (сёэн), с которых не взимались налоги в пользу казны. Разорявшиеся от непосильных налогов и произвола чиновников фиска крестьяне нередко переходили на земли феодалов и становились феодально зависимыми.

В результате роста крупного феодального землевладения усилилась междоусобная борьба. В провинциях не прекращались сепаратистские движения. Центральная власть утрачивала контроль на местах. Владельцы крупных поместий, захватывавшие «новые поля» и земли надельных крестьян, отказывались вы-J поднять государственные повинности.

Образование самурайства. Имея крупные земельные владения, феодалы стремились защитить их от посягательств извне. По этой причине, а также вследствие все учащавшихся крестьянских выступлений они увеличивали свои военные дружины. Впоследствии из дружинников образовался слой мелкопоместного дворянства — самураев, которые за военную службу получали от своих сеньоров земельные участки на правах ленов или специальное жалованье рисом.

Основанный на принципах буддизма и конфуцианства этико-моральный кодекс самураев — бусидо — строго регламентировал все стороны жизни самурая, воспитанного в духе полного подчинения младшего старшему. Главным и почетным занятием признавалась военная служба самурая. Нарушение «бусидо» строго каралось. Самурай, опозоривший себя каким-либо недостойным поступком, должен был покончить с собой, сделав себе «харакири» (букв. «вспарывание живота»).

Именно самураи во второй половине XII в. сыграли большую роль в борьбе за власть феодальных династий, которая завершилась победой дома Миномото.

Особенности азиатского феодализма

Выше (гл. 5) уже указывалось на существенные особенности развития феодализма в отдельных регионах и на отдельных материках. К. Маркс противопоставлял два типа феодальной земельной собственности — частно-владельческий (вотчинно-сень-ориальный) и государственный. Первый был характерен преимущественно для Европы, второй — для Азии. Разными были и темпы формирования и развития феодальных отношений. В Европе феодальный строй сложился позднее и разложился раньше, чем в Азии.

В более развитых странах Азии феодализм начал формироваться в первые столетия новой эры. Длительное время он сосуществовал с патриархальными и рабовладельческими отношениями. Своеобразной чертой истории стран материковой Азии являются постоянные контакты и столкновения оседлых и кочевых народов. Обмен между кочевниками-скотоводами и оседлыми народами оказывал положительное влияние на развитие азиатских обществ, однако кочевое хозяйство ограничивало в ряде районов возможность развития земледелия и таило в себе опасность опустошения значительных земледельческих районов. Частые вторжения кочевников приводили к значительным этническим изменениям: возникали новые этнические общности и исчезали старые. В то же время вливание значительных групп кочевников в оседлые общества нередко приводило к консервации отсталых патриархально-феодальных отношений, а в отдельных случаях вызывало застой и движение вспять.

Значительно большую роль, чем в Европе, в Азии играла территориальная община с ее способом пользования землей и ведения хозяйства. Длительное сохранение общины и использование ее государством в своих фискально-административных целях — явление повсеместно характерное для азиатских обществ. Однако классическую и наиболее устойчивую форму община получила в Индии, где она органически соединяла занятие земледелием и ремеслом.

Государство в странах Азии играло значительно большую роль, чем в Европе, в организации хозяйственной жизни и в социальных отношениях. Этому способствовали необходимость для многих стран Азии организации постоянных работ по сооружению и поддержанию системы орошения, а также ведение оборонительных войн против кочевников, часто вторгавшихся извне.

Государственная власть, являясь верховным собственником земли, раздавала членам господствующего класса земельные владения разной юридической квалификации, что определяло отношения господствующей верхушки с проживающим в их пределах населением. Размеры ренты-налога обычно устанавливались государством. Борьба феодалов с государственной властью за присвоение ренты-налога проходит через всю эпоху феодализма. Степень реализации государством его верховных прав на землю зависела от соотношения политических сил в стране и решающим образом влияла на положение государственной власти.

Для раннего средневековья в странах Азии характерны большая, чем на Западе, централизация государственной власти, наличие сложного бюрократического аппарата управления и деспотической монархии.

Города на средневековом Востоке находились, как правило, под государственной юрисдикцией. Самоуправлением они не обладали и обычно являлись резиденциями крупных феодалов, не занимавшихся организацией хозяйства, а живших за счет ренты-налога. Их ремесленное производство ориентировалось на удовлетворение запросов двора и феодальной знати.

Уже в период раннего средневековья в странах Азии была широко развита внешняя оптовая и транзитная торговля. Купцы и торговые компании обычно поддерживали связи с определенными группами феодалов и правителями стран. Подобный характер торговли хотя и способствовал росту товарно-денежных отношений и обогащению верхушки купечества, не затрагивал натурального характера хозяйства крестьян и не способствовал созданию широкого рынка для городского ремесла.

Переход к развитому феодализму в некоторых странах Азии начался раньше, чем в Европе (в Китае, например, он совершился уже в Х в.), и сопровождался ломкой раннесредневековых отношений (например, надельной системы в Китае). Но сложившиеся вновь феодальные институты не нарушили своеобразий азиатского феодализма. Они сохранялись до конца феодальной эпохи.

ЧАСТЬ II

ЕВРОПА И АЗИЯ В ЭПОХУ РАЗВИТОГО ФЕОДАЛИЗМА

ГЛАВА 10

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЫ В XI—XV вв. ФЕОДАЛЬНЫЙ ГОРОД

В раннее средневековье в странах, входивших до этого в состав Римской империи, сохранились уцелевшие от варварских вторжений города. Но многие из них потеряли свое былое значение торгово-ремесленных центров и служили только резиденциями епископов, королей и светской знати. Лишь в Византии, Италии и арабской Испании города продолжали играть роль центров торговли, в частности со странами Востока, а в отдельных случаях и центров ремесла.

Отделение ремесла от сельского хозяйства. В Х-XI вв. произошли существенные сдвиги в развитии производительных сил стран Западной Европы, прежде всего в сельском хозяйстве: осваивались необработанные земли, улучшилась обработка земли, распространялось трехполье, расширялась площадь культивированных земель, увеличились посевы технических культур — льна, конопли, вайды; все это привело к повышению урожайности, увеличению сельскохозяйственной продукции. Большую роль стало играть овцеводство, улучшались породы скота. Появились новые отрасли сельского хозяйства: виноградарство, выращивание масличных культур; развивалось виноделие и маслоделие. У крестьянина стали скапливаться излишки сельскохозяйственных продуктов, которые он мог обменять на изделия ремесла, вместо того чтобы изготавливать эти изделия самому.

Возрастала производительность ремесленного труда, совершенствовалась его техника и технология. Особеннно заметный прогресс наблюдался в металлургии, обработке металлов, кузнечном и оружейном деле, выделке тканей, особенно шерстяных. Постепенно по всей Европе стали носить шерстяную одежду, которая вытесняла меховую и льняную. Сукноделие выделялось в особую самостоятельную отрасль.

Главными очагами сукноделия были Северная Италия и Фландрия. Постепенно сукноделие и железоделательное ремесло обособились от сельского хозяйства и стали основным занятием ремесленников этих специальностей. Позднее отделились от сельского хозяйства обработка кожи, гончарное и строительное дело.

Ремесленное производство, таким образом, выделилось в особую форму трудовой деятельности, изделия стали производить для торгового обмена. Ремесленник превратился в мелкого товаропроизводителя, обладающего высокой квалификацией. Отделение ремесла от сельского хозяйства создало предпосылки для возникновения средневекового города.

Возникновение средневекового города. «С разделением производства на две крупные основные отрасли, земледелие и ремесло, — писал Ф. Энгельс, — возникает производство непосредственно для обмена, — товарное производство, а вместе с ним и торговля...»'. Но в деревне рынок сбыта ремесленных изделий был узким, возможность для развития товарного производства была ограниченной, поэтому сельские ремесленники покидали поместья и уходили в такие места, где можно было найти лучшие возможности для сбыта своей продукции и приобретения необходимого для работы сырья. Деревенские ремесленники составили первоначальное население средневековых городов, где ремесло получило свое самостоятельное развитие.

Новые города появлялись в различных местах (о чем свидетельствуют их названия): около замков и крепостей, где стены могли служить защитой (Аугсбург, Страсбург, Бранденбург), вокруг монастырей, где собиралось большое количество народа — богомольцы, паломники (Сент Олбанс, Сен Жермен, Сант Яго), около мостов (Брюгге-искаженное слово «брюкке» (мост), Кембридж), около переправ через реки (Оксфорд — «бычий брод»). Постепенно города приобретали большое экономическое значение, становясь центрами ремесла и торговли. Городские ремесленники снабжали своими изделиями крестьян, приезжавших на городской рынок, и покупали у них сельскохозяйственные продукты и сырье. Деревня втягивалась в торговый оборот, тем самым усиливалось развитие товарно-денежных отношений. Рост городов был тесно связан с притоком в них крестьянского населения, которое бежало из поместий, спасаясь от феодальной эксплуатации. Города росли крайне неравномерно в разных странах Западной Европы. Раньше всего города поднялись в Италии (Венеция, Генуя, Флоренция, Неаполь) и несколько позже на юге Франции (Марсель, Арль, Тулуза). Факторами, способствовавшими раннему подъему городов и их быстрому росту в этих двух регионах, были торговые связи Италии и Южной Франции с Византией и Востоком, а также преемственность городского развития со времен античности. С Х в. начали возникать города на территории Англии, Германии и Нидерландец; особенно быстро росли города во Фландрии (Брюгге, Гент, Лилль, Аррас). В XII—XIII вв. появились города на севере: в Скандинавских странах, Ирландии.

Критика буржуазных теорий происхождения средневековых городов. Буржуазные историки выдвинули ряд теорий происхождения средневековых городов. Так, «романистическая» теория (Тьер-ри, Гизо, Фюстель де Куланж, Савиньи) утверждала, что средневековые города в Западной Европе были продолжением развития городов поздней Римской империи. Это утверждение строилось на том, что некоторые города выросли на территории староримских городских поселений и что средневековое муниципальное устройство имело прямую преемственность от римского. Эта теория неправильна уже потому, что в Англии и Северной Германии средневековые города возникли там, где никогда не было римских городов.

Многие буржуазные историки Англии и Германии видели коренную причину возникновения средневековых городов в правовых явлениях феодальной вотчины или сельской общины, оставляя в стороне социально-экономические предпосылки. Некоторые немецкие историки (Эйхгорн, Нич) полагали, что город возник из феодальной вотчины, а городские учреждения — из вотчинного права, не замечая того факта, что до отделения ремесла от сельского хозяйства вотчинное право не вызвало к жизни особое городское право. То же самое можно сказать о сторонниках «марковой» теории (Маурер, фон-Белов), которые выводили город и городское право из свободной сельской общины-марки и ее обычаев. Другие немецкие и английские историки (Кейтген, Мет-ланд) выдвинули «бурговую» теорию, согласно которой город вырос из крепости-бурга, хотя крепость становилась городом только с превращением возникшего у его стен поселения в центр ремесла и торговли. Не менее ошибочной является «рыночная» теория (Зом, Шредер), которая выводила городское право из рыночного права, регулировавшего торговые сделки. Известно, что было немало торговых местечек и ярмарок, где существовало рыночное право, но они так и не стали городами. Разновидность этой теории, также ошибочной, — «торговая теория» бельгийского историка Пиренна, который выводит возникновение города из поселений купцов, занимающихся посреднической торговлей. Немецкий историк Ритчель пытался объединить «рыночную» и «бурговую» теории, утверждая, что город возник из поселения купцов вокруг крепости. «Торговая теория» Пиренна и Ритчеля не объясняет, почему большинство вотчин, замков, сельских общин и рыночных местечек не превратилось в города. Она зачеркивает ремесленную основу возникающих в середине века городов. В наши дни эта теория подвергается критике (Бутрюш, Луццато), но в то же время буржуазные историки не дают достаточного научного объяснения происхождения средневекового города.

Все буржуазные теории отличаются стремлением положить в основу происхождения средневекового города формально-юридический принцип. Большинство теорий страдает односторонностью, выдвигая один-единственный путь возникновения городов, не учитывая многообразия конкретных социально-экономических условий.

Население и топография города. Население средневекового города было чрезвычайно разнородным по своему составу. Здесь жили ремесленники самых разнообразных специальностей, которые в ранний период развития средневекового города сами продавали свои изделия, соединяя в одном лице ремесленника и торговца.

В городах было много людей, не занятых в сфере производства, — трактирщики, содержатели постоялых дворов, возчики, матросы торговых судов. В XIII—XIV вв. в больших городах значительную часть населения составляли поденщики, чернорабочие, люди, жившие случайными заработками, нищие. В крупных городах жили и феодалы со своими вассалами и слугами. Значительную прослойку составляло духовенство. С XIII в. в некоторых городах возникли университеты; магистры и студенты тоже вошли в состав городского населения (Париж, Оксфорд, Кембридж). Постепенно в городах появились купцы, сосредоточившие в своих руках внутреннюю и внешнюю торговлю.

По численности населения средневековые города Западной Европы были невелики. В XIV—XV вв. города с населением в 20 тыс. человек считались крупными. Средние города насчитывали 4—6 тыс. населения, но были и небольшие местечки, с населением в 1—2 тыс. человек. Очень немногие города имели население, превышающее 80 тыс. человек (Париж, Милан, Венеция, Флоренция, Севилья).

Жители средневекового города наряду с ремеслом и торговлей продолжали первое время заниматься и сельским хозяйством. Это наблюдалось чаще в мелких городах, но в целом связь средневекового горожанина с сельским хозяйством сохранялась довольно долго. Горожане имели сады, огороды, держали домашний скот; за стенами города находились пастбища и даже наделы пахотной земли. Однако все это имело подсобный характер, что подтверждается чрезвычайно малым размером земельного надела горожанина.

По внешнему виду средневековые города весьма сильно отличались от современных. Город был окружен высокими стенами (каменными или деревянными) с башнями и глубокими рвами, наполненными водой для защиты от нападений; городские ворота запирались на ночь. Стены, окружавшие город, ограничивали его территорию; по мере притока населения из деревень и увеличения числа жителей города эта территория становилась тесной; она не вмещала всех живущих, и ее приходилось расширять, сооружая вокруг первоначальной основной территории (бург, ситэ) новые стены и укрепления; возникали предместья, в которых селились преимущественно ремесленники. По мере дальнейшего развития города и роста населения возникало второе кольцо городских стен и укреплений. Ремесленники вместе с купцами несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение; они должны были знать военное дело и иметь в своем доме необходимое оружие.

Из-за ограниченности городской территории улицы были очень узки. Дома строились в несколько этажей, причем часто верхний этаж нависал над нижним, так что на улице всегда был полумрак, даже в солнечные дни. Архитектура домов была несложной и однообразной; основные материалы — дерево, камень, солома. Исключение составляли дома феодалов и богатых купцов. Резко выделялись два здания на городской площади — кафедральный собор и ратуша. Это был центр города и одновременно рыночная площадь. Улицы населялись ремесленниками одной специальности, о чем говорили названия улиц (кожевников, сапожников, ткачей) и вывески около каждой мастерской (сапог, калач, оружие и т. д.). Окна каждой мастерской обычно выходили на улицу: днем ставни открывались, верхняя превращалась в навес, а нижняя опускалась и становилась прилавком, на котором располагались предназначенные для продажи товары; здесь же совершались торговые сделки; помимо этого, через открытое окно можно было видеть, как изготавливаются изделия. Уличного освещения долгое время не существовало. Тротуаров тоже не было; улицы были немощеными, поэтому летом в жару было очень пыльно, а весной и осенью очень грязно; с трудом можно было пройти и проехать по улице; лужи бывали столь глубокими, что через них нельзя было проехать на лошади. Отбросы пищи, мусор выбрасывали прямо на улицу. Скученность населения, антисанитарное состояние, отсутствие здравоохранения превращала город в рассадник всяких болезней и эпидемий, от которых умирало иногда от 1/3 до 1/2 населения, особенно во время чумы, которую называли черной смертью. Города с их деревянными постройками и крышами, крытыми соломой, часто подвергались опустошительным пожарам, поэтому существовало правило с наступлением темноты гасить огни в домах.

Борьба городов с феодальными сеньорами. Средневековые города возникали на земле королей, а также светских и духовных феодалов. Короли и феодалы были заинтересованы в появлении на их территории городов, так как ремесло и торговля давали им немалые доходы. Большинство городского населения первоначально составляли крестьяне, проживавшие здесь раньше, бежавшие от своих господ или отпущенные на оброк. Городские жители оставались в поземельной, личной или судебной зависимости от сеньора. Они начали борьбу за свое освобождение, добиваясь превращения сеньориального города в вольный, а его жителей — в свободных горожан. Горожане требовали также ограничения поборов: освобождения от пошлин, приобретения рыночного права и др. Позднее города стали бороться за политические привилегии: право на самоуправление и собственную юрисдикцию. Исход борьбы определялся конкретными историческими условиями.

Порой горожанам удавалось откупаться от сеньоров крупными суммами денег. Но это было по силам только очень богатым городам (французским, английским). Город получал за деньги хартию (грамоту), в которой перечислялись все приобретенные вольности и привилегии.

Но во многих случаях городам приходилось добывать свою свободу силой, с помощью вооруженного восстания. Именно так добывали свободу многие северо-восточные города Франции. Их борьба была длительной и упорной и продолжалась с конца XI до XIII в. Многое зависело от позиции королевской власти.

В Северной и Средней Италии, где не было централизованной государственной власти, многие значительные города добились независимости уже в IX—XI вв. Такие города, как Генуя, Венеция, уже в XII в. стали городами-государствами, обладавшими правом объявлять войну, заключать мир, чеканить монету. Позже некоторые имперские и епископские города в Германии (Любек, Бремен, Нюрнберг, Майнц) приобрели те же права. Города Южной Франции по сути дела были такими же коммунами (Тулуза, Монпелье), не зависели от центральной государственной власти и управлялись своими выборными магистратами.

Города Северной Франции тоже вели успешную борьбу за коммунальные вольности, и многие из них стали полуавтономными коммунами с выборными магистратами (Амьен, Бовэ, Реймс, Лан). Горожане освободились от барщины и других сеньориальных повинностей. В таком же положении находились и города Фландрии (Брюгге, Гент, Лилль, Аррас).

Мелкие города Северной Франции (Дрё, Корби и др.) получили в XII в. коммунальные хартии, но не были освобождены от уплаты оброка, барщины и баналитетов. Они не имели своего суда и самоуправления, а подчинялись королевским и сеньориальным чиновникам.

Не было коммун и в Англии, но английские города, особенно крупные и значительные, с помощью выкупа добились в XII- XIII вв. многих вольностей и привилегий. Около 50% английских городов к концу XIII в. имели свое самоуправление, городской со-

| вет, мэра и свой суд. Они распоряжались налогами и финансами и расплачивались непосредственно с казначейством. 18 городов имели право «возвращенного указа», по которому даже шериф не

мог вмешиваться в городские дела.

Настоящими городами-республиками являются коммуны Италии и вольные имперские города в Германии; в других государствах были вольные города с различным уровнем прав в зависимости от конкретно-исторических условий. Большинство городов Западной Европы добилось упразднения крепостной зависимости своих жителей. В городах Италии, Франции, Англии и Германии беглый крестьянин, проживший в городе год и день, становился свободным. Справедлива была средневековая поговорка «Городской воздух делает человека свободным».

Многие мелкие города, не обладавшие силами и денежными средствами для борьбы со своими сеньорами, оставались под управлением служащих сеньора. Это было особенно характерно для городов духовных сеньоров, которые давали ограниченные права и привилегии своим горожанам. Некоторые города не смогли добиться для своих жителей даже статуса свободного горожанина — барщина, оброк, баналитеты и тяжелая личная зависимость (посмертный побор), брачная повинность сохранялись в них до XVI в.

Городское ремесло, цехи. Ремесленники одной специальности обычно объединялись в особую корпорацию — цех. Первые цеховые организации упоминаются в Италии в Х в., во Франции, Англии и Германии — в XI—XII вв. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что возникновение цехов было вызвано потребностями ремесленников в общих рыночных помещениях для продажи товаров и охраны собственности ремесленников, а также установления контроля над производством и продажей ремесленных изделий.

Юридическое оформление цеха происходило после получения от короля или сеньора соответствующей хартии. Наибольшее число цехов возникло во второй половине XII и в XIII в. Цеховая организация преследовала цели обеспечить монопольное положение в производстве и продаже товаров на местном рынке, защитить городское ремесло от конкуренции приходивших в город деревенских ремесленников.

Сначала цехов было немного, но со временем количество их возросло; возникали цехи по узким специальностям — в текстильной промышленности появились цехи прядильщиков, ткачей, красильщиков, сукновалов, чесальщиков шерсти и др. Из цеха кузнецов выделились цехи оружейников, ножовщиков и др. В крупных городах количество цехов доходило до нескольких сотен. В Париже в XIV в. было 350 цехов, в Лондоне —60, в Кельне —50.

Основным лицом в цехе был мастер — мелкий товаропроизводитель, который был собственником мастерской и орудий производства. В качестве помощников у него работали 1—2 подмастерья и один или несколько учеников. Мастер, по выражению К. Маркса, «срастался со своими средствами производства настолько же тесно, как улитка с раковиной»'. Для того чтобы стать мастером, нужно было пройти через ученичество. В XI—XII вв. каждый ученик (после прохождения срока ученичества) мог сдать экзамен и получить звание мастера, а также право вести свое дело.

Внутри мастерской не было разделения труда, но оно существовало между ремесленными специальностями. Для того чтобы выработать шерстяную ткань, изделие должно было пройти около 20 операций, выполнявшихся нередко в разных цехах.

Одной из существенных функций средневекового цеха был контроль за производством изделий и их продажей, т.е. цеховая регламентация в области ремесла и торговли. Цех следил за тем, чтобы мастер выпускал продукцию определенного вида и качества. Например, цех ткачей устанавливал размеры изделия, ширину, узор, расцветку, даже количество нитей в основе. Регламентация имела своей целью не только удовлетворение интересов потребителей, но и устранение конкуренции, среди мастеров. Цеховая регламентация определяла и количество выпускаемой продукции, что диктовалось узостью городского рынка. С этой целью ограничивалось число учеников и подмастерьев у мастера, число станков, запасы сырья, регулировались цены на ремесленные изделия, запрещалась работа в ночное время, в праздничные дни и сокращался рабочий день накануне праздников.

Цеховая организация была тесно связана во всей жизнью городского ремесленника. Цех являлся военной организацией, участвовавшей в охране и защите города. Он одновременно был и религиозной организацией, братством: каждый цех имел своего «святого», день которого он праздновал, свою часовню или церковь и свои праздники. Цех помогал своим членам и их семьям в случае болезни или смерти мастера.

Цехи в первые века своего существования играли прогрессивную роль — они способствовали повышению качества изделий, совершенствованию инструментов, смягчению конкуренции между товаропроизводителями, обеспечивали их существование и защищали от феодалов.

Борьба цехов с патрициатом. Завоеванной в тяжелой борьбе с феодалами свободой воспользовались городские богачи, которых принято называть патрициями (отцами) города. Патрициат представлял собой замкнутую группу наследственной земельной аристократии и некоторого числа богатых купцов и ростовщиков. Из них обычно составлялось городское самоуправление (мэр, совет города, суд, высшие должностные лица, распоряжавшиеся финансами). Патриции использовали в своих интересах суд и налогообложение в ущерб широким массам городских ремесленников.

Цеховая организация распространилась не во всех городах Западной Европы. Наряду с ней существовало и нецеховое «свободное» ремесло.

В XIII в. в ряде стран Западной Европы началась борьба цехов против патрициата, но далеко не везде она привела к победе цехов: в одних городах, где существовало высокоразвитое ремесленное производство, патрициат был вынужден делить свою власть с цеховой верхушкой, в других патрициат сохранил власть в своих руках (ганзейские города Германии, купеческие республики Италии). Но даже там, где побеждали цехи, зажиточная цеховая верхушка объединялась с частью патрициата. Новое управление действовало в интересах богатых горожан. Однако борьба городского бюргерства с патрициатом носила для того времени прогрессивный характер, поскольку она создавала более благоприятные условия для развития ремесла и торговли.

Начало разложения цехового строя в XIV—XV вв. Если в XII- XIII вв. цехи играли положительную роль: охраняли ремесло от внешней конкуренции, способствовали техническому усовершенствованию и являлись школой производственного опыта, то в середине XIV в. значение цехов резко изменилось. Исчезло равенство между цехами; более богатые «старшие цехи» подчиняли себе слабые «младшие цехи». Нередко цехи попадали в зависимость от купца — владельца сырья или скупщика, который сбывал товары цеховых ремесленников на отдаленных рынках.

Изменилось положение учеников и подмастерьев. Следует иметь в виду, что средневековое ремесло, основанное на ручном труде, требовало продолжительного обучения. Этот срок в разных цехах колебался от 4 до 7 лет (в некоторых цехах он доходил до 10—12 лет). При таком длительном сроке обучения мастер мог использовать ученика в качестве бесплатной рабочей силы, притом достаточно квалифицированной. После окончания срока ученичества он должен был поработать подмастерьем, прежде чем открыть свое дело; удлинялись также сроки ученичества; по окончании срока ученик должен был сдать экзамен на звание мастера, уплатив крупный вступительный взнос в кассу цеха, а кроме этого, устроить